Можно ли взыскать убытки без расторжения договора

Можно ли взыскать убытки без расторжения договора

ГК РФ Статья 393.1. Возмещение убытков при прекращении договора

(введена Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ)

1. В случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.

2. Если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора (пункт 1 настоящей статьи), но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой.

Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.

3. Удовлетворение требований, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не освобождает сторону, не исполнившую обязательства или ненадлежаще его исполнившую, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне.

Источник

Способы отсудить убытки по замещающей сделке

Компания может потерпеть убытки, если ее контрагент не исполнил свои обязательства по договору. Например, если товар предназначался для срочной перепродажи. В таком случае с виновника можно попробовать взыскать убытки. Это сложная задача, ведь российские суды нередко оставляют такие иски без удовлетворения, потому что считают требования недоказанными. В 2015 году законодатель ввел в действие новые статьи ГК, которые упрощают взыскание убытков.

Например, ст. 393.1. Она позволяет получить компенсацию с должника, который не исполнил обязательство, если кредитор вынужденно заключил другую сделку подороже (п. 1). Взыскать убытки можно и без замещающего договора, но тогда они рассчитываются на основе текущей цены на сопоставимые товары, работы или услуги (п. 2). Как разъяснил Верховный суд, текущая цена – это такая, которая взимается в момент прекращения договора за сопоставимый предмет в месте, где должен быть исполнен договор. Если в таком месте нет – то цена, которая есть в другом месте и может служить «разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов» (п. 11 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7).

В целом юристы могут рекомендовать такой способ взыскания убытков. По словам Ильи Дедковского из АБ КИАП КИАП Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Уголовное право Профайл компании × , он «простой и понятный». В судебной практике довольно много решений об удовлетворении подобных исков, отмечает партнер АБ Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании × Сергей Солдатенко. Чаще всего таким образом получают возмещения по договорам поставки, реже – по подряду, оказанию услуг, аренде, перечисляет Мария Куликова из АБ Плешаков, Ушкалов и партнеры Плешаков, Ушкалов и партнеры Федеральный рейтинг. × .

Но в целом убытки – это категория индивидуальная, подчеркивает Дедковский. По его словам, нужно смотреть на ситуацию, какие документы уже есть, а какие только предстоит собрать. Именно от этого во многом зависит, что именно истец включит в состав убытков. Чтобы очертить необходимую доказательственную базу, надо знать, что именно доказывать (или от чего бывает нужно защищаться).

Кредитор должен доказать, что договор расторгнут в связи с тем, что поставщик нарушил обязательства и кредитор заключил аналогичную сделку на сопоставимый товар. Действует презумпция добросовестности и разумности действий кредитора, который заключает замещающую сделку (п. 12 Постановления Пленума ВС № 7).

Должник может доказывать, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причинённых неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (п. 1 ст. 404 ГК). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения (п. 12 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 года № 7).

Читайте также:  Договор недействительный или незаключенный отличие

Цель и сроки замещающей сделки

Замещающая сделка должна быть следствием того, что должник не выполнил условия первоначальной, отмечает Куликова. Если причинно-следственной связи нет, то суд может отказать в иске. Он решит, что кредитор покупал сопоставимый товар не взамен непоставленного, а в процессе обычной хозяйственной деятельности, поясняет Куликова.

При этом, по ее словам, особое внимание обращают на время, когда совершается замещающая сделка. Если задолго после нарушения, то суды могут отказать, потому что было уже неразумно покупать товар у другого продавца. Например, сроки поставки суды изучали в деле № А76-39836/2017. Там УТСК взыскивала 23,5 млн руб. с «Таттеплоизоляции», которая должна была поставить трубы и другое оборудование для ремонта участков теплосетей в Челябинске. В апреле 2017 года поставщик попросил перенести дату очередной поставки на май, но в полном объеме товар так и не поставил. Из-за этого в июне УТСК была вынуждена приобрести оборудование в другом месте. АС Уральского округа согласился, что покупатель сделал это «в кратчайшие сроки», чтобы соблюсти график выполнения работ по реконструкции теплосети. Поэтому истцу присудили убытки.

Предмет и цена договора

Замещающая сделка должна быть аналогична первоначальной по своей правовой природе, а ее предметом должно быть аналогичное исполнение (сопоставимые товары, работы или услуги), утверждает Куликова. Кроме того, суды может интересовать, был ли новый поставщик первым попавшимся или же истец «прошелся по рынку, собрал коммерческие предложения и заключил сделку с тем, кто предложил наилучшие условия», говорит Дедковский.

Исходя из судебной практики, один из самых частых вопросов в этой категории дел – можно ли назвать сопоставимыми товары, если они не прямо аналогичны первоначальным. Часто встречается возражение ответчиков, что товар совсем другой и его нельзя было купить на замену. А судам приходится изучать количественные и качественные характеристики продукции, ее комплектацию, год выпуска, модель. Суды принимают во внимание назначение товара, то есть используется ли он так же, как и первоначальный.

Например, в деле № А40-49262/2018 суды выясняли, можно ли назвать аналогичными новые и старые вагоны-штрипсовозы, которые различались по цене в несколько раз. Это редкая узкоспециализированная модель, на которой перевозят стальные полосы-заготовки для производства сварных труб. Фирма «ЗМК 1520» хотела купить 222 таких вагона 2007–2010 года выпуска за 255 млн руб. у Новой перевозочной компании. Последняя обязалась передать товар до 15 июня 2017 года. Стороны заключили договор, но поставщик своих обязанностей не выполнил. Он вернул аванс и сообщил, что передать вагоны не сможет. После этого «ЗМК 1520» обратилась к восьми операторам рынка с запросами о продаже, аренде старых или новых штрипсовозов той же или аналогичной модели. Две компании откликнулись и сообщили, что могут лишь продать новые вагоны. И «ЗМК 1520» приобрела у другого поставщика 222 штрипсовоза 2018 года выпуска в четыре раза дороже – за 1,1 млрд руб. Что касается первоначального договора, то в декабре 2017-го покупатель отказался от него из-за существенного нарушения срока поставки, а затем подал иск о взыскании убытков по замещающей сделке.

Первая инстанция удовлетворила иск частично и присудила 684,3 млн руб. (разница в ценах минус неустойка). 9-й ААС отменил это решение и отклонил требования. Он решил, что товары несопоставимые, а цены чрезмерны и не отвечают критерию разумности. Кроме того, апелляция обвинила истца в недобросовестности: он знал, что поставки не будет, но, вместо того чтобы от нее отказаться, сначала заключил вторую сделку. АС Московского округа отправил дело на пересмотр. По его мнению, необходимо учесть, что покупатель из-за нарушений поставщика должен был понести дополнительные затраты. Это и есть убытки, которые надо определить с учетом текущей цены на товар, пояснила кассация.

Новая перевозочная компания обратилась с жалобой в Верховный суд, где напомнила, что истец не просил компенсировать ему разницу между первоначальной ценой и текущей ценой на аналогичный товар. «Суд округа вышел за пределы полномочий», – указал ответчик. Его оппонент, «ЗМК 1520», тоже подал жалобу в Верховный суд. Он указал, что суды не оценили факт существенного нарушения обязательств поставщиком. Кроме того, заключение сделки до того, как был расторгнут первоначальный договор, не мешает квалифицировать ее как замещающую и не имеет значения в вопросе взыскания убытков, отмечает «ЗМК 1520». Судья экономколлегии Владимир Попов принял обе жалобы и запланировал рассмотреть их 10 сентября 2019 года.

Реальность сделки и возражения ответчика

Истец, который требует возмещения после заключения замещающей сделки, должен подтвердить ее реальное исполнение, говорит Куликова. Это доказательства оплаты, товарная накладная, которая подтверждает получение товара. В споре о подряде № А50-8988/2017 суд не принял письма как доказательства получения материалов, несмотря на выводы экспертизы и доводы истца. Дело в том, что ответчик заявлял возражения, а в деле не было других документов, которые бы подтверждали получение.

Но «подвести» могут не только документы, но и обстоятельства. Это показывает пример дела № А56-56112/2017, где «ФинОйл» взыскивало разницу между ценой двух договоров экспедиции. В доказательство исполнения замещающей сделки отправитель предъявил сам контракт и акты оказания услуг. Но суды обратили внимание, что они были подписаны через шесть дней после договора. А экспедитор должен был отвезти грузы «из Вологодской, Ленинградской областей и из Петергофа в порт Санкт-Петербурга и далее в Китай». Это стало одной из причин отказать в иске.

Читайте также:  Договор подряда сроки оплаты работы

Исход дела может также зависеть от причин и условий расторжения договора. Например, в деле № А33-1320/2017 суды изучали обстоятельства отказа от сделки между Федеральным управлением автомобильных дорог «Байкал» и ООО «Сибдор». Компания обязалась выполнить работы, но не смогла. Управление предложило ей расторгнуть договор письмом. Там оно написало, что работы некачественные и сдать объект в срок вряд ли получится. «Сибдор» заключил соглашение о расторжении договора, но потом ему пришлось выступать ответчиком по иску о взыскании 12,1 млн руб. убытков по замещающей сделке. Компания возражала, что договор был расторгнут по соглашению сторон и заказчик не отказывался от него в одностороннем порядке. Но суд не принял этот аргумент во внимание. Он отметил, что заказчик понимал причины отказа от сделки, когда подписывал соглашение: все аргументы изложены в письме, где заказчик предложил прекратить отношения.

Источник

Возможно ли неосновательное обогащение без расторжения договора?

Недавно обратил внимание на два решения Арбитражного суда Хабаровского края. Одно по делу № А73-16457/2018, второе по делу № А73-16458/2018. В законную силу указанные решения еще не вступили, но доводы суда, по которым истцу отказано в удовлетворении иска вызвали неподдельный интерес.

Обстоятельства по обоим делам фактически идентичны. Так на примере дела № А73-16458/2018 кратко опишу фабулу дела.

Между Заказчиком и Подрядчиком заключен договор строительного подряда, стоимость работ по договору составляет 70 067 580 руб., сроки выполнения работ по договора с марта 2014 года по декабрь 2019 года., выполнение работ разделено на 4 этапа. Факт выполнения работ подтверждается подписанием сторонами актов по форме КС-2. Оплата осуществляется по факту выполнения работ по каждому этапу, при этом выплата аванса Подрядчику по договору не предусмотрена.

За период с апреля по май 2014 г. Подрядчик предъявил Заказчику к приёмке работы по первому и второму этапу работ на общую сумму 25 387 854,72 руб. Указанные работы были приняты по актам КС-2 и оплачены Заказчиком в полном объеме.

В сентябре 2016 г. в результате совместного осмотра выполненных работ Заказчиком и Подрядчиком выявлено, что часть принятых по актам КС-2 работ фактически не выполнена, стоимость оплаченных, но фактически не выполненных Подрядчиком работ составила сумму в размере 14 095 281,04 руб., в том числе, по 1 этапу — 8 212 102,84 руб., по 2 этапу — 5 883 178,20 руб.

Заказчик, посчитав сумму оплаченных, но невыполненных работ в размере 14 095 281,04 руб. неосновательным обогащением Подрядчика, обратился в арбитражный суд с иском о взыскании указанной суммы и процентов по ст. 395 ГК РФ, при этом договор подряда расторгнут, не был и продолжал действовать.

Арбитражный суд Хабаровского края в удовлетворении искового заявления отказал, мотивировав свое решение следующим:

«Оснований для вывода о прекращении действия спорного договора суд не усматривает. В связи с чем, отсутствуют основания для вывода о том, что денежные средства, перечисленные истцом, удерживаются ответчиком без оснований.

Таким образом, законных оснований взыскания не основательного обогащения в рамках действующего договора судом не установлено, что свидетельствует о необоснованности требования о взыскании неосновательного обогащения и производного требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами».

Очевидно, что основанием для отказа в иске послужило наличие действующего договора подряда, который, по мнению суда, является правовым основанием для удержания Подрядчиком перечисленных денежных средств.

Между тем, сопоставляя приведенные выше решения суда и нормы ГК РФ о неосновательном обогащении, у меня возникли определенные сомнения. Действительно ли на стороне Подрядчика отсутствовало неосновательное обогащение?

Главным вопросом в данном случае является наличие или отсутствие правовых оснований приобретения или сбережения имущества одним лицом за счет другого предусмотренного ст. 1102 ГК РФ.

Как известно, согласно ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

При этом, закон не предусматривает обязательным условием возникновения неосновательного обогащения непременное расторжение договора, указывая всего лишь на отсутствие правовых оснований для сбережения или приобретения имущества, что не всегда тождественно прекращению договорных отношений.

Между тем, Арбитражный суд Хабаровского края в делах № А73-16457/2018 и № А73-16458/2018 вольно или невольно приравнивает взыскание оплаты за принятые, но фактически не выполненные работы к взысканию неотработанного аванса по расторгнутому договору, не учитывая их различную правовую природу.

Согласно положениям ст. 702, 711, 740 ГК РФ, договор подряда, предусматривает с одной стороны обязанность Подрядчика выполнить работы по договору и сдать их Заказчику, с другой стороны Заказчик обязан эти работы принять и оплатить. Соответственно, оплата работ, по общему правилу, производится по факту их надлежащего выполнения, перефразируя знаменитую фразу из Двенадцати стульев, «утром работы вечером деньги». Вместе с тем, условием договора может быть предусмотрено авансирование – полная или частичная оплата еще не выполненных работ, то есть формула выглядит теперь как «утром деньги вечером работы».

Читайте также:  Договор займа это ипотека или

В случае, когда договор подряда предусматривает оплату аванса, Заказчик оплачивает Подрядчику денежные средства за работы, которые еще не выполнены, но должны быть выполнены в будущем. Заказчик ожидает, что Подрядчик, в срок предусмотренный договором для выполнения работ, отработает предоставленный ему аванс. В таком случае, основанием для приобретения и удержания аванса является сам по себе договор подряда с условием о предоплате.

При расторжении договора подряда, обязательства сторон прекращаются и как следствие утрачиваются правовые основания удержания уплаченного аванса. С момента расторжения договора, сумма предоплаты становится неосновательным обогащением Подрядчика, и подлежит возврату Заказчику.

Таким образом, если договор подряда не расторгнут, и является действующим, суды обоснованно отказывают в удовлетворении исковых требований о взыскании неотработанного аванса, так как Подрядчик не утратил права удерживать у себя сумму предоплаты.

Совсем другая ситуация складывается при оплате фактически выполненных работ. Правовым основанием для оплаты выполненных работ в рамках договора подряда является факт сдачи результатов, что предусмотрено ст. 711 ГК РФ.

В отличие от аванса, который выплачивается в счет еще не исполненных Подрядчиком обязательств, оплата за выполненные работы представляет собой выплату Подрядчику причитающегося ему вознаграждения за уже выполненные обязательства. Соответственно, основанием для оплаты работ является не само по себе наличие заключенного договора подряда, а факт выполнения работ по договору.

В деле № А73-16458/2018 Подрядчик якобы исполнил взятые на себя обязательства и сдал Заказчику по актам КС-2 работы на сумму 25 387 854,72 руб, то есть правовые основания для перечисления оплаты за выполненные работы на тот момент хоть и формально, но были.

Далее Заказчик обнаруживает, что Подрядчиком фактически были выполнены работы на меньшую сумму, чем указаны в актах КС-2, невыполненными, но оплаченными были работы на сумму 14 095 281,04 руб. Учитывая, что работы Подрядчиком на указанную сумму выполнены не были, основания для их оплаты у Заказчика отсутствовали. При таких обстоятельствах, при отсутствии в договоре условий об авансировании Подрядчик не должен был получить оплату за невыполненные работы.

Получается довольно интересная ситуация.

С одной стороны, договор подряда является действующим и сторонами не расторгнут, но с другой стороны Подрядчик получил и сберег денежные средства, которые не должен был получить до момента фактического выполнения работ, а Заказчик оплатил то, чего платить был не должен. Возникает закономерный вопрос, если это не неосновательное обогащение то, что?

На мой взгляд, указанная ситуация даже при действующем договоре подряда полностью укладывается в нормы института неосновательного обогащения. Фактически Подрядчик получает (сберегает и приобретает) за счет Заказчика денежные средства без предоставления встречного исполнения и самое главное при отсутствии к тому правового основания — факта выполнения работ по договору.

Таким образом, для взыскания с Подрядчика неосновательного обогащения в виде разницы между суммой указанной в актах КС-2 и оплаченной Заказчиком, и суммой фактически выполненных работ, расторжение договора подряда не требуется, что не противоречит нормам гражданского законодательства о неосновательном обогащении.

Что меня ни мало удивило, мне почти не удалось найти судебной практики по подобной категории дел за некоторым исключением. Для примера:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 марта 2016 г. по делу по делу № А40-118819/2015:

Даже если исходить из того, что Договор генподряда продолжал действовать, то и в таком случае, поскольку генподрядчик уплатил в счет оплаты работы на 50 179 302,48 руб. больше, чем стоимость фактически выполненной работы, разница в вышеуказанном размере подлежит взысканию с субподрядчика в пользу генподрядчика в силу того, что п. 4.1. Договором генподряда (т. 1 л.д. 36) предусмотрено, что выполнение работ осуществляется без предварительных платежей (аванса); следовательно, если работа не выполнена, но оплачена как выполненная на основании Актов КС-2, содержащих недостоверные сведения, генподрядчик вправе требовать возврата произведенной оплаты даже при действующем договоре, исключительно в силу условий договора, исключающих авансовую оплату.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2016 г. по делу N А40-86047/2015:

Следовательно, следует считать доказанным тот факт, что подрядчик получил оплату за работу, которую он фактически не выполнил, по Актам КС-2 от 01.11.2012 г. N 8 и от 16.10.2012 г. N 1 в общей сумме 5 934 000 руб. (заказчик округляет суммы, необоснованно завысившие стоимость вышеуказанных Актов, в меньшую сторону, до 5 878 300 руб. и 55 700 руб. соответственно).

В связи с чем стоимость невыполненной, но оплаченной работы в размере 5 934 000 руб. подлежит взысканию с подрядчика в пользу заказчика на основании ст. 1102 ГК РФ.

Данная сумма подлежит возврату несмотря на то, что формально Госконтракт считается действующим, сторонами не расторгнутым.

Интересно мнение коллег по указанному вопросу.

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста