Виды международного контроля за выполнением международного договора



Средства обеспечения международных договоров

Как уже отмечалось (см. главу 1), особенностью международного права является отсутствие общепризнанных надгосударственных механизмов принуждения. Поэтому средства обеспечения (неукоснительного выполнения) международных договоров также по своей природе носят согласительный характер. Сами государства, заинтересованные в соблюдении принципа добросовестного выполнения международных обязательств, создают и общими усилиями поддерживают функционирование соответствующих механизмов.

К средствам обеспечения международных договоров традиционно относят меры международного контроля, институт международно-правовой ответственности, меры международного принуждения, деятельность судебных и арбитражных органов, институт международных гарантий, а также внутригосударственные средства.

Международный контроль за реализацией международных договоров осуществляется в различных формах. Наиболее показательна здесь деятельность международных органов, учрежденных соответствующими соглашениями специально для того, чтобы осуществлять контроль за их выполнением. Например, в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 года был создан Комитет по правам человека. Главная цель Комитета — наблюдение за соблюдением государствами закрепленных в Пакте прав и свобод личности. Создание соответствующих комитетов было предусмотрено Конвенцией о правах ребенка 1989 года, Конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации и т. д. Наблюдение за выполнением Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 года осуществляется учрежденной самой же Конвенцией Конференцией сторон — периодически функционирующим органом. В ряде случаев контроль за выполнением договора возлагается на уже существующие международные органы. Так, Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам 1994 года возложила наблюдение за выполнением ее положений на Комиссию по правам человека, учрежденную в соответствии с Уставом СНГ.

Помимо специальных контрольных органов, международный контроль за выполнением международных договоров могут осуществлять иные структуры, изначально созданные для других целей. В данном случае контрольные функции являются не основным, а дополнительным направлением их деятельности. Наиболее часто такая практика встречается в деятельности различных международных организаций. Общепризнанно, что любая международная организация вправе через свои руководящие органы осуществлять контроль за реализацией международных договоров, заключенных под ее эгидой. Вместе с тем, известны случаи, когда контроль возлагается на международную организацию в силу специфики ее деятельности. Например, контроль за соблюдением Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года осуществляется инспекторами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Другая форма международного контроля — совместные и национальные инспекции, создаваемые самими государствами — участниками соответствующего соглашения. Деятельность таких инспекций носит международный характер, так как их полномочия закреплены в международно-правовых документах. Например, статья 10 Соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы (участники — Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Китай) предусматривает, что в целях обеспечения осуществления и соблюдения Соглашения каждая сторона имеет право проводить и берет на себя обязательство не более трех раз в год принимать инспекции и проверки. Аналогичные положения содержат Протокол об инспекциях и деятельности по непрерывному наблюдению в связи с Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, Протокол о процедурах, регулирующих переоборудование или ликвидацию средств, подпадающих под действие Договора между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (оба Протокола были приняты 31 июля 1991 года). Вместе с тем, способы обеспечения соглашений в области международной безопасности имеют определенную специфику (см. главу 16). Сюда же примыкает институт международных наблюдателей, также нередко выполняющих функции международного контроля за выполнением договоров.

Некоторые международные соглашения предусматривают смешанные формы контроля за их реализацией (например, через международные органы и периодические инспекции). На практике встречаются ситуации, когда процедура контроля устанавливается не самим договором, а дополняющими его актами. Например, в рамках СНГ было заключено Соглашение об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами-участниками Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года (ратифицировано Казахстаном 2 апреля 2001 года). Впоследствии был принят Протокол о порядке осуществления контроля за целевым использованием продукции военного назначения, поставляемой в рамках Соглашения (Протокол был ратифицирован Казахстаном 12 марта 2004 года).

Институт международной ответственности также, помимо прочего, призван обеспечивать соблюдение государствами и другими субъектами международного права своих договорных обязательств. Как средство обеспечения международных договоров институт ответственности носит в большей степени восстановительный характер, так как вступает в силу уже после совершенного международного деликта. Вместе с тем, нельзя отрицать и определенное превентивное (профилактическое) значение международной ответственности. Стремление избежать ответственности, предусмотренной в случае нарушения договора, является одним из стимулов должного поведения государства на международной арене. Более подробно о формах и видах международно-правовой ответственности — в главе 12.

С институтом международной ответственности тесно связано такое средство обеспечения выполнения договоров, как меры международного принуждения. В отличие от национального права, в международном праве меры принуждения всегда применяются как способ пресечения противоправных действий или привлечения нарушителя к ответственности. В последнем случае принуждение может выступает в качестве средства обеспечения международного договора. Вообще, во всех случаях, когда государство нарушило какое-либо обязательство договорного происхождения, применяемое к нему принуждение является способом обеспечения соответствующего договора. По своему содержанию меры международного принуждения могут быть вооруженными и невооруженными, коллективными и единоличными (например, в случае самообороны или репрессалий), а по происхождению — договорными и внедоговорными. Особую роль играют меры принуждения, предусмотренные Уставом ООН. Теоретически любое государство, участвующее в каком-либо договоре, вправе прибегнуть к помощи таких принудительных мер в рамках ООН в случае нарушения другим государством условий данного договора. В доктрине международного права нет единой точки зрения по вопросу о правомерности внедоговорного и особенно превентивного принуждения. По всей видимости, обе разновидности принуждения не должны использоваться в качестве средства обеспечения международных договоров.

Большое значение для обеспечения исполнения международных соглашений имеет деятельность международных судебных и арбитражных органов. Их главное предназначение — разрешение споров между государствами мирными средствами. Такие споры не всегда связаны с договорной практикой государств. Однако если спор основан на каком-либо договоре, то есть связан с его заключением, толкованием, применением и т.п., решение суда или арбитража следует рассматривать в контексте обеспечения соответствующего договора. Например, статья 66 Венской конвенции 1969 года предусматривает процедуру судебного и арбитражного разбирательства в тех случаях, когда государства не смогли урегулировать спор, касающийся недействительности, прекращения, приостановления действия договора или выхода из него. Данная норма воспринята многими соглашениями: судебные или арбитражные процедуры в качестве способа решения спора между участниками предусмотрены в самых различных договорах. Например, согласно Токийской конвенции о преступлениях и некоторых других действиях, совершенных на борту воздушного судна, любой спор между договаривающимися сторонами, неурегулированный путем переговоров, будет передаваться на арбитраж, а затем — в Международный Суд ООН.

Институт международных гарантий как средство обеспечения договора представляет собой официальное поручительство какого-либо третьего государства (группы государств, реже — международной организации) за соблюдение участниками договора своих договорных обязательств. Например, Лига Наций и ООН в свое время выступали гарантами соблюдения предусмотренного международными договорами статуса отдельных вольных городов. Следует иметь в виду, что правовое положение гаранта международного договора не регулируется международным правом. В частности, весьма спорен вопрос о возможности привлечения гаранта к ответственности в случае уклонения участника договора от исполнения своих обязанностей. Как показывает практика, для обеспечения договора большее значение имеет политический авторитет государства, предоставляющего свои гарантии.

Внутригосударственные средства обеспечения международных договоров могут предусматриваться как в самих договорах, так и в национальном законодательстве участников. Например, согласно Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года все государства-участники обязаны признать уголовными преступлениями согласно своему законодательству перечисленные в статье 3 Конвенции действия. Согласно статье 20 Закона 2005 года, каждый действующий международный договор Республики Казахстан подлежит обязательному и добросовестному выполнению республикой. В случае коллизии международных договоров Республики Казахстан с ее законами международные договоры подлежат изменению, приостановлению или прекращению их действия. Президент Республики Казахстан и Правительство Республики Казахстан принимают меры по обеспечению выполнения международных договоров Республики Казахстан. Центральные государственные органы Казахстана в пределах своей компетенции обеспечивают выполнение обязательств, принятых по международным договорам республикой, наблюдают за осуществлением принадлежащих Республике Казахстан прав, вытекающих из таких международных договоров, и за выполнением другими участниками международных договоров их обязательств.

Общее наблюдение и контроль за выполнением международных договоров Республики Казахстан осуществляет Министерство иностранных дел Республики Казахстан.

В случае нарушения обязательств по международному договору другими его участниками государственные органы, непосредственно подчиненные и подотчетные Президенту Республики Казахстан, по вопросам своей компетенции по согласованию с МИДом вносят Президенту Республики Казахстан предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями самого договора. Аналогичные предложения могут вноситься центральными исполнительными органами Республики Казахстан по вопросам своей компетенции в Правительство Республики Казахстан.

В случае нарушений международных договоров Республики Казахстан другими их участниками, а также в иных случаях, предусмотренных нормами международного права, действие таких международных договоров может быть прекращено или приостановлено (пункт 2 статьи 21 Закона).

Контрольные вопросы

1.Какой документ является главным источником права международных договоров?

2.Что такое международный договор?

3.Перечислите основные виды международных договоров.

4.Назовите стадии заключения международных договоров.

5.Что такое ратификация, денонсация, пролонгация, реновация?

6.Перечислите основания недействительности международных договоров.

7.Что такое поправка к договору?

8.Каковы основания прекращения и приостановления действия международных договоров?

9.Назовите основные средства обеспечения международных договоров.

10.Каков порядок заключения международных договоров Республики Казахстан?

Литература

Евинтов В. И. Многоязычные договоры в современном международном праве. — Киев, 1981.

Каламкарян Р. А. Фактор времени в праве международных договоров. — М., 1989.

Лукашук И. И. Стороны в международных договорах. — М., 1966.

Лукашук И. И. Форма международных договоров. — М., 2001.

Талалаев А. Н. Право международных договоров: общие вопросы. — М., 1980.

Талалаев А. Н. Право международных договоров: действие и применение. — М., 1985.

Талалаев А. Н. Право международных договоров: договоры с участием международных организаций. — М., 1989.

Тиунов О. И. Принцип соблюдения договоров в международном праве. — Пермь, 1976.

Ульянова Н. Н. Общие многосторонние договоры в современных международных отношениях. — Киев, 1981.

Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарий. Сост. и автор комментария Талалаев А. Н. — М., 1997.

Шуршалов В. М. Право международных договоров: учебное пособие. М., 1979.

Действующее международное право. В трех томах. — Т.1. — М., 1996.

Klabbers J. The Concept of Treaty in International Law. The Hague, 1996.

Источник

Формы и механизм международно-правового контроля за соблюдением международных договорных обязательств государств

Устинова Елена Юрьевна — соискатель (окончила аспирантуру кафедры международного права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова).

Прежде всего следует отметить, что объектом рассмотрения в настоящей статье является международно-правовой контроль, который понимается как основанная на международном соглашении и осуществляемая в соответствии с основными принципами и нормами международного права деятельность субъектов международного права или созданных (уполномоченных) ими органов по проверке соблюдения государствами международных обязательств с целью обеспечения их надлежащего выполнения. При этом внимание фокусируется на международном контроле за соблюдением международных договорных обязательств государств как основных субъектов международного права.

Специфика положений международного договора, его объект и содержание, количество договаривающихся государств, уровень доверия между ними и особенности их взаимоотношений, а также другие факторы определяют особенности организации и осуществления международного контроля, что формирует контрольный механизм конкретного международного соглашения. Механизм реализации международного контроля охватывает совокупность различных методов и приемов, которыми оперируют субъекты контрольной деятельности, и основные закономерности их взаимодействия, посредством которых осуществляется и проявляется международный контроль. Закономерности осуществления международного контроля зависят во многом от способа организации международной контрольной деятельности, то есть от формы международного контроля по конкретному соглашению. Форма международного контроля представляет собой оболочку, внутри которой функционирует конкретный контрольный механизм. Таким образом, исследование механизма международного контроля в рамках настоящей статьи предполагает анализ форм организации международного контроля, основных методов его осуществления, а также основных закономерностей их взаимодействия в процессе контроля.

Форма международного контроля представляет собой организационно обособленные проявления данного явления, способ организации контрольной деятельности. Следует отметить, что за основу выделения форм контроля ряд ученых принимают его организационную структуру и, таким образом, говорят об осуществлении контроля государствами, в рамках международных организаций и специальными договорными органами . Действительно, каждый из названных случаев имеет определенную специфику. Вместе с тем организация международного контроля в рамках международных организаций и осуществление его специальными договорными органами имеет общие черты. В обоих случаях контрольная деятельность протекает в рамках институционных образований — международных органов в широком смысле и, таким образом, имеет институционный характер. Учитывая это, говоря о формах международного контроля, более точным представляется акцентировать внимание не столько на субъектах, осуществляющих международную контрольную деятельность, сколько на способе ее организации. В таком случае следует выделять простую (не институционную) и институционную формы международного контроля. В рамках простой формы рассматривается осуществление международного контроля государствами . Институционный контроль осуществляется международными органами в широком смысле: международными организациями и специально создаваемыми договорными органами (так называемыми специальными контрольными органами, создаваемыми государствами в соответствии с положениями международных договоров для проверки соблюдения принятых обязательств) .

См.: Валеев Р.М. Контроль в современном международном праве. Казань, 2003. С. 99 — 101; Котляров И.И. Международный контроль с использованием космических средств. М., 1981. С. 10.
Предусмотрено, в частности, Договором об Антарктике от 1 декабря 1959 года, Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 27 января 1967 года, Конвенцией о сохранении ресурсов минтая и управлении ими в центральной части Берингова моря от 16 июня 1994 года.
В данной связи наиболее часто упоминаются ООН, МОТ, ВОЗ, ЮНЕСКО, МАГАТЭ.
В том числе конвенционные органы по правам человека (например, Комитет по правам человека по Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, Комитет по правам ребенка по Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 года), консультативные комиссии по договорам о разоружении (например, Специальная контрольная комиссия по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 8 декабря 1987 года (в дальнейшем — Договор РСМД 1987 года), Совместная консультативная группа по Договору об обычных вооруженных силах в Европе от 19 ноября 1990 года (в дальнейшем — Договор ОВСЕ 1990 года)), Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики по Конвенции по сохранению морских живых ресурсов Антарктики от 20 мая 1980 года, Комиссия по анадромным видам рыб в северной части Тихого океана по Конвенции о сохранении запасов анадромных видов рыб в северной части Тихого океана от 11 февраля 1992 года.

Читайте также:  Договор подряда со 100 процентной предоплатой образец

В международной договорной практике нередки случаи сочетания двух форм контроля в рамках одного договора. Следует отметить, что в таких случаях не возникает новой формы организации международного контроля : контроль продолжает осуществляться (на определенных этапах или в определенные промежутки времени) либо в простой, либо в институционной форме. Речь идет о возможности сочетания обеих форм контроля в рамках одного договора. При этом в зависимости от условий договора могут устанавливаться различные комбинации форм контрольной деятельности, что и определяет особенности организации и осуществления контроля по конкретному международному договору. Например, контроль может протекать параллельно в обеих формах, и выводы, полученные в результате применения национальных средств, могут использоваться международным органом, в рамках которого также осуществляются определенные контрольные мероприятия. Так, согласно большинству соглашений в области разоружения и ограничения вооружений между СССР/Российской Федерацией и США международный контроль осуществляется государствами — участниками в неинституционной форме. Одновременно с этим предусмотрено создание на паритетных началах консультативных органов для содействия осуществлению соглашений, в рамках которых государства-участники рассматривают в том числе вопросы, связанные с соблюдением или возможным обходом положений договоров. Одна из форм контроля может дополнять другую и задействоваться государствами-участниками в случае необходимости. Например, согласно Договору о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения от 11 февраля 1971 года проверку, в соответствии с его положениями, может проводить любое государство-участник своими собственными средствами, или при полном или частичном содействии любого другого государства-участника, или посредством соответствующих международных процедур в рамках ООН и в соответствии с ее Уставом (статья III, параграф 5). Аналогичные положения включены в Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах от 5 декабря 1979 года (статья 15, параграф 1).

В теории международного права есть мнение, что случаи сочетания национальных и так называемых международных процедур проверки представляют собой самостоятельную форму контроля (Коррадини А. Контроль и соблюдение // Разоружение. Периодический обзор, подготовленный Организацией Объединенных Наций. Vol. XII. N 2. 1989. P. 207; Котляров И.И. Указ. соч. С. 11, 22, Осипов Г.А. Международно-правовые проблемы контроля за ограничением вооружений и разоружением. М., 1989. С. 20). Такой контроль называют еще смешанным.
В дальнейшем — Договор о морском дне 1971 года (текст Договора см.: Действующее международное право. В 3-х т. / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Т. 2. М., 1997. С. 404 — 407).
В дальнейшем — Соглашение о Луне 1979 года (1363 UNTS 3, 1984).

Подобные схемы, открывая простор для комбинирования институционных и неинституционных механизмов контроля, предоставляют возможность использовать в необходимых случаях потенциал международных органов, реализовав при этом устремления государств-участников осуществлять контроль самостоятельно. Результатом становится сложный, комплексный характер контрольного механизма такого договора.

Средства и методы международного контроля.

Существует большое разнообразие методов и технических средств, с помощью которых или посредством которых осуществляется международный контроль. Рамки настоящей статьи не позволяют рассмотреть данный вопрос в полном объеме, поэтому мы затронем лишь наиболее актуальные или дискуссионные аспекты данной проблемы.

В качестве методов международного контроля, под которыми понимаются конкретные способы осуществления контрольной деятельности, совокупность приемов и способов осуществления контрольных мероприятий, в настоящее время применяются доклады и отчеты о выполнении договоров, обмен информацией, наблюдение, инспекции, расследование, проведение консультаций и другие. Ряд ученых в качестве методов международного контроля называют также судебный и арбитражный контроль (рассмотрение нарушений международных обязательств международными судебными учреждениями и органами международного арбитража) или петиции и жалобы, которые могут рассматриваться как созданными в соответствии с положениями соответствующих международных договоров комитетами, так и международными судебными органами . Однако в доктрине международного права есть и другие мнения. Так, О.И. Тиунов рассмотрение международными договорными органами жалоб, петиций, обращений отдельных лиц и групп на нарушение их прав, в том числе процедуру рассмотрения индивидуальных жалоб в Европейском суде по правам человека, не относит к международному контролю, рассматривая эти процедуры как самостоятельный способ обеспечения обязательств в сфере прав человека . Автор настоящей статьи, разделяя точку зрения О.И. Тиунова, не относит так называемый международный судебный и арбитражный контроль, а также рассмотрение специальными договорными органами обращений государств и индивидуальных жалоб к методам международного контроля, разграничивая их по функциональному назначению и рассматривая данные институты как самостоятельные международно-правовые процедуры обеспечения соблюдения международных обязательств. Дело в том, что, прежде всего, создание соответствующих судебных учреждений и введение процедур жалоб предпринимается в целях обеспечения соблюдения соответствующих конвенционных обязательств в целом, а не только в целях их проверки (см. ст. 19 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года в редакции Протокола N 11 от 11 мая 1992 года, преамбулу Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года). С учетом этого обстоятельства следует констатировать, что хотя общая конечная цель данных институтов и международного контроля состоит в обеспечении соблюдения обязательств по соответствующему международному договору, данные институты преследуют цели и решают задачи более широкие , нежели международный контроль в собственном смысле. Так, рассмотрение жалоб государств направлено на то, чтобы посредством прежде всего миролюбивого урегулирования вопроса на основе соблюдения положений соответствующего соглашения побудить государство, допустившее конкретные случаи ущемления прав человека, соблюдать международные обязательства (см., например, ст. 11 и 12 Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 года). Процедуры рассмотрения индивидуальных жалоб нацелены прежде всего на восстановление нарушенного права индивида и обеспечение возможности для реализации прав индивидов в соответствующем государстве, а также побуждение государства к выполнению соответствующих обязательств. Первоочередной мерой здесь также является дружеское урегулирование вопроса на основе уважения прав человека (см., например, ст. 38 и 39 Европейской конвенции о правах человека 1950 года в редакции Протокола N 11 от 11 мая 1992 года). Непосредственная же задача международного контроля как специфического средства обеспечения соблюдения обязательств — проверить, соблюдаются ли соответствующие международные обязательства, и с максимальной точностью определить степень их соблюдения, а также способствовать их соблюдению через обеспечение надлежащего уровня проверки. Следует отметить, что проверка соблюдения обязательств, безусловно, осуществляется в ходе рассмотрения индивидуальных жалоб и обращений государств международными судебными учреждениями и договорными органами, однако она имеет прикладной характер: предпринимается в целях урегулирования ситуации и рассмотрения конкретной жалобы или обращения. Все сказанное подтверждает, что данные процедуры следует рассматривать как самостоятельные международно-правовые меры обеспечения соблюдения международных обязательств.

Броунли Я. Международное право в 2-х книгах. Т. 2. М., 1977. С. 437 — 445; Валеев Р.М. Указ. соч. С. 106 — 107 и 131 — 138; Моравецкий В. Функции международных организаций. М., 1976. С. 177 — 178; Радойнов П. Правотворческие функции на международните организации. София, 1975. С. 189 — 192.
Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев, 1980. С. 181; Котляров И.И. Указ. соч. С. 23; Геворкян А. Обзор функций контроля за соблюдением договоров в сфере прав человека // Российский ежегодник международного права. 2004. СПб., 2005. С. 77 — 89; Chowdhury T.M.R. Legal Framework of International Supervision. (Doctoral Dissertation Department of I.L. University of Stockholm). Edsbruk, 1986. P. 209 — 230.
См.: Тиунов О.И. Международное гуманитарное право. М., 1999. С. 175, 178 — 183.
См., например: Mullerson R. The Effciency of the Individual Complaint Procedures: the Experience of CCPR, CERD, CAT and ECHR. Monitoring Human Rights in Europe: Comparing International Procedures and Mechanisms / Ed. by A. Bloed. 1993. P. 26 — 28.
По оценке А. Геворкяна, основной целью процедур жалоб является предоставление жертве международного средства правовой защиты в случае конкретных нарушений (Геворкян А. Указ. соч. С. 89).
В дальнейшем — Европейская конвенция о правах человека 1950 года.

Говоря о методах международного контроля в целом, необходимо особо подчеркнуть, что многообразие потенциальных методов международного контроля обусловливает необходимость при разработке систем контроля по конкретному международному договору учитывать специфику определенного метода для решения задач договора, с тем чтобы выбрать оптимальный способ осуществления контрольных мероприятий. Отсюда очевидна важность детальной проработки вопросов международного контроля при заключении международного договора. Международно-правовая практика идет по пути комбинирования различных методов международного контроля, когда в рамках договора разные методы контроля дополняют друг друга. Так, в рамках Договора об Антарктике от 1 декабря 1959 года в качестве методов международного контроля применяются обмен информацией, инспекции, наблюдение, консультации, по Договору о морском дне 1971 года — наблюдение, консультации, запросы к государствам-участникам, инспекции. Договор ОВСЕ 1990 года предусматривает в этих целях обмен информацией, инспекции, наблюдение с использованием НТСК, рассмотрение вопросов в рамках Совместной консультативной группы.

Комбинирование методов международного контроля, позволяя усилить достоинства избранных методов и в какой-то степени минимизировать их недостатки, способствует более эффективному осуществлению контроля и реализации целей договора в целом.

Основные закономерности осуществления международного контроля.

Закономерности осуществления международного контроля представляется целесообразным рассматривать в зависимости от способа организации международной контрольной деятельности, т.е. от формы международного контроля по конкретному соглашению.

Международный неинституционный контроль. Международный неинституционный контроль базируется на применении национальных технических средств (НТС, НТСК) и деятельности национальных государственных органов и уполномоченных должностных лиц.

НТС следует охарактеризовать как технические устройства, находящиеся под контролем государства-участника и применяемые для дистанционного наблюдения за соблюдением международных договоров другими участниками. НТСК обладают неоценимыми достоинствами, которые объясняют широкое применение данных средств и их незаменимость при осуществлении контроля в определенных областях. Данные технические средства позволяют собирать информацию об объектах, удаленных на значительное расстояние, не требуют физического присутствия проверяющего персонала на территории или объектах проверяемого государства и эксплуатируются государствами самостоятельно. На выбор технических средств влияют многие факторы, в том числе содержание и специфика соглашения и регулируемого им объекта, объективные факторы (погодные условия, время суток предполагаемого использования), величина допустимых расходов, уровень развития техники и другие. Применение конкретного вида технических устройств может быть закреплено международным договором либо определяться сторонами в рамках договора исходя из целесообразности. Учитывая преимущества и недостатки конкретных технических систем, там, где это целесообразно, следует использовать возможности комбинирования различных средств с целью более эффективного использования достоинств и минимизации недостатков каждого из них.

Поскольку НТСК могут использоваться и в целях национального контроля, следует особо подчеркнуть, что данные средства рассматриваются как средства международного контроля в тех случаях, когда они интегрированы в общий процесс международного контроля, то есть когда можно выявить совместность усилий государств-участников в осуществлении контроля с использованием данных средств. Включение НТСК в систему международного неинституционного контроля происходит посредством международно-правовой регламентации использования данных средств в целях контроля, совместности усилий государств-участников на этапе применения НТСК с целью сбора информации о соблюдении договора, а также через возможные процедуры совместной оценки и использования полученных данных в соответствии с договором. Международно-правовое регулирование применения НТСК в целях международного контроля проявляется в согласовании в международном договоре возможности, условий и рамок применения данных средств. Характерно, что в качестве условий применения НТСК международные договоры обычно предусматривают встречные обязательства каждого из государств-участников: 1) не чинить помех национальным техническим средствам контроля другой стороны, выполняющей свои функции в соответствии с положениями договора, и 2) не применять преднамеренные меры маскировки, затрудняющие осуществление контроля за соблюдением положений договора национальными техническими средствами другой стороны . Эти положения играют важную роль, устанавливая общие правила применения НТСК в целях международного контроля. Данные положения подтверждают также факт сотрудничества государств на этапе применения НТСК, которое проявляется в воздержании проверяемого государства от негативных действий, препятствующих согласованному применению технических средств государства-партнера. Кроме того, эти положения подтверждают и возможность совместной оценки и использования полученных таким образом данных. Решение о соблюдении обязательств, в особенности когда сомнений в этом не возникает, может приниматься каждой из сторон. Совместный характер действий сторон в этом случае проявляется в процессе консультаций и встреч государств-участников напрямую или в рамках создаваемых по договорам консультативных органов либо подразумевается через отсутствие возражений другой стороны. При возникновении сомнений в соблюдении обязательств данные, полученные в результате надлежащего использования НТСК, могут быть представлены соответствующему государству-участнику для выяснения возникших вопросов. Последний же будет вынужден дать по ним объяснения. Таким образом, полученные с применением НТСК данные рассматриваются как допустимые доказательства в процессе международного контроля . В ходе рассмотрения представленных партнером данных неизбежно дается юридическая оценка установленным фактам (оценка государства, собравшего информацию, подтверждается или опровергается). Совместность оценки в этом случае может быть или предполагаемой (при отсутствии возражений второй стороны ), либо фактической (если проходит, к примеру, в ходе консультаций или встреч государств). Все сказанное свидетельствует о сотрудничестве государств и совместности их усилий в связи с контролем даже в случае осуществления международного контроля с использованием НТСК.

Читайте также:  Договор покупки транспортного средства бланк

Договор РСМД 1987 года (статья XII, § 2); Договор ОВСЕ 1990 года (ст. XV, § 1); Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений от 31 июля 1991 года (в дальнейшем — Договор СНВ-1 1991 года) (статья IX, § 2, 3) и другие.
Если полученная с помощью НТС информация предназначена для внутреннего пользования собравшего ее государства и доступ другого государства-участника к такой информации в ее первичном виде не предполагается, данные обстоятельства будут свидетельствовать о применении НТСК в целях национального контроля. В этом случае государство-партнер не обязано принимать к рассмотрению полученные таким образом данные.
Факт принятия проверяемым государством предъявленных ему данных, полученных в результате надлежащей процедуры применения НТСК государства-партнера, означает признание оценки эксплуатирующего НТСК государства, если при этом проверяемое государство не выдвигает возражений относительно правомерности процедуры сбора данных.

В отличие от НТСК, которые, как правило, располагаются вне территории проверяемого государства, осуществляющие контроль должностные лица/органы проверяющего государства выполняют свои функции на территории или объекте проверяемого государства в непосредственном контакте с его представителями. При этом проверка может проводиться представителями одного государства при содействии другого государства либо совместно представителями нескольких государств. В первом случае речь идет об инспекции и деятельности по наблюдению на месте, осуществляемой иностранными инспекторами или наблюдателями на территории или объектах проверяемого государства. Во втором случае речь идет о совместных инспекциях, осуществляемых представителями двух (или большего числа) сторон договора, консультациях, предоставлении данных, обмене информацией и других подобных мерах.

С точки зрения состава инспекционных групп или субъектов, осуществляющих инспекцию, при осуществлении неинституционного контроля можно выделить взаимные, коллективные и совместные инспекции. Взаимные инспекции заключаются в посещении группами инспекторов одного государства-участника территории или объектов другого государства-участника для контроля за соблюдением последним его обязательств по договору . Среди инспекций, проводимых несколькими государствами-участниками, различаются коллективные и совместные инспекции. Коллективные инспекции осуществляются представителями нескольких государств-участников в отношении третьего государства-участника . Инспекции могут осуществляться совместно представителями всех сторон договора в отношении определенных объектов. Примеры совместных инспекций можно найти в договорах о границах .

В качестве примеров можно назвать инспекции по Договорам РСМД 1987 года, ОВСЕ 1990 года, СНВ-1 1991 года, Договору об Антарктике от 1 декабря 1959 года, инспекции наблюдателями, назначенные любым государством — членом Комиссии по минеральным ресурсам Антарктики согласно Конвенции по регулированию минеральных ресурсов Антарктики от 2 июня 1988 года (статьи 11 и 12, § 1″a»), а также инспекции государств-участников по Конвенции о сохранении ресурсов минтая и управлении ими в центральной части Берингова моря от 16 июня 1994 года.
О возможности проведения коллективных инспекций упоминается в Договоре ОВСЕ 1990 года (ст. XIV, § 4) и Соглашении о Луне 1979 года (ст. 15, § 1).
Например, в Договоре о режиме советско-чехословацкой границы, сотрудничестве и взаимной помощи по пограничным вопросам от 10 февраля 1973 года (статья 9) и Договоре между Австрией и Чехословакией, касающемся общей границы, от 21 декабря 1973 года (статья 22).

Особой разновидностью инспекций являются инспекции, проводимые одним из государств-участников по договорам со специфическим распределением контрольных полномочий государств-участников.

Следует отметить, что по большинству международных договоров контрольные полномочия всех участников идентичны. В такой ситуации каждое государство-участник вправе проводить определенные мероприятия по контролю в отношении любого другого государства-участника и обязано принимать соответствующие мероприятия, проводимые в отношении его любым государством-участником . Вместе с тем взаимность в осуществлении контроля и идентичность прав и обязанностей государств — участников международного договора по осуществлению международного контроля — не единственный возможный вариант распределения контрольных полномочий. Конкретные права и обязанности государств в процессе реализации международного контроля могут различаться. В данной связи можно упомянуть ряд договоров о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии, в том числе Соглашение между Правительством США и Правительством Республики Индонезия о сотрудничестве по использованию атомной энергии для гражданских нужд от 8 июня 1960 года, Договор между США и Республикой Корея о сотрудничестве по использованию атомной энергии для гражданских нужд от 24 ноября 1972 года, Соглашение между Японией и Австралией о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии от 21 февраля 1972 года. Так называемая односторонность предмета договора и вытекающих из него прав, по которым одна сторона предоставляет ядерные материалы, а другая получает их и обязуется использовать соответствующим образом, определяет и кажущуюся односторонность контроля за их соблюдением, поскольку контроль возложен на государство, предоставляющее ядерные материалы. В этой связи в научной литературе встречается оценка таких соглашений как противоречащих принципу суверенного равенства государств .

Такие положения предусмотрены, в частности, Соглашением о Луне 1979 года, Договором о морском дне 1971 года, Договором ОВСЕ 1990 года, Договором по открытому небу от 24 марта 1992 года (см.: Действующее международное право. В 3-х т. Т. 2. С. 502 — 537).
См.: Котляров И.И. Указ. соч. С. 35; Малинин С.А. Там же. С. 48 — 49.

В действительности осуществление контроля по подобным договорам имеет не односторонний, а совместный характер. Совместность усилий государств в процессе контроля в данном случае проявляется через встречные действия проверяемого государства по содействию осуществлению контроля, непрепятствованию контролю и подчинению ему. Проверяющее же государство действует в интересах обеих сторон договора.

Дифференцированное распределение контрольных полномочий предусматривается также рядом рыболовных соглашений, в особенности когда речь идет о рыбном промысле в водах, прилегающих к побережью одного из государств-участников. Так, согласно Соглашению о промысле креветок между Бразилией и США от 9 мая 1972 года и аналогичному Соглашению от 14 марта 1975 года контроль за соответствием промысла согласованным положениям возложен на бразильские власти, которые в состоянии осуществлять эффективное присутствие в районе соглашения (ст. V, п. 1) . Сходные принципы организации контроля содержатся в Договоре между Бразилией и Барбадосом о промысле креветок от 28 февраля 1975 года (статьи IV — V и X) . В рассмотренных случаях при распределении контрольных полномочий сторонами взят за основу фактор реального присутствия в районе договора и соответственно возможность эффективно осуществлять контроль.

New Directions in the Law of the Sea Documents. Vol. 1. N.Y., 1973. P. 452 — 457 и 14 ILM 909 — 914, 1975 (соотв.).
938 UNTS 45, 1976. N 14623.

Еще один возможный пример договоров со специфическим распределением прав и обязанностей по международному контролю — пограничные соглашения. Так, в соответствии с Соглашением между правительствами Нидерландов и ФРГ о поддержании демаркационных знаков общей границы от 30 октября 1980 года Договаривающиеся Стороны по очереди, в течение трехлетнего периода каждая, отвечают за инспектирование пограничных знаков и инструктаж компетентных властей, осуществляющих наблюдение за состоянием разметки в целях устранения любых дефектов. Осуществляющая контроль Сторона должна информировать другую Сторону о результатах наблюдения и случаях устранения дефектов (ст. 6).

Подводя итог сказанному, следует отметить, что все государства — участники международного договора имеют равное право участвовать в международном контроле за соблюдением положений данного договора. Конкретная же регламентация правомочий и обязательств договаривающихся государств, по справедливому утверждению Г.В. Игнатенко, зависит от реального положения конкретного государства, объекта и целей договора и многих других факторов . В данной связи особенно важно, чтобы при заключении международного договора были учтены интересы всех договаривающихся государств. При условии свободного волеизъявления договаривающихся государств на заключение договора индивидуализируемый ими вариант распределения конкретных прав и обязанностей сторон является реализацией принципа суверенного равенства государств и способом осуществления их равного права на участие в осуществлении международного контроля.

Курс международного права. В 7 т. Т. 2. М., 1989. С. 58 — 60.

В любом случае, как было показано, деятельность государств — участников международного договора в процессе осуществления международного неинституционного контроля имеет совместный характер. Совместность усилий при этом может проявляться в большей или меньшей степени в зависимости от избранных методов, принимая форму непосредственного контакта сторон в ходе проверок на месте либо опосредованного взаимодействия в процессе применения НТСК через согласование в международном договоре возможности, условий и рамок применения данных средств, воздержание от негативных действий, препятствующих применению технических средств государства-партнера, и возможные процедуры совместной оценки и использования полученных данных в соответствии с договором.

Международный институционный контроль. Прежде всего следует обратить внимание на преимущества институционной формы организации международного контроля, которая придает этому процессу более организованный и постоянный характер и открывает возможности для более тесного и долговременного сотрудничества сторон. По справедливому замечанию Т. Чодхури, длящийся, постоянный характер контроля является фактором, повышающим качество процесса контроля в рамках международных организаций . Кроме того, институционный контроль более объективен по своей природе, нежели контроль государств, которые руководствуются прежде всего собственными интересами. Вместе с тем необходимо учитывать, что объективность институционного контроля относительна в силу извечного противоборства двух тенденций, влияющих на деятельность любого международного органа: зависимость от государств — членов международной организации или государств — участников международного договора (применительно к договорному органу) и необходимость определенной беспристрастности для выполнения их функций. Международные органы призваны проводить согласованную политику общих интересов в отношении государств-участников и в силу этого должны быть относительно независимы от интересов отдельных государств. В то же время международные органы зависят от входящих в них государств, что может проявляться в разных аспектах. Существование любого международного органа, таким образом, — это компромисс между двумя крайностями.

Chowdhury T.M.R. Op. cit. P. 325.

Теоретическое различие в организационных аспектах между контролем в рамках международных организаций, обладающих разветвленной системой органов с определенной компетенцией, и контролем, осуществляемым специальными договорными органами, как правило, не обладающими подобной структурой, во многом стирает проявляющаяся в последнее время тенденция к созданию специальных договорных органов с развитой организационной системой, подобной международным организациям (как, например, Организация по запрещению химического оружия по Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 13 января 1993 года и Организация по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний от 24 сентября 1996 года).

В дальнейшем — Конвенция о запрещении химического оружия 1993 года.

Что касается организационной структуры институционного контроля, то функции международного контроля могут входить в компетенцию различных органов международных организаций и договорных органов с разветвленной структурой . На практике непосредственным осуществлением международного контроля чаще занимаются административные органы (Департамент гарантий Секретариата и штат инспекторов МАГАТЭ), а также комитеты и комиссии по специальным вопросам (Комитет экспертов и Комитет конференции МОТ, Комитет по экономическим, социальным и культурным правам). Вопросы международного контроля могут относиться и к компетенции исполнительных органов (Административный совет МОТ).

Следует отметить, что в компетенцию главного органа международной организации входит рассмотрение всех важных вопросов ее деятельности, поэтому теоретически этот орган вправе рассматривать вопросы международного контроля, даже если эта функция входит в компетенцию какого-либо другого органа организации (что касается ООН, то компетенция ее главных органов строго разграничена).

Соотношение упомянутых выше тенденций в деятельности органов контроля в конечном счете определяет, кто непосредственно займется контролем в том или ином международном органе, а также выбор метода осуществления международного контроля. Как отмечают в данной связи Н. Блоккер и С. Мюллер, извечное стремление государств-участников контролировать тем или иным образом контрольные организации сталкивается со все более осознаваемой ими потребностью в более объективном контроле, который в меньшей степени отражал бы властные отношения в мире . Следует выделить два основных способа формирования контрольных органов: из представителей государств-членов и физических лиц, действующих в личном качестве. И если первые ответственны перед своим правительством, то вторые являются независимыми и должны быть беспристрастны при выполнении своих обязанностей. Государства-участники обязаны уважать строго международный характер таких должностных лиц и не пытаться оказывать на них влияния при исполнении ими своих обязанностей. Следует отметить, что контроль, осуществляемый представителями правительств, имеет более выраженный политический характер, поскольку политические интересы там могут доминировать над правовыми оценками. Контрольные органы, формируемые из независимых лиц, в меньшей степени подвержены влияниям политики, поэтому контроль становится более объективным и в большинстве случаев, по выражению Н. Блоккера и С. Мюллера, «более» юридическим . В данной связи следует подчеркнуть, что для успешного функционирования международного контроля влияние права и политики на этот процесс необходимо как минимум уравновесить. Однако чтобы говорить об эффективности и действенности международного контроля, приоритет, безусловно, должен быть за международным правом.

Читайте также:  Договор подряда с физлицом нерезидентом

Blokker N., Muller S. (ed.) Towards More Effective Supervision by International Organizations. Essays in Honour of Henry G. Schermers. Dordrecht, 1994. P. 291.
Blokker N., Muller S. (ed.). Op. cit. P. 290.

Когда контроль отнесен к ведению высших или исполнительных органов международных организаций, его осуществлением занимаются (за редким исключением, коим является МОТ ) государства-участники. Административные органы состоят, как правило, из независимых лиц. Комитеты и комиссии формируются по-разному, поэтому контроль в них может осуществляться как представителями правительств, так и независимыми лицами . В отношении состава договорных контрольных органов следует отметить, что по двусторонним или трехсторонним международным договорам контрольные органы формируются, как правило, из представителей государств-участников (например, двусторонние совместные комиссии по пограничным соглашениям и договорам о разоружении, а также Комиссия по рыболовству в южной части Атлантического океана по Совместному заявлению Аргентины и Великобритании по охране рыбных ресурсов от 28 ноября 1990 года). По международным договорам с широким участием контрольный орган может формироваться из представителей государств-участников (например, Консультативная комиссия по открытому небу по Договору по открытому небу 1992 года) или из независимых экспертов (Комитет против пыток, Комитет по ликвидации расовой дискриминации).

Специфика формирования МОТ объясняет уникальный субъектный состав органов, участвующих в осуществлении контроля.
Так, Комиссия по наркотическим средствам, являющаяся вспомогательным органом ЭКОСОС, состоит из представителей государств. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, Комитет экспертов МОТ и Комиссии по расследованию МОТ формируются из независимых экспертов, выступающих в личном качестве.

Попытки сбалансировать названные выше тенденции в деятельности международных органов и потребность в более объективном контроле выражаются, в частности, в компромиссах, которые достигаются на практике при определении, кто именно будет заниматься контролем в конкретном международном органе. Подобные компромиссные варианты основаны на участии в осуществлении международного контроля как представителей государств, так и экспертов, действующих в личном качестве. Возможные варианты таких компромиссов: смешанный состав контрольного органа; участие в контроле в рамках международной организации или структурированного договорного органа органов разного состава; сочетание разных форм контроля по международному договору.

Что касается смешанного состава контрольного органа, то на сегодняшний день это довольно редкое явление в практике международных организаций, характерное главным образом для международных организаций труда. Так, Комитет Конференции по применению норм МОТ сформирован на основе принципа трехстороннего представительства и включает представителей правительств и национальных организаций работодателей и работников.

Наиболее же распространенный способ участия в контроле субъектов разного статуса — привлечение к контрольному процессу в рамках международной организации или договорного органа органов разного состава. Процедура контроля в таких случаях проходит, как правило, несколько этапов. Ранние стадии контроля являются в большей степени техническими и экспертными, здесь задействованы специалисты, выступающие в личном качестве. Выводы экспертов не являются окончательными. На следующем этапе подключаются представители государств, которые принимают решение и завершают процесс собственно контроля. Подобным образом система международного контроля построена, в частности, по Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года, Европейской социальной хартии , Конвенции о запрещении химического оружия 1993 года, а также в рамках МОТ. Так, в МОТ контроль за соблюдением ратифицированных конвенций осуществляется двумя органами качественно разного состава: Комитетом экспертов по применению конвенций и рекомендаций, состоящим из независимых экспертов, выступающих в личном качестве, и Комитетом Конференции по применению норм, сформированным на основе принципа трехстороннего представительства. При этом доклады рассматриваются как бы в два этапа. Первоначально они поступают в Комитет экспертов, который призван определить, в какой мере законодательство и практика государств соответствуют ратифицированным конвенциям и в какой степени государства выполняют возложенные на них обязательства. Комитет экспертов дает правовую оценку применения международных норм. По результатам проведенного анализа Комитет экспертов публикует два вида комментариев: замечания и прямые запросы к государствам-участникам . Следует отметить, что выводы Комитета экспертов не являются окончательными и не имеют юридически обязательной силы. В Комитете конференции по применению норм проходит дальнейшее обсуждение докладов государств, оценок Комитета экспертов и соответствующих комментариев государств-членов. Комитет конференции создается на каждой сессии Международной конференции труда и предоставляет возможность каждому члену принять участие в обсуждении доклада Комитета экспертов и мер, принятых для имплементации соответствующих договоров, обеспечивая форум для трехсторонней дискуссии в целях выяснения значительных случаев несоответствия и достижения приемлемого решения. Соответственно, вероятность политических оценок в результате обсуждения в Комитете конференции выше, чем в Комитете экспертов . Оценки и выводы Комитета конференции также не являются юридически обязательными. Таким образом, процесс контроля проходит условно два этапа: первый более объективный, второй с более выраженной политической окраской. Данная схема воспринята большинством международных организаций и многими договорными контрольными органами.

Согласно части IV Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года контроль за соблюдением содержащихся в ней обязательств осуществляется в соответствии с положениями о контроле Европейской социальной хартии от 18 октября 1961 года, на соответствующие статьи которой и делаются ссылки в тексте.
Замечания включают комментарии по вопросам существенного характера, поднятым в связи с применением государством конкретной конвенции. Они публикуются в докладе Комитета экспертов, который ежегодно представляется Генеральной конференции МОТ. Прямые запросы, как правило, затрагивают аспекты технического характера или менее существенные вопросы. Они не публикуются в докладе, а направляются непосредственно соответствующим правительствам (International Labour Conference, 93rd Session, 2005. Report of the Committee of Experts on the Application of Conventions and Recommendations. Third item on the agenda. Report III (Part IA). General Report. Geneva, 2005. P. 2). Такие запросы обычно составляют две третьих общего числа комментариев Комитета (Blokker N., Muller S. (ed.). Op. cit. P. 111 — 112, сноска 29).
Ivanov S.A. The International Labour Organization: Control over Application of the Conventions and Recommendations on Labour. Butler W.E. (ed.), Control over Compliance with International Law. P. 155 — 156.

Еще один возможный способ участия в контроле субъектов разного статуса — упоминавшиеся примеры осуществления контроля по договору в разных формах, в частности, такой вариант их сочетания, когда в контроле наряду с государствами-участниками принимает участие международный орган, состоящий из независимых лиц. Конвенция о запрещении химического оружия 1993 года, например, предусматривает организацию международного контроля в институционной форме в рамках Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), посредством деятельности инспекторов, выступающих в личном качестве, и соответствующих органов ОЗХО, состоящих из представителей государств, а также предоставляет возможность государствам-участникам организовывать по взаимному согласию инспекции или применять любые другие процедуры между собой с целью выяснения и решения любого вопроса, который может вызвать сомнение относительно соблюдения договора (ст. IX, п. 2).

Если суммировать сказанное в отношении состава органов контроля на различных этапах контрольного процесса, вырисовывается следующая картина. На сегодняшний день в большинстве случаев институционного контроля начальные стадии этого процесса, охватывающие сбор информации о соблюдении обязательств и ее анализ, осуществляются независимыми экспертами. Таким образом, на первом этапе контроля, имеющем преимущественно оперативный и технический характер, задействован в основном технический персонал, необходимый для поддержания в надлежащем состоянии и эксплуатации соответствующих технических устройств, а также считывания информации. Вторая стадия контроля (изучение и анализ собранной информации) носит технический и аналитический характер и требует участия квалифицированных специалистов аналитического уровня. Последующий этап контроля, охватывающий юридическую оценку установленных фактов, входит, как правило, в компетенцию органов, сформированных из представителей правительств. Данная стадия контроля имеет более выраженную политическую окраску, поскольку решение о наличии факта нарушения норм международного права имеет большое политическое значение и на сегодняшний день принимается с учетом многих факторов и сопутствующих обстоятельств. Представляется, что передача данной функции независимым лицам не только не позволила бы политике доминировать над правом в вопросах юридической оценки, но и позитивно сказалась бы на эффективности международного контроля и качестве международного правопорядка в целом. Однако, учитывая современный уровень международного правосознания государств и состояние международной практики, вряд ли можно рассчитывать на изменение ситуации в ближайшее время.

Прерогативой государств, без сомнения, является оценка степени нарушения правовой нормы, влияния его последствий на международную ситуацию и международную безопасность. Сам по себе этот вопрос имеет значение при определении юридических последствий правонарушений и выходит за рамки собственно международного контроля. Вместе с тем оценка степени серьезности нарушения договорных обязательств имеет большое значение при определении способа передачи вопроса полномочному субъекту для дальнейшего решения проблемы.

Представляется, что приведенные в статье материалы позволяют утверждать, что компромиссные варианты в определении субъектного статуса контрольных органов, основанные на участии в международном контроле как представителей государств, так и экспертов в личном качестве, свидетельствуют о все большей роли в данном процессе независимых лиц и подтверждают, что развитие международного контроля движется в направлении придания этому процессу большей объективности и беспристрастности. В этом смысле более объективный контроль, как четко заметили Н. Блоккер и С. Мюллер, означает, что контроль не осуществляется представителями тех государств, чье поведение подвергается проверке. Постепенно практика международного контроля достигает стадии, где идея, что никто не может быть судьей в собственном деле, находит все большее признание .

Blokker N., Muller S. (ed.). Op. cit. P. 292.

Что касается методов международного институционного контроля, то их следует дифференцировать в зависимости от способа поступления в международный орган данных о соблюдении договорных обязательств. Долгое время доминирующим способом получения международным органом необходимой для контроля информации являлось представление ее проверяемыми государствами. Традиционным методом в данной связи является предоставление международному органу докладов и отчетов о соблюдении договора. В ходе наблюдения, инспекции и расследования, проводимых международным органом, орган/субъект контроля сам предпринимает активные действия с целью получения необходимой для проверки информации. В этой ситуации получение информации о соблюдении договорных обязательств зависит от правильно организованных и умелых действий персонала международного органа.

Необходимо отметить, что методы контроля, позволяющие международному органу собственными силами собирать информацию о соблюдении договора, все чаще применяются в международной практике. В таких случаях органы контроля становятся менее зависимыми в информационном плане от проверяемых государств и, соответственно, оперируют более объективной информацией. Кроме того, международная организация или специальный орган контроля, возбуждающие процедуры контроля по собственной инициативе и использующие собственные рычаги сбора необходимых для оценки соблюдения данных, обладают, как правило, большими полномочиями и действуют более активно по осуществлению контроля. Международные органы играют все большую роль в процессе международного контроля. Данная практика является еще одним подтверждением отмеченной выше тенденции к более объективному контролю.

Подводя итог тому, что было сказано в настоящей статье, подчеркнем, что механизм международного контроля большинства международных договоров имеет сложный комплексный характер и формируется посредством различных вариантов сочетания основных форм контрольной деятельности и комбинации различных методов международного контроля. Международная договорная практика идет по пути взаимного дополнения неинституционных и институционных процедур контроля, предусматривая наряду с применением национальных средств в целях международного контроля создание договорных контрольных органов или обращение к помощи международной организации, что позволяет в целом более эффективно осуществлять контроль. Международные институционные механизмы, объединяя и координируя усилия государств-участников в целях контроля, обеспечивают постоянный характер сотрудничества и оперативность решения возникающих в ходе реализации договора и контроля вопросов. Неинституционный контроль, в свою очередь, является незаменимым способом организации контрольной деятельности по договорам с небольшим числом участников и в определенных областях (таких, как разоружение, соглашения о границах и др.). Подключение же неинституционных механизмов к контролю за соблюдением многосторонних международных договоров позволяет государствам реализовать стремление осуществлять контроль самостоятельно, играя важную роль на начальных стадиях контроля и обеспечивая контрольный орган необходимой для оценки соблюдения информацией.

В целом развитие международного контроля в настоящее время движется в направлении придания этому процессу большей объективности и беспристрастности. Данная тенденция проявляется, в частности, во все более активном участии в контрольном процессе независимых лиц, что достигается посредством более частой практики формирования контрольных органов из экспертов, выступающих в личном качестве, а также различных компромиссных вариантов, основанных на участии в контроле как представителей государств, так и независимых лиц. Еще одним проявлением названной тенденции является более активное применение методов контроля, позволяющих международным органам собственными силами собирать информацию о соблюдении обязательств и, соответственно, оперировать более объективной информацией о фактическом положении дел. Тенденция к более объективному контролю является одним из шагов на пути повышения эффективности международного контроля и международного права в целом.

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста