Ты кто феофан дьяк посольского приказа

Ты кто феофан дьяк посольского приказа

  • ЖАНРЫ 362
  • АВТОРЫ 290 139
  • КНИГИ 700 515
  • СЕРИИ 26 902
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 783

ТАК ГОВОРИЛИ В СОВЕТСКИХ КОМЕДИЯХ

Кинокомедия… Это звучное, радостное, уютное слово с детства знакомо каждому человеку, родившемуся в СССР (в постсоветские годы получил большее распространение термин «комедия», ранее относившийся прежде всего к театральным постановкам).

Советский народ, как известно, был не только самым читающим, но и самым «смотрящим» в мире. В 60-е и 70-е годы прошлого века, когда на буржуазном Западе популярность кинематографа стремительно сокращалась по причине расцвета многоканального телевидения, в нашей стране «десятая муза» по-прежнему считалась важнейшим и любимейшим из искусств.

И не существовало среди кинематографических жанров ни одного, что не был бы советским людям как-то особенно дорог; однако комический жанр все-таки являлся самым дорогим и близким. Неудивительно поэтому, что и наибольшее количество крылатых кинофраз содержится именно в наших старых комедиях. Притом подавляющее большинство самых «народных» из тех кинокомедий снято набором одних и тех же великих режиссеров: Гайдай, Рязанов, Данелия, Марк Захаров. Почти все их фильмы чуть ли не полностью состоят из афоризмов.

Многие и многие подобные выражения прочно вошли в нашу жизнь, приобретя ничуть не меньшее значение, чем русские народные пословицы и поговорки. Изучение этой своеобразной культурной ниши — тексты конкретных авторов-киносценаристов, разошедшиеся на цитаты и получившие активное хождение среди всех русскоязычных людей, — дело насущное и заведомо востребованное обществом.

В книге, которую вы держите в руках, сделана попытка систематизировать цитаты из нескольких популярнейших фильмов режиссера Леонида Гайдая. Особенность его лучших комедий в том, что каждую вторую (если только не первую) реплику из них смело можно увековечивать, как сейчас принято говорить, «на бумажном носителе». Как же все-таки этому выдающемуся комедиографу удалось снять сразу столько наших любимых кинолент, в которых что ни фраза, то афоризм? В какой-то мере книга «Так говорили в кинокомедиях Гайдая» отвечает и на этот вопрос.

Не подлежит сомнению, что Леонид Иович Гайдай (1923–1993) — самый любимый кинорежиссер в нашей стране. Таким он был в советское время — таким он остался для нас и сегодня.

Целых четыре его комедии входят в двадцатку абсолютных лидеров кинопроката за всю историю СССР, причем две из этих комедий («Бриллиантовая рука» и «Кавказская пленница») занимают соответственно третье и четвертое места.

В нашей книге представлены картины «золотого периода» гайдаевского творчества. Это шесть фильмов, вышедших в течение десяти лет, — с 1965-го по 1975-й. Все эти картины по сей день любимы огромным большинством населения России, о чем свидетельствуют их нескончаемые телепоказы.

Пожалуй, в плане народной любви Гайдай обогнал даже своих главных прижизненных конкурентов — вышеупомянутых режиссеров Георгия Данелию и Эльдара Рязанова. Просто эти последние зачастую снимали довольно грустные фильмы, более близкие к жанру трагикомедии. Гайдай же никогда не изменял своему коронному коньку — оптимистической эксцентрической кинокомедии, преисполненной гротеска и внушающей зрителю чувство невероятной бодрости и радости.

Наверное, очень многие могут сказать, что большинство фильмов Гайдая они знают буквально наизусть. И уж в особенности это, надо полагать, относится к шестерке гайдаевских комедий, выбранных нами для данного издания. С помощью этой книги читатель может как проверить самого себя на предмет знания любимых картин, так и просто воскресить их в памяти с максимальной полнотой.

Реплики и диалоги для каждого фильма даются в том же порядке, в каком они возникают в кинокартине. Выбранные нами словесные «фрагменты» разнятся по величине — от реплики из двух слов до диалога длиной в страницу. Это было сделано для того, чтобы сократить до минимума цитирование, выдернутое из контекста. Нашим главным приоритетом являлась целостность и полноценность каждой отдельной фразы, диалога, сцены.

Учитывая такой подход, можно предположить, что даже те, кто по какой-то причине не видел некоторые из великих гайдаевских комедий, смогут составить о них верное представление с помощью нашего издания.

1. «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» (1965)

Авторы сценария: Я. Костюковский, М. Слободской, Л. Гайдай

До «Операции „Ы“» Гайдай уже успел снять крайне популярные короткометражки из жизни Труса, Балбеса и Бывалого — «Пес Барбос и необычный кросс» и «Самогонщики». Но именно первые «Приключения Шурика» стали первым же полнометражным и полноценным успехом режиссера.

После «Операции „Ы“» «проснулись знаменитыми» не только мало кому известные до этого молодые артисты Александр Демьяненко и Наталья Селезнева, но и сам Гайдай. Народ был поражен: такой комедии на советские экраны еще не попадало, даже из-за рубежа. Режиссера-постановщика следовало непременно запомнить, тем более что он же был одним из сценаристов.

Вообще-то саму идею о развеселых приключениях находчивого студента подал сценаристский дуэт в лице Якова Костюковского и Мориса Слободского. Их заявка на кинокомедию носила незатейливое название «Смешные истории» — и не больно-то выбивалась из ряда прочих легкомысленных киносюжетов тех лет. Первоначальный сценарий попал в руки начинающего режиссера Гайдая, который тут же решил доработать его до полноценной эксцентриады в духе обожаемого им Чаплина.

За пару лет до того Гайдай уже опробовал трехчастную структуру в черно-белом альманахе «Деловые люди» по новеллам О. Генри. В «Операцию „Ы“» из «Деловых людей» перекочевали восходящие комики Юрий Никулин, Георгий Вицин и Алексей Смирнов, а также отменный кинооператор Константин Бровин.

Но истории были уже совершенно другими — цветными, современными, советскими, во многом сатирическими. Сделанными на злобу дня — и вместе с тем вневременными. Годы показали, что это именно так: к 2010-м «Операция „Ы“» не устарела ни на йоту, чего не скажешь о большинстве прочих комедий полувековой давности.

Здесь еще не так много диалогов, как в «Бриллиантовой руке» и даже в «Кавказской пленнице». Но именно тут впервые проявилась отличительная черта Гайдая как режиссера и сценариста — оттачивание каждой реплики, произносимой в кадре, до максимального блеска.

Читайте также:  Что такое доверенность на регистратора

Новелла первая. «Напарник»

Шурик — Александр Демьяненко

Верзила — Алексей Смирнов

Прораб — Михаил Пуговкин

Суровый милиционер — Владимир Басов

1. — Гражданин! Уступите место. Встаньте. (Пассажир)

— Если я встану, ты у меня ляжешь. (Верзила)

2. — Гражданин! Эти места специально для детей и инвалидов! (Пассажирка)

— А она что — дети или инвалиды? (Верзила)

— Она готовится стать матерью! (Пассажирка)

— А я готовлюсь стать отцом! (Верзила)

3. Ах, ты зрячий? Сейчас будешь слепой! (Верзила)

4. Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы! Кто хочет сегодня поработать? (Милиционер)

5. — На сегодня наряды: песчаный карьер — два человека. (Милиционер)

— Огласите весь список, пожалуйста. (Тунеядец)

6. — Есть наряд на строительство жилого дома… Цементный завод… (Милиционер)

— А на ликеро-водочный нет? (Верзила)

Источник

Иван Васильевич меняет профессию (4)

думаете, чтo я хoчу Вас oтравить?
У нас этo не принятo. И кильками в наш век oтравиться легче, нежели вoдкoй. Пейте!

— Здрав будь, бoярин! — Будьте здoрoвы!

— Ключница вoдкуделала?
— Пускай будет ключница. Закусывайте!
Ты такую машину сделал? У меня вoт тoже oдин такoй был.
Крылья сделал. — Ну, ну?. — Чтo, ну?. Я егo на бoчку с пoрoхoм пoсадил.
Пущай пoлетает.
— Зачем же так крутo?

— Я не пью, Иван Васильевич. Спасибo.
— Ты меня уважаешь?

— Гoспoди, Иван Васильевич. — Тoгда пей!
— Немнoжкo! Стoп, стoп!

— Ну! Здрав буди! — Ваше здoрoвье!
Этo, сталo быть, ты тут живешь? Хoрoмы-тo тесные!

— Да уж, кoнечнo, не царские палаты!
— Да уж, кoнечнo!

— А бoярыня твoя где? В церкви, чтo ли?
А бoярыня мoя сo свoим любoвникoм Якиным на Кавказ сегoдня убежала.

— Врешь! — Ей-бoгу! — Лoвят? — Ха.
— Как пoймают, Якина на кoл пoсадить!

— Зачем, Иван Васильевич? Зачем? Они любят другдруга и пусть будут счастливы.
Ух, дoбрый ты челoвек!
Гoспoди бoже мoй, чтo же этo я тут, а там у меня шведы Кемь взяли?
Бoярин, oтправляй меня назад. Беги, пoкупай эти транзистoры.
Я занят! Пoзвoните пoпoзже.

— Я с тoбoй пoйду. — Пo улице? Нет, этo исключенo. Ждите меня здесь!

— Тoлькo ты, бoярин, пoскoрей! — Сам тoрoплюсь, техдвoих тoже вoзвращать надo!

— Чтo с ними там у вас будет?
— Гoлoвы им oтрубят и всегo делoв.

— И всегo делoв, а?
— Да пес с ними!
Живьем брать демoнoв!
Стoйте!
Эврика! Царские шмoтки. Одевайся! Царем будешь!
Ни за чтo!
Одевайся, убью!
Пoгoвoри хoть ты сo мнoй, Пoдруга семиструнная,
Вся душа пoлна тoбoй, А нoчь такая лунная.
Эх, раз, да еще раз, Да еще мнoгo, мнoгo, мнoгo, мнoгo раз.
Да еще раз, да еще мнoгo, мнoгo раз.
В чистoм пoле васильки, Дальняя дoрoга.
Сердце рвется oт тoски, А в глазах тревoга.

— Ну, как?. — Ой, не пoхoж! Ой, халтура!
Дай хoть зубы пoдвяжу, чтo ли. Несчастье мoе!

— Пoнимаешь, у тoгo лицo умнее!
— Вoт лица пoпрoшу не касаться!
Садись! Занимайся гoсударственным делoм. Вoзьми палку. Диктуй!

— Чтo диктoвать-тo? — Ну. Царь и Великий князь. пoвтoряй. Всея Руси.
-Царь и Великий князь. пoвтoряй, всея Руси.
— Да. не пoвтoряй! Пoвтoряй! Тихo!
Так Вы гoвoрите. Царь и Великий князь. Написал, запятая.
Куда этo наш секретарь запрoпастился? В чем делo, тoварищи?
Я Вас спрашиваю, драгoценные, в чем делo?
Какoй паразит oсмелился слoмать двери в царскoе пoмещение?
Разве ихдля тoгo вешали, чтoбы вы ихлoмали?!
Прoдoлжайте, Ваше величествo! Челoм бьет. Тoчка с запятoй.
Так я жду oтвета на пoставленный мнoю вoпрoс.
Царь, царь тут, тут царь, царь тут.
Царь тут!
Сидеть! А где же ему быть? Царь всегда на свoем месте!
Не вели казнить, Великий гoсударь, надежда! Демoны тебя схватили —
пo всем палатам мы за ними гoнялись! Хвать, ан демoнoв-тo и нету!
Были демoны. Мы этoгo не oтрицаем. Нo oни самoликвидирoвались.
Так чтo прoшу эту глупую панику прекратить. Ты ктo такoй?

— Феoфан, дьяк пoсoльскoгo приказу.
— Хoрoшo, Федя. Останься здесь,
а

Источник

Дьяки Посольского приказа в XVII в.: И. Т. Грамотин, А. Л. Ордин-Нащокин, А. С. Матвеев, князь В. В. Голицын и др.

Во главе приказа и в XVII веке больше частью были думные дьяки; исключение составляет промежуток времени 1667–1676 и 1680 –1689 гг., всего 20 лет, когда начальниками приказа состояли Государственные сановники древней Pуси – бояре.

Из начальников Посольского приказа в первой половине XVII в. можно отметить И. Т. Грамотина. Он принимал большое участие в событиях Смутного времени, переходя то на одну сторону, то на другую; во главе приказа стоял четыре раза, начиная с 1605 г. и кончая 1635 г., и выделялся большою самостоятельностью в суждениях и действиях по посольским делам. Последняя опала (в конце декабря 1626 г.) постигла его, как говорит официальный документ, за то, что он, «будучи у государева дела в Посольском приказе, указов царя Михаила. Феодоровича и отца его патриарха Филарета Никитича не слушал, делал их государские дела без их государского указа самовольством, и их, госудaрeй, своим самовольством и упрямство прогневал». 52 Другие известия говорят, что «ослушания» Грамотина касались, главным образом, распоряжения патриарха Филарета по посольским делам, что более вероятно и подтверждением чему служит тот факт, что после смерти патриарха Филарета Грамотин возвращен был в Москву и чрез некоторое время получил снова в заведывание посольские дела.

Во второй половине XVII века наиболее выдающимися начальниками Посольского приказа были бояре А. Л. Ордин-Нащокин, А. С. Матвеев и князь В. В. Голицын.

А. Л. Ордин-Нащокин, сыне небогатого псковского дворянина, получил лучшее по тому времени образование, знал латинский и немецкий языки, что в то время было редким явлением. Первое возложенное на него поручение по внешним сношениям Московского государства было отправление в 1642 г. на шведскую границу для исправления пограничной линии по рр. Меузице и Пижве и для принятия в российское владение земель, отданных по Столбовскому договору. В последующее время он был воеводою в городах, пограничных с Ливонией и Курляндией, или во вновь завоеванных там. Он был убежденным сторонником необходимости для Московского государства. Балтийского побережья. По Валиесарскому перемирию, в заключении коего он принимал участие, ему удалось было приобрести несколько городов в Ливонии и устье Двины, но все эти приобретения вскоре же пришлось опять уступить Швеции. Его большой заслугой было, далее, заключение с Польшей Андрусовского перемирия (1667 г.), по коему Московскому государству уступлены были: Смоленск, левобережная Украина, Северская страна, Киев (сперва на 2 года, но потом оставшиеся навсегда в московских руках). Будучи горячим поборником необходимости преобразований, по образцу западно-европейских государств, он заботился об усилении внешней торговли Московского государства, хотел завести для нее флот на Балтийском и Каспийском морях, учредил почты для заграничной переписки и др. Он был назначен в 1667 г. (15 июля) начальником Посольского приказа с титулом «царственныя большия печати и государственных великих посольских дел оберегатель». На задачи приказа он смотрел очень высоко и так писал о нем царю Алексею: «Посольский приказ есть око вceй великой России, как для государственной превысокой чести, вкупе и здоровья, так промысл имея со всех сторон и неотступное с боязнию Божиею попечение, разсуждая и всечасно вашему государскому указу предлагая о народех в крепости содержати велестно, а не выжидая только прибылей себе. Надобно, государь, мысленныя очеса на государственныя дела устремляти безпорочным и набранным людям к расширению государств ото всех краев, и то, государь, дело одного Посольскаго приказа. Тем и честь и низость во всех землях, и иных приказов к Посольскому не применяют. И думные дьяки великих государственных дел с кружечными делами не мешали бы и непригожих речей на Москве с иностранцами не плодили бы». «Надобно, великий государь, писал он же в другой раз, в царствующем граде Москве безпорочным, избранным людям Посольский приказ, яко зеницу ока, хранить». Он все усилия русской внешней политики старался направить к тому, чтобы образовать сильный союз против Швеции; предлагая соблюдать умеренность и осторожность по отношению к Польше, готов быть далее уступить eй Малороссию, лишь бы сохранить себе союзника против Швеции. Человек решительный, с определенным взглядами на задачи России, настойчивый в проведении своих «умоначертаний», он не поступался своими убеждениями и, получив распоряжения, по его мнению, ошибочные, не колеблясь, возражал на них.

Читайте также:  Что нужно для домовой выписки

Ов пользовался большим расположением царя Алексея Михайловича, который высоко ценил его способности. Свои донесения с посольских съездов Ордин-Нащокин прямо направят царю в приказ Taйных дел, минуя Посольский; даже решался действовать самостоятельно, не сносясь предварительно с Москвой, как обычно поступали все русские послы: «нельзя во всем дожидаться государева указа», говорил он. Не всегда соглашался он со взглядами царя Алексея Михайловича на задачи внешней политики, и царю приходилось не раз уступать суровому «оберегателю посольских дел». Главным предметом разногласия были дела малороссийские, а в связи с этим и отношения Московского государства к Польско-Литовскому: царь не считал возможным уступить Польше Малороссию, на что готов был Ордин-Нащокин лишь бы жить в мире с Польшей. Испытывая постоянно неприятности по службе, изнемогая в борьбе с явными и тайным врагами, не встречая со стороны царя поддержки и видя неодобрение своим взглядам на задачи внешней политики, Ордин-Нащокин решил удалиться от службы и стал просить «об отпуске его от государственных дел» (впервые он заявили об этом 28 ноября 1670 г.). В феврале 1671 г. он был освобожден от управления Посольским приказом и назначен великим и полномочных послом в Польшу; но получив из Посольского приказа наказ (инструкцию), который вынуждал его действовать вопреки данной им присяге (отдать Киев чрез 2 года после Андрусовского перемирия) и в котором каждая статья была беспощадным и резким осуждением поданного им доклада, – Ордин-Нащокин заявил, что ему «в той посольской службе быть невозможно», и в первых числах июля на его место послом назначен был боярин В. С. Волынский. Оставшись таким образом «не удел», Нащоқин пробыл еще несколько месяцев в Москве, а 2 декабря 1871 года, в день торжественного въезда польских послов в Москву, царь Алексей Михайлович «милостиво отпустил его при всем своем сигклите и от всей мирской суеты свободил явно». 16 января 1672 г. бывший оберегатель посольских дел прибыл в отстоящую в 12 верстах от Пскова «пустынь крыпецкую Св. евангелиста и богослова Иоанна и преп. Саввы», а 21 февраля «той cв. обители о. игумен Tapacий» постриг его в монахи под именем Антония. В этой обители он и умер в 1680 г., будучи за год пред тем (1679 г.) вызван в Москву для ведения переговоров с польскими послами, прибывшими для продления перемирия по Андрусовскому договору еще на 18 лет. Удачно исполнив возложенное на него дело, он, сняв посольский кафтан, вновь надел монашеский клобук и черную рясу и возвратится в свою обитель 53 .

Вопрос Малороссийский, из за разногласия во взглядах на который ушел А. Л. Ордин-Нащоқин, выдвинул преемником ему начальника Малороссийского приказа А. С. Матвеева, суждения коего одинаковы были с мнениями царя Алексея. Артамон Сергеевич Матвеев (родился в 1625 г.) в делах малороссийских принимал участие с 1653 г., будучи, кроме того, посылаем в Польшу и Литву для переговоров об избрании царя Алексея польским королем. В 1669 г. Малороссийский приказ получил своего особого начальника: им 9 апреля сего года был назначен А. С. Матвеев, в противоположность Ордину-Нащокину благоволивший к малороссиянам, называвшим его своим добродеем и батькой, «и милости государской во всей Украйне неотступным просителем», – не бывший, как Ордин-Нащокин, принципиальным противником присоединения Малороссии. Начальником Посольского приказа Матвеев назначен был 22 февраля 1671 г., ровно чрез месяц после свадьбы царя Алексея на его воспитаннице Наталии Кирилловне, и оставался им до конца этого царствования. После смерти царя Матвеев, вследствие взведенных на него клевет и интриг некоторых бояр, в 1676 г. сперва послан был воеводою в Сибирь на Верхотурье; но, по пути туда, в Казани, лишен был чинов и всего имения и сослан в заточение в Пустозерский острог, откуда возвращен был только чрез 6 лет, в 1682 г. Прибыв в Москву во время стрелецкого бунта, Матвеев прожил в не только 3 дня: 15 мая 1882 г. подговоренные Милославскими стрельцы, выхватив его из рук царевичей Петра и Ивана, сбросили с Красного крыльца на колья бунтовщиков.

Читайте также:  Где можно быстро получить справку для прав

А. С. Матвеев принадлежал к числу московских западников XVII в. и отличается приверженностью к новым европейским обычаям. Сделавшись начальником Посольского приказа, он решил отказаться от политики Ордина-Нащокина по отношению к Польше и Андрусовскому договору и считал необходимым немедленно приступить к существенному его изменению. Ему удалось добиться только того же, чего достиг и Ордин-Нащокин, – срок отдачи Киева полякам вновь был отложен. Из других дел его, как начальника Посольского приказа, должно быть отмечено: 1) заключение договора о том, чтобы римский император титуловал царя не Пресветлейшеством, а Величеством; 2) изменение церемониала приема иностранных послов; именно, чтобы они являлись к царю на аудиенцию и находились во время ее с непокрытой головой, а не в шапках и шляпах, как было доселе; 3) отправление в Китай, в качестве посланника, Ник. Спафария с поручением составить подробное описание пути от Тобольска до Китайской границы, с обозначением рек, гор и селений, лежащих на пути, и с показанием расстояний от одного места до другого. Кроме посольской деятельности, Матвеев принимал участие и в других государственных делах: вновь учредил аптеку и Кружечный двор, и из доходов их ежегодно давал по 60 000 рублей и более на содержание других приказов; восстановил деятельность Денежного (Монетного) двора н, вообще, оказал не мало услуг финансам Московского государства.

После боярина А. С. Матвеева начальниками Посольского приказа были: думный дьяк Ларион Иванов (1676–1680 гг.), ближние бояре В. С. Волынский (1681–1682 гг.) и кн. В. В. Голицын (1682–1689 гг.). Последний, принадлежавший к числу образованнейших и просвещеннейших людей своего времени, назначен был «царственные большая печати и государственных великих посольских дел оберегателем» во время стрелецкого бунта 16 мая 1682 г., сделавшего соправительницей царей Ивана и Петра царевну Софию. Большой заслугой кн. Голицына, как начальника Посольского приказа, – было заключение вечного мира с Польшей (1686 г.), по которому последняя навсегда отказалась от всей Малороссии с городами: Киевом, Черниговом и другими 55-ю под условием присоединения Московского государства к общему союзу Польши и Венеции против турок, который также был заключен вслед за первым. В силу второго договора в 1687 и 1689 гг. русские войска под предводительством того же кн. Голицына ходили в. Крым, с тою целью, чтобы крымские хан не мог оказать помощи туркам при их нападении на Польшу. Не так удачны для Московского государства были сношения с Швецией. Князь Голицын не воспользовался затруднительным положением в коем она в данное время была, и не только не добился отмены невыгодного для нас Кардисского договора (1661 г.), но и вновь подтвердил его (1683 г.) во всей прежней силе «без всякой притяженной кондиции и карделы и без паки прошения отобранных провинций». Вскоре по открытии заговора Шакловитого, последовало наказанье для кн. Голицына. 9 сентября 1689 г. был объявлен ему приговор, коим, за покровительство честолюбивым замыслам царевны Софии и за неудачные распоряжения во время крымских походов, у него отняты были честь и боярство, и он сослан был сперва в Каргополь, а затем в Пустозeрcк и Пинежский волок (умер в 1718 г.).

Начальником Посольского приказа в последние годы XVII столетия был думный дьяк Е. И. Украинцев (1689–1699 гг.).

Русская историческая Библиотека изд. Археографич. Комиссиею, т. ІХ, стр. 429.

Биографию А. Л. Ордина-Нащокина, составленную В. С. Иконниковым, см. в Русской Старине 1883 г. № № 10 и 11. В 1656 г. воевода в Друе, в 1657 г. в царевичеве Дмитриве городе и Друе. Царь Алексей Михайлович в 1658 г. писал о нем, что он «знает немецкое дело и немецкие нравы». Он, будучи «оберегателем посольских дел» ездил в тоже время и на съезды посольские: в Курляндию (выехал из Москвы 26 мая 1668 г., возвратился 7 января 1669 г.) и в Мигновичи-Андрусово (выехал 13 марта 1669 г., возвратился 19 марта 1670 г.). За время с 26 мая 1668 г. по 19 марта 1670 г. он был в Москве только 3 дня. См. статью В. О. Эйнгорна «Отставка А. Л. Ордина-Нащокина и его отношение к малороссийскому вопросу» в Журн. Мин.. Народного Просвещения за 1897 г., № 11, стр. 92 –176.

Источник: О Посольском приказе / С. А. Белокуров. — Москва : Имп. О-во истории и древностей российских при Московском ун-те, 1906. — [4], 170 с. : ил.

Вам может быть интересно:

  1. Библейская энциклопедия – Афара – архимандрит Никифор (Бажанов)
  2. Александр I. Сфинкс на троне – Сергей Петрович Мельгунов
  3. Иерусалим, Палестина и святой Афон по русским паломникам XIV–XVII веков – архимандрит Леонид (Кавелин)
  4. На слова (Лк.12:49);и: (Мф.. 10:34) – святитель Иоанн Златоуст
  5. Пять писем о Православии – Сергей Львович Худиев
  6. Толкование на 1-е послание к Коринфянам – Глава 4 – блаженный Феодорит Кирский
  7. Библейский греческий язык в писаниях Ветхого и Нового завета – профессор Николай Никанорович Глубоковский
  8. Объяснение священной книги псалмов – Псалом 45 – протоиерей Григорий Алексеевич Разумовский
  9. Справочник по ересям, сектам и расколам – Лютеранство – Сергей Васильевич Булгаков
  10. Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие – Глава XI. Жизнь будущего века. Конец человеческой истории – митрополит Иларион (Алфеев)

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста