Кяхтинский договор с китаем кратко



КЯ́ХТИНСКИЙ ДОГОВО́Р 1727

  • В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 535

    Скопировать библиографическую ссылку:

    КЯ́ХТИНСКИЙ ДОГОВО́Р 1727, до­го­вор об ус­та­нов­ле­нии гра­ниц меж­ду Рос. им­пе­ри­ей и Ки­та­ем в райо­не зах­ва­чен­ной маньч­жу­ра­ми в 1691 Сев. Мон­голии и о рус.-кит. тор­гов­ле. Под­пи­сан на бе­ре­гу р. Кях­та 21 окт. (1 но­яб.). Со­сто­ял из 11 ста­тей. От­ра­зил стрем­ле­ние сто­рон к уре­гу­ли­ро­ва­нию воз­ник­ших по­сле за­клю­че­ния Нер­чин­ско­го до­го­во­ра 1689 по­ли­тич., эко­но­мич. и по­гра­нич­ных про­блем. За­клю­че­нию К. д. пред­ше­ст­во­ва­ли рос.-кит. пе­ре­го­во­ры в Пе­ки­не (но­яб. 1726 – апр. 1727; рос. по­соль­ст­во воз­глав­ля­лось С. Л. Ра­гу­зин­ским-Вла­ди­сла­ви­чем ), про­дол­жен­ные на ли­нии бу­ду­щей гра­ни­цы, на р. Бу­ра, при­то­ке р. Ар­гунь. Там 20(31).8.1727 под­пи­сан Бу­рин­ский до­го­вор (во­шёл в от­ре­дак­ти­ро­ван­ном ви­де в К. д. в ка­че­ст­ве 3-й ста­тьи), на­ме­тив­ший рос.-кит. гра­ни­цу от р. Ар­гунь на вос­то­ке до пе­ре­ва­ла Ша­бин-Да­ба­га на за­па­де. Со­глас­но Бу­рин­ско­му до­го­во­ру об­ра­зо­ва­ны 2 сме­шан­ные рос.-кит. раз­гра­ни­чи­тель­ные ко­мис­сии, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ли гра­ни­цу на ме­ст­но­сти.

    Источник

    № 5. 1727 г. октября 21. — Кяхтинский договор о политических и экономических взаимоотношениях между Россией и Китаем.

    РУССКО-КИТАЙСКИЕ ДОГОВОРНЫЕ АКТЫ

    № 5

    1727 г. октября 21. — Кяхтинский договор о политических и экономических взаимоотношениях между Россией и Китаем

    /Л. 3/ Копия с трактата главнаго между Российскою и Китайскою империи вечнаго мира, о границах, о перебещиках, и о комерции, и о протчем, учиненной чрез графа Саву Владиславича с китайскими министры при Селенгинске, при речке Кяхте в 1728-м году июня 14-го дня.

    По указу императрицы Всероссийския и протчая, и протчая, и протчая. Посол Сава Владиславич Ильлирийской граф, присланной для обновления и вящшаго утверждения мира, которой прежде сего при Нипкове (Нерчинском) * между обоими империями заключен был ** согласился императора империя, Тайджин называемаго, с вельможи определенными, сиречь с царским советником вельможею Трибунала мандаринскаго президентом, и Внутренния палаты дел управителем Чабиною, с царским родственником вельможею Трибунала внешних провинцей управителя президентом и краснаго знамени вельможею Тегутом, Трибунала военного со вторым президентом Тулешиным, и договорились как следует:

    Сей новый договор нарочно зделан, /Л. 3об./ чтоб между обоими империями мир крепчайший был и вечный и от нынешняго дне каждое государство своими подданными имеет владеть и удерживать и, зело почитая мир, каждой имеет жестоко своих собирать и крепить, чтоб никакого противнаго дела не могли возбудить.

    Ныне, следуя обновлению мира, не довлеют воспоминатися прежния дела между обоими империями, ниже возвратитися перебещики, которые прежде сего уходили, но да оставятся по прежнему. А впредь ежели кто убежит, ни по какому образу имеет удерживаться, но с обоих сторон прилежно сысканные и пойманные, да отдадутся людем пограничным. [42]

    Российской посол Ильлирийской граф Сава Владиславич с вельможи китайскими вкупе согласился:

    Границы обоих империй суть дело зело важное, и ежели места не будут осмотрены, тому быть невозможно. Того ради российской посол Ильлирийской граф Сава Владиславич поехал на границы, и тамо согласился Китайскаго государства с генералом тусак-торой кун вам, хошой ефу Церин и с Бесыгою, вельможею царскаго караулу, и с Тулешиным, вторым президентом Трибунала военнаго, и обоих империй границы и край постановили, как следует.

    От российскаго караулу строения, которое при речке Кяхте, и каменнаго маяку караулу китайскаго, которые суть на сопке Орогойту, между тех двух маяков земля лежащая разделена равномерно пополам, и на средине поставлен маяк во знак разграниченья, и тут учреждено место купечества обоих государств. Оттуды посланы комисары в обе стороны для разраничения. /Л. 4/

    И начиная от того вышереченнаго места к востоку, по вершине гор Бургутейских, до Киранскаго караулу, и от Киранскаго караулу по Чиктаю, Ара Худара, Ара Хадаин Усу, против тех четырех караулов часть реки Чикоя постановлена за границу.

    От Ара Хадаин Усу до маяку караульнаго мунгалскаго Убур Хадаин Усу, и от Убур Хадаин Усу до маяку мунгалских караулов места Цаган Ола, все пустые места между завладенными от подданных российских землями и маяками царства Китайскаго подданных мунгалов разделены равно пополам, кака учинено на месте Кяхта называемом, таким образом, что когда прилучились горы, сопки, речки близ мест, поселенных от российских подданных, поставлены в знак границы ***; взаимно, когда прилучились горы, сопки, речки, близ маяков мунгалских караулов, поставлены в знак же границы, *** а в равных местах, без гор и речек, разделено пополам, и тут поставлены пограничные знаки.

    Обоих государств люди, которые от маяку караульнаго места, реченнаго Цаган Ола, ездили до берега реки Аргуни, осмотря земли, которые суть за маяками мунгалскими, единогласно за границу причли. Начиная от пограничнаго маяку, которой поставлен границею между двумя местами Кяхтою и Орогойту, идучи к западу по горам Орогойту, Тымен Ковиоху, Бичикту Хошегу, Булесоту Оло, Куку Челотуин, Хонгор обо, Янхор ола, Богосун ама, Гундзан ола, Хутугайту ола, Кови-Моулоу, Бутугу дабага (сиричь **** проезд), Екоутен шаой моулоу, Дошиту дабага, Кысыныкту дабага, Гурби дабага, Нукуту дабага, Ергик таракг ****, Кензе мада, Хонин дабага, Кем кемчик бом, Шабина дабага.

    По вершине сих гор учинено разделение посредине и за границу причтено. Между ими поперег какие хрепты и реки прилегли, хрепты и реки пополам пересечены и равномерно разделены таким образом, что северная сторона Российскому государству да будет, а полуденная сторона Китайскому государству. И которые [43] посланные с обоих сторон люди разделение ясно написали и начертили, и промеж собою письмами и чертежами разменились, и к своим вельможам привезли. Между утверждением границ обоих империй, которые подлые люди воровски закочевали, завладев землями, и внутри юрты поставили, сысканы и в собственныя кочевания переведены. Такожде обоих государств люди, которые перебегали туда и сюда, сысканы и установлены жить в своих кочевьях. И тако пограничное место стало быть чисто.

    А урянхи, в которую сторону платили по пяти соболей, впредь оставлены по прежнему у своих владетелей. А которые по одному соболю давали, впредь не возмется с них вечно, с котораго дни пограничной договор установился. И что так решено, о том подтверждено письменным свидетельством и каждой стороне вручено 1 . /Л. 4об./

    Ныне, по установлении обоих государств границ, не надлежит с одной стороны, ни с другой удерживать перебещиков, и к сему последствуя для обновления мира, как решено с российским послом Ильлирийским графом Савою Владиславичем, будет свободное купечество между обоими империями, и число купцов, как прежде сего уже постановлено, не будет более 200 человек, которые по каждых трех летех могут приходить единожды в Пекин. И понеже они будут все купцы, того ради не дастся им корм по-прежнему, и никакая ж пошлина ниже от продающих, ниже от купующих возмется.

    Когда купцы прибудут на границу, и о прибытии своем будут описоваться, тогда, получив письма, пошлются мандарины, которые встретят и препроводят ради купечества. И ежели купцы на дороге похотят купить верблюдов, лошадей, корм и нанять работников своим собственным иждивением, да купят и наймывают. Мандарин же или начальник купеческаго каравана оными да владеет и управляет, и ежели какой спор возбудится, и он праведно да смирит.

    Ежели же оной начальник или вождь будет какого достоинства, с почтением имеет быть принят. Вещи какого-либо звания могут продаваны и покупаны быть, кроме тех, которые указами обоих империй запрещены суть. Ежели кто без ведома начальническаго похочет тайным образом остаться, ему не позволяется. Ежели же кто болезнию умрет, и что от него останется, какого ни есть звания, то оные отдадутся людям того государства, как российской посол Ильлирийской граф Сава Владиславич постановил.

    И кроме купечества между обоими государствами еще на границах ради меньшаго купечества изберется удобное место при Нипкове (Нерчинске) и на Селенгинской Кяхте 2 , где построятся домы и оградятся оградою, или полисадом, как покажется. И кто-либо похощет итти на оное место купечества ради, да идет токмо прямою дорогою. А ежели кто с ней уклонится, блудя, или на иные места поедут для купечества, да возьмутся товары их на государя. [44]

    С одной же стороны и с другой равное число служивых да установится, над которыми да управляют равнаго рангу офицеры, которые единодушно место да стерегут и несогласия да разводят, как постановлено с послом российским Ильлирийским графом Савою Владиславичем.

    Коен 3 или дом, которой ныне для российских в Пекине обретается, будет для россиян и впредь приезжающих, оные сами будут жить в сем доме 4 . А что российской посол Ильлирийской граф Сава Владиславич представлял о строении церкви, зделана в сем доме вспоможением вельможей 5 , которые имеют надсмотрение в российских делах. В сем доме /Л. 5/ будет жить один лама (священник), ныне в Пекине обретающийся 6 , и прибавятся другие три ламы (священника), которые прибудут, как решено 7 . Когда прибудут, дастся им корм 8 , как дается сему, которой прежде приехал и при той же церкви поставлены будут. Россияном не будет запрещено молитися и почитати своего бога по своему закону 9 . Кроме того, четыре мальчика учеников, и два побольшаго возраста, которые по-руски и по-латыне знают и которых посол российской Ильлирийской граф Сава Владиславич хощет оставить в Пекине для обучения языков 10 , будут жить также в сем доме, и корм дастся им из царскаго иждивения. А когда выучатся, по своей воли да возмутся назад.

    Читайте также:  Договор по оценке ущерба автомобиля

    Для коммуникации между обоими империями печатные пашпорты весьма нужны суть. Того ради, когда из Российскаго государства к Китайскому государству пошлются грамоты, дадутся печатаю закрепленные из Сената или из Трибунала российскаго и града Тобольска от губернатора, к Трибуналу китайскому внешних провинцей управителю. А когда от Китайскаго государства к Российскому государству пошлются такожде письма от Трибунала внешних провинцей управителя, запечатанные ж дадутся к Сенату или к Трибуналу российскому, и града Тобольска губернатору 11 . Ежели же от границ и порубежных мест пошлются письма о перебещиках, воровствах, и прочих, сим подобных нуждах, то которые пребывают на границах российских городов начальники, а которые суть на границах китайских тушету-хан, Ован джан торжи, Ован танжин торжи 5 *, взаимно между собою да посылают письма, собственною рукою подписанные и печатью закрепленные ради свидетельства. И когда россияны будут писать к тушету-хану, Ован джан торжию, Ован танжин торжию, а оные такожде от своей стороны к вышереченным будут писать. Все куриеры, которые /Л. 5об./ будут возить такие письма, имеют ездить чрез одну Кяхтинскую дорогу. А ежели прилучитса какое важное дело и великое, то какою ни есть ближнею дорогою позволяется ездить. Ежели же кто с умыслу (понеже дорога Кяхтинская далека) нарочно восприимет ближнюю дорогу, тогда российския градския управители и [45] коменданты, и китайские пограничные ханы имеют меж собою списоваться и по изяснении дела каждой своих да накажет.

    Что касается до реки Уды и тамошних мест, понеже российской посол Федор Алексеевич, Китайскаго империя Внутренныя палаты с вельможею Самгуту согласяся вкупе говорили: сей пункт да останется ныне не окончен, а впредь или чрез письма или чрез послов окончится; и так писано в протоколах. Того ради Китайскаго империя вельможи говорили российскому послу Саве Владиславичю графу Ильлирийскому: понеже ты прислан от императрицы с полною мочью окончить все дела, то и о сем пункте имеем трактовать, ибо ваши люди безпрестанно переходят границы в наше 6 * место, имянуемое Химкон Тугурик. Ежели сей пункт ныне не окончим, зело опасно, дабы обоих империй подданные, которые живут при границах, между собою ссоры и несогласия не возбудили; и понеже сие весьма противно миру и соединению, ныне же надлежит окончить.

    Российской посол Сава Владиславич Ильлирийской граф ответствовал: сия земля восточная, не токмо мне от императрицы не приказана, но еще я о той земле подлинно известия не имею; да останется еще, как прежде постановлено. А ежели кто из наших прейдет чрез границу, унимать и запрещать буду.

    На сие китайские вельможи говорили: когда императрица не приказала тебе о восточной стороне трактовать, мы не будет более принуждать, и между тем так принуждены оставить. Но по твоем возвращении накрепко закажи вашим. Ибо ежели какие /Л. 6/ из ваших прейдут за границу и пойманы будут, без сумнения от нас наказаны быть имеют; и не можете тогда говорить, что мы нарушили мир. А ежели из наших за вашу границу кто перейдет, вы также их накажите.

    Того ради, понеже ныне не трактуется о реке Уде ниже о протчих тамошних реках, да останутся по прежнему, но ваши люди не имеют более завладеть на поселение 12 .

    Российской посол Ильлирийской граф Сава Владиславич когда возвратится, вся сия ясно донес бы императрице и изъяснил, каким образом надлежит туда послать вкупе известных людей о тамошних землях, которые б вкупе могли разсмотреть, и что-нибудь решить, и сие бы изрядно было. А ежели оставится сие малое дело, худо гласиться будет с миром обоих государств. О сем пункте писано к российскому Сенату.

    Пограничные обоих империй управители 13 имеют непродолжительно по правде каждое дело решить. А ежели будет замедление, за свою партикулярную корысть, тогда каждое государство да накажет своих по своим правам. [46]

    Ежели от одного к другому империю пошлется за публичными делами малой или великой посол, когда оной прибудет на границу и объявит о своем деле 7 * и о своем характере, будет ожидать недолго на границе, дондеже вышлется кто на встречу для препровождения. И тогда ему дадутся скорые подводы, корм, и с прилежанием препровожден будет. По прибытии дастся же дом и корм. А ежели посол прибудет в тот год, в которой не имеет быть пропущено купечество, товары с ним не пропустятся. А ежели для важного какого дела один или два куриера прибудут, тогда, показав запечатанные пашпорты, мандарины пограничные без жадной описки немедленно дадут подводы, корм, проводников, как российской посол Сава Владиславич Ильлирийской граф решил, так утверждено.

    И понеже письменная пересылка между обоими империями чрез письма или чрез людей зело нужная, того ради ни по какому образу имеет замедлитися. И ежели впредь замедлятся письма, удержатся присланные люди, и не дастся отповедь, или оная отложится с потерянием времени; и понеже таковые поступки не соглашаются с миром, того ради посланники и купечество не могут быть пропущены, но на время и посланники и купечество будут удержаны, дондеже дело изъяснено будет, и по изъяснении пропустится по прежнему. /Л. 6об./

    Впредь, ежели кто из подданных обоих государств перебежит, кажнен да будет в том месте, где поймается. Ежели оружейные перейдут за границу, учиня грабежи и убийства, также смертию имеют быть кажнены. Кто же оружейною рукою без запечатаннаго пашпорту такожде за границу прейдет, хотя б и не учинил убийства и грабежа, однако ж наказан быть имеет, как надлежит. Ежели кто из служивых или иной кто, покрадши господина своего, убежит, ежели будет рускаго владения, да будет повешен, а ежели китайскаго владения, имеет быть кажнен на том месте, где поимается; а вещи покраденныя да возвратятся его господину.

    Ежели кто прейдет за границу и зверей или инаго скота покрадет, своему начальнику на суд да предастся, которой осудит ево за первую кражу вдесятеро; за другую против того вдвое; а за третью да предастся смертной казни. Кто будет промышляти недалеко от границы для своей корысти за рубежами, промышленное да будет взято на государя; и тот промышленник да будет наказан по разсмотрению судьи. Подлые же люди, которые без пашпорту прейдут за границу, такожде имеют быть наказаны, как российской посол Сава Владиславич Ильлирийской граф постановил.

    Инструмент обновления мира между обоими империями с обоих сторон разменен тако:

    посол российской Ильлирийской граф Сава Владиславич на руском и латинском языках написанной, за своею рукою и печатью [47] закрепленной вручил Китайскаго государства вельможам к сохранению. А китайские вельможи, на манжурском, /Л. 7/ российском и латинском языках написанные, равным образом за своим подписанием и укреплением печати, вручили российскому послу Ильлирийскому графу Саве Владиславичю к сохранению 14 .

    Сего же инструмента екземпляры печати преданы, всем пограничным жителем розданы, чтоб ведомо было о сем деле.

    Лета Господня 1727-го, месяца октября 21-го дня, а Петра Втораго Всероссийскаго императора и протчая, и протчая, и протчая, государствования перваго году. Розменен на Кяхте, июня 14-го дня 1728-го году 15 .

    На подлинном при разменении подписано тако:

    Граф Сава Владиславич
    Секретарь посольства Иван Глазунов

    Ниже текста скрепа: [Иван] Гла[зунов]

    АВПРИ. Ф. Трактаты. Оп. 2,1728. Д. 24017. Л. 3-7. Заверенная копия.

    Другая копия на русском яз. — Там же. Л. 67-71 об. Опубл.: Сборник договоров России с Китаем. 1689-1881. С. 50-60; Русско-китайские отношения. 1689-1916. С. 17-22.

    Подлинник на русском яз., переданный России цинской стороной. — Там же. Л. 51-60 8 *. Опубл.: Сборник договоров России с Китаем. 1689-1881. С. 74-83.

    Подлинник на маньчжурском яз.Там же. Л. 13-43 об. 9 * Опубл.: Там же. С. 61-73.

    Перевод с маньчжурского яз. Алексея Леонтьева — Там же. Л. 80-97.

    Подлинник на латинском яз., переданный России цинской стороной. — Там же. Л. 44-50 10 *. Опубл.: Там же.С. 74-83.

    Копия на латинском яз., переданная Китаю российской стороной. — Там же. Л. 8-12 об. Опубл.: Там же. С. 50-60.

    * Здесь и далее круглые скобки поставлены в документе.

    *** Слова между звездочками написаны на левом поле листа.

    5 * В подлиннике на маньчжурском яз.: Ванчжал дорчжи и Ван Данчжил дорчжи.

    Читайте также:  Если меня уволили по окончанию договора

    6 * В документе: ваше.

    7 * Слова о своем деле написаны над строкой.

    8 * На л. 60 стоит оттиск красной прямоугольной печати Лифаньюаня.

    9 * Каждый лист скреплен печатью Лифаньюаня.

    10 * На л. 50 оттиск печати Лифаньюаня.

    1. Вошедший в Кяхтинский договор в качестве его ст. 3-й (территориальной) Буринский трактат подвергся определенному сокращению (преамбула и заключение) и редактированию (введены отдельные слова, целые фразы, будущее время глаголов заменено на прошедшее и т. д.). Но все это не меняло утвержденной Буринским трактатом линии русско-китайской границы, которая, как говорилось выше, ко времени подписания Кяхтинского договора практически вся уже была демаркирована комиссарами обеих сторон.

    2. Кяхта (от монг.: Кягту — название урочища), торговая слобода на р. Кяхте, в XVIII-XIX вв. — крупнейший центр торговли с Китаем. Строилась Кяхта по рисунку C. Л. Владиславича-Рагузинского. Строительство ее было им поручено «кяхтинскому оберегателю» капитану Княгинкину (Историческая записка, составленная советником Троицко-Савского пограничного правления Сычевским в 1846 г. М., 1875. С. 59). Строительство было закончено в 1728 г. и со второй половины этого года Кяхта стала местом российско-китайской меновой торговли.

    С 1741 г. через Кяхту был открыт новый путь хождения казенных караванов в Пекин и таким образом кяхтинский путь «взял окончательный перевес над нерчинским» (Силин Е. П.Кяхта в XVIII в. Из истории русско-китайской торговли. Иркутск, 1947. С. 55). По указу Сената 31 декабря 1743 г. Кяхте был присвоен статус торговой слободы (Там же. С. 12). В 1792 г. в Кяхту была переведена таможня из Иркутска, и торговля, ранее нерегулярная, приобрела устойчивый характер.

    После Пекинского договора 1860 г., когда русские купцы получили право свободного доступа в Китай, торговля в Кяхте стала главным образом транзитной. Кяхтинская караванная торговля утратила свое былое значение в связи с открытием движения по Транссибирской магистрали и КВЖД (построена в 1897-1903 гг.).

    Почти одновременно у самой границы на монгольской территории начала строиться пограничная слобода Маймайчэн (см.: Мороз И. Т. Российско-китайские пограничные отношения (Кяхта — Маймайчэн) // Востоковедение и мировая культура. К 80-летию академика C. Л. Тихвинского. М., 1998. С. 185-201).

    17 мая 1728 г. по распоряжению C. Л. Владиславича-Рагузинского «аргуньских серебряных заводов камисар Тимофей Бурцов да толмач Алексей Третьяков» подписали Разменное письмо, в котором определялось другое пограничное торговое место «для обоих империй купецким людем»: «Гана реки и Аргуни реки в стрелке». На южной стороне «Куку добо назначили место Срединного государства купецким людем строитца», а «у Аргуни реки» на северном берегу «на Цурухайтуевском на нижнем мысу положено место Российской империи купецким людем строитца» (см. док. № 8).

    Однако Цурухайту не сыграл в истории русско-китайской торговли сколько-нибудь значительной роли. Причиной тому является его отдаленность и труднодоступность.

    «По положению Сибирскаго комитета» 25 декабря 1858 г. российский император «повелеть изволил: состоящую в ведении Кяхтинской таможни Цурухайтуевскую заставу упразднить, оставя наблюдение за неводворением контрабанды в Нерчинском крае на обязанности чинов Забайкальскаго казачьяго войска» (ПСЗРИ. Т. 33. Отд. 2. № 33968. С. 572).

    3. Коэн — вероятно испорченное маньчжурское слово курэнь — подворье, казенное подворье для иностранцев и пр. В маньчжурском тексте Кяхтинского договора этому слову соответствует словосочетание «орос гувань» (маньчж.: «орос», то есть «русский» и испорченное кит. слово: гувань, прав.: гуань, то есть «подворье») — «Русское подворье».

    4. Русское подворье или Российский посольский двор было выделено императором Сюань Е для размещения караванов из Москвы. И хотя подворье существовало, но специального положения о том, чтобы русские послы останавливались только там не было. Видимо поэтому Владиславич-Рагузинский потребовал во время переговоров закрепить Русское подворье только за русскими (Избрант Идэс и Адам Бранд. Записки о русском посольстве в Китай (1692-1695). М., 1967. С. 310).

    Русское подворье с церковью располагалось «в самой оживленной части внутреннего города. На этом месте находилось прежде русское торговое подворье, и здесь останавливались прежние русские посланники, агенты и гонцы. Как выгодное по местоположению, подворье это избрано было посланниками Измайловым и Владиславичем для посольского двора и монастыря. Оно находилось вблизи императорского дворца, присутственных мест и торгового китайского города» (Иеромонах Николай (Адоратский). История Пекинской Духовной Миссии в первый период ее деятельности (1685-1745). // История Российской Духовной Миссии в Китае. Сб. ст. М., 1997. С. 107).

    5. Во время переговоров Владиславич-Рагузинский упрекал цинских представителей в том, что в проекте трактата о церкви упоминалось, «как уже построенной, тогда как она не была еще начата» (Там же. С. 107). В окончательном тексте Кяхтинского договора эта фраза осталась без изменений.

    Церковь при Посольском дворе была отстроена и то только вчерне к приезду в Пекин второй смены Миссии (1729-1735). Как свидетельствует русский торговый агент Л. Ланг, 28 декабря 1727 г. на Русское подворье были завезены материалы для строительства церкви: дерево, камни и кирпич, а 12 января 1728 г. «начали люди приходить, которые дикие каменья на фундамент тесать стали, и плотники, и столяры, для изготовления, что к оному строению из дерева принадлежит. » (Там же. С. 121).

    В ноябре 1730 г. С. Л. Владиславич-Рагузинский сообщил в Коллегию иностранных дел (сведения были им получены от начальника второй Миссии Антония Платковского), что «церковь тамо богдыханским коштом каменная построена, токмо внутри иконостасом и прочим по обыкновению не украшена. » (Там же. С. 123).

    Старая Никольская церковь албазинцев просуществовала до 19 августа 1730 г., когда она была разрушена землетрясением (Там же. С. 125).

    6. В Пекине в то время при старой церкви св. Чудотворца Николая, «построенной от русских полоненников» из Албазина «обретались» священник Лаврентий и три псаломщика (Там же. С. 113, 116).

    7. Пока комиссары по русско-китайскому разграничению «земли граничили», Владиславич-Рагузинский согласно предварительной договоренности с китайскими министрами относительно ст. 5-й Кяхтинского договора отправил в Пекин долгое время стоявший на границе караван Лоренца Ланга. Караван отправился из Чикойской Стрелки 13 сентября 1727 г. и с ним первые три ученика второй Российской Духовной Миссии. Начальник второй Миссии архимандрит Антоний Платковский и еще три ученика выехали в Пекин из Кяхты 30 марта 1729 г. (РКО в XVIII в. Т. 2. С. 519, 609).

    Российская Духовная Миссия в Пекине — православное церковное учреждение, которое выполняло функции неофициального дипломатического представительства России в Цинском Китае. Во второй половине XIX в. политико-дипломатическая роль Российской Духовной Миссии значительно сократилась в связи с подписанием русско-китайского Тяньцзиньского договора (1858) и появлением в Пекине дипломатической миссии. В начале XX в. Она превратилась в чисто церковное учреждение.

    Российская Духовная Миссия в Китае прекратила свое существование в 1954 г. (см.: Тихвинский C. Л. Начальник 20-й Миссии владыка Виктор // История Российской Духовной Миссии в Китае. С. 324).

    О многосторонней (духовной, дипломатической, культурной и др.) деятельности Миссии см.: Ипатова A. C. Российская Духовная Миссия в Китае: век двадцатый // История Российской Духовной Миссии в Китае. С. 281-317; Она же: Место Российской Духовной Миссии в Китае в истории российско-китайских отношений // Востоковедение и мировая культура. К 80-летию академика С. Л. Тихвинского. Сб. ст. М., 1998. С. 202-233.

    8. Члены Российской Духовной Миссии получали жалованье от русского и китайского правительств. Последнее выдавало ежемесячное жалованье и раз в три года некоторую сумму на приобретение одежды. Жалованье и содержание «определенное от китайского правительства» выдавалось аккуратно, но из России приходило не всегда вовремя (Ипатова A. C.Место российской Духовной Миссии в Китае. С. 130).

    Читайте также:  Имеет ли юридическую силу отправленный договор сканом по почте

    Такая практика продолжалась до 1858 г., когда согласно ст. 10-й Тяньцзиньского трактата все расходы, связанные с содержанием Миссии, были отнесены «на счет русского правительства», а китайское правительство было «вовсе» освобождено «от расходов доселе им производившихся».

    9. Религиозная пропаганда русских священников велась только среди немногочисленных албазинцев. Чтобы не вызвать недовольства цинского правительства «и не лишиться единственного источника информации о Китае» русское правительство запрещало вести активную миссионерскую деятельность среди китайцев. (Скачков П. Е. Очерки истории русского китаеведения. М., 1977. С. 37). Положение изменилось после заключения русско-китайского Тяньцзиньского договора. В ст. 8-й трактата сказано, что китайское правительство, «считая христианских миссионеров за добрых людей не ищущих собственных выгод», «дозволяет им распространять христианство между своими подданными. «.

    10. Еще в 1723 г. Л. Ланг обратился в Коммерц-Коллегию с просьбой отправить в Китай несколько русских учеников для обучения китайскому и маньчжурскому языкам.

    11. Договоренность о ведении переписки между Россией и Китаем от имени Российского сената и китайского Трибунала внешних сношений (Лифаньюань) снимала вопрос о взаимном титуловании императоров, что нередко вызывало особенно со стороны цинского правительства различного рода придирки и нарекания.

    В АВПРИ имеется справка, составленная неизвестным лицом, относительно этой статьи Кяхтинского договора: «В трактате с Китайским государством чрез российскаго посла Савы Владиславича в 1728-м году заключенном, поставлено, между обоими государствами иметь переписку Российскому Сенату с китайским Трибуналом, а на каком имянно языке, того не изъяснено.

    И потому отправлялись в китайской Трибунал листы от имяни Правительствующаго Сената на российском языке без подписания, но запечатаны в коверте государственною среднею печатью, переводы прикладывались на одном латинском языке.

    Из китайскаго Трибунала к Российскому Сенату прежде присыланы были листы на манжурском и латинском языках, а с некотораго времяни стали присылать на манжурском, латинском и российском языках.

    В 1764-м году отправлен был отсюда в Трибунал последней лист на российском языке, и по приказанию Коллегии [иностранных дел], для лутчаго объяснения, приложены притом переводы на манжурском и латинском языках» (АВПРИ. Ф. Трактаты. Оп. 2. 1727. Д. 239/6. Л. 103-103 об.).

    12. После заключения Нерчинского договора вопрос об Удском пространстве ставилося цинским правительством перед миссией И. Идеса (1692-1695) и посольством Л. B. Измайлова (1719-1721), которые однако не имели полномочий на ведение переговоров по пограничным вопросам.

    13. Сразу же после заключения договора C. Л. Владиславич-Рагузинский назначил двух пограничных надзирателей («пограничные дозорщики»): один из них отвечал за участок границы на восток от р. Кяхты, другой — на запад. В Кяхту и Цурухайту для содержания постов, «остережения купечества» и решения могущих возникнуть пограничных ссор были назначены капитаны «с капральством солдат». Над всеми вышеперечисленными «генеральным пограничным управителем для письменной корреспонденции с монгольскими владельцы» был назначен находившийся в свите посла полковник И. Д. Бухгольц с местопребыванием в Селенгинске (Историческая записка, составленная советником Троицко-Савского пограничного правления Сычевским. С. 82). Охрана учрежденных на границе караулов поручалась зайсанам, шуленгам родов, кочевавшим вблизи границы, и «служивым» (казакам) из ближайших городов (Там же. С. 25). В китайскую приграничную слободу Маймайчэн для управления слободой и ведения пограничных дел были назначены цзаргучей и тайджи в качестве его помощника. Общее наблюдение за русско-китайской границей в Китае, начиная с 1762 г. находилось в ведении двух правителей (или соправителей) — вана и амбаня, местопребывание которых находилось в Урге.

    14. К Кяхтинскому договору не было приложено ни протокола, ни описания границы, ни каких-либо карт. Лишь спустя год или два после его заключения геодезисты Посольской походной канцелярии российского посла: А. И. Кушелев, Михайло Зиновьев и Вальцев составили «ландкарту» к Кяхтинскому договору (АВПРИ. Ф. Миссия в Пекине. Оп. 721. 1905-1909. Д. 449. Л. 267).

    15. Между разноязычными текстами Кяхтинского договора имеются разночтения. Так, например, в русском тексте договора указаны: дата его подписания, дата и место размена трактата. В маньчжурском тексте — только дата подписания: Правления Хувалясунь тоб (кит.: Юнчжэн; 1723-1735 гг.) 6-й год 7-я луна 7-е число.

    Расхождения между разноязычными текстами были отмечены обеими сторонами вскоре после подписания Кяхтинского трактата.

    Переводчик Коллегии иностранных дел А. Л. Леонтьев отметил следующие несоответствия:

    «Примечено переводчиком Леонтьевым.

    В трактате, между Российской и Китайской империями графом Савою Владиславичем заключенном, написано на российском, манжурском и латинском языках: империя Тайцинская. А в листах от китайского Трибунала к Правительствующему сенату пишут: Великой империи (их царства) Тайцинской, прибавляют слово сие: великой.

    В трактате на российском и латинском языках написано: императрица россйская. А в оригинально на манжурском языке написано, и в листах катунь (здесь и далее подчеркнуто в тексте. — Сост.). Слово мунгальское, значит: княгиня, принцесса, королева.

    Хань с точкой. Литера простая, сама собою не значит ничего. Когда употреблена в тексте в слове царь, то по прибавочной точке своей значит царя под протекциею.

    Хань без точки. На манжурском и мунгальском языках значит царь.

    От Трибунала в Сенат и переводах с российского и латинского на манжурском языке в Пекине пишут: катунь хань: (хань с точкою)». (АВПРИ. Ф. Трактаты. Он. 2. 1727. Д. 239/6. Л. 201- 201 об.).

    «В пополнение русского трактата» цинские представители вручили русской стороне следующее письмо:

    Перевод с выше писанного мунгальского писма, данного от китайских министров при разменении Генерального трактата июня 14 дня 1728-го года на Кяхте, в пополнение руского трактата.

    В русском трактате написано вместо маяков (здесь и далее подчеркнуто в тексте. — Сост.) камень, то переводчик ошибся в переводе. На манжурском, латинском во утвержденных трактатах крепким писанием дело окончали: и всю силу и действо в латинском изъяснили. Того ради и заключили. И сие письмо российскому послу дали.

    Советник и генерал, управитель государственных дел джун ван хотой эфу Церин подписался.

    Над стольниками начальник торгиамба Бесыга подписался. Мунгальского приказу и дел управитель Походного приказу асханямба Наинтай.

    Секретарь Буглой подписался.

    Переводил толмач Алексей Третьяков

    (АВПРИ. Ф. Трактаты. Оп. 2. 1728. Д. 240/7. Л. 62. Подлинник на монгольском яз. — Там же. Л. 63-64).

    О разночтениях между разноязычными текстами Кяхтинского договора см. также: АВПРИ. Ф. Китайский стол. Оп. 491. 1910-1911. Д. 1169. Ч. II. Л. 62-66. Там же. 1894-1910. Д. 3188. Л. 51- 60.

    Отметим еще, что статьи Кяхтинского договора на маньчжурском языке не имеют порядковых номеров. Каждая из них начинается словами «эму хачинь», то есть «одна статья».

    Об успехе переговоров в Кяхте свидетельствует «Сказка бывших при разграничении», составленная членами комиссии под руководством Колычева через три месяца после окончания демаркации западного участка границы:

    «1728 февраля в 13 день в Селенгинску в посольской походной канцелярии Китайской экспедиции бывшие коммисарства китайскаго разграничения при Комиссии онаго разграничения с комнатным стольником и коммисаром господином Колычевым, ниже подписавшиеся сим свидетельствуем, по учиненному договору между Российскою и Китайскою империями прошлаго 1727 года августа 20 дня, которая граница учинена и пограничные знаки поставлены от Боргу- тейской полуденной сопки в правую сторону до Шабина-Дабага, что оная граница учинена против прежняго владения подданных людей Российской империи с великим пространством от Мунгальскаго владения заграничены многия земли, которыя никогда не бывали; а именно: от реки Хан-Тенгери, в разстоянии верховою ездою в длину дней на 8, а широтою до реки Абакану дни на 3, а те места во владении Российской империи никогда не бывали; а когда российские люди Кузнецкаго ведомства в те места для звериных промыслов, как русские промышленные, так и ясачные люди, ходили, в тех местах Китайскаго владения цыцен вана Сочты, их побивали и грабили, понеже те места для звериных промыслов самыя угодныя, а промышляют в тех местах зверей: соболи, лисицы, белку, разсомаху, выдру и бобры.

    И с такою учиненною и пространною границею поданные российские, ясачные люди, також и русские промышленные весьма довольные и радостные, что божиим вспоможением и счастием Его императорскаго величества оная граница так учинилась» (Сборник договоров России с Китаем. 1689-1881. С. 43).

    © Материалы, опубликованные на сайте, являются интеллектуальной собственностью и охраняются законодательством об авторском праве. Любое копирование, тиражирование, распространение
    возможно только с предварительного разрешения правообладателя.
    Информационный портал по Китаю проекта АБИРУС

    Источник

    Поделиться с друзьями
    МальтаВиста