Договор займа на неопределенный срок исковая давность

Верховный суд посчитал исковую давность по займу

Андрей Карин* одолжил Олегу Карину* и Анне Антиповой* 4 000 000 руб. на приобретение жилья. Срок возврата займа, а также проценты стороны не определили. Спустя четыре с лишним года кредитор письменно потребовал вернуть долг и проценты. По прошествии месяца кредитор обратился в суд, где просил взыскать с должников деньги с учетом процентов в равных долях. Те не согласились с иском, а к требованиям о взыскании процентов и вовсе просили применить срок исковой давности.

ИСТЕЦ: Андрей Карин*

ОТВЕТЧИКИ: Олег Карин*, Анна Антипова*

СУТЬ СПОРА: О взыскании долга и процентов по договору займа

РЕШЕНИЕ: Отменить апелляционное определение, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции

Перовский районный суд г. Москвы удовлетворил иск частично, применив к требованию о взыскании процентов срок исковой давности. Суд пришёл к выводу: поскольку стороны не определили срок возврата денег, он наступает в момент востребования (п. 1 ст. 810 ГК). Московский городской суд изменил решение суда первой инстанции в части суммы процентов за пользование займом, взыскав их за весь период – без учета срока исковой давности. Апелляция сочла, что в этом споре срок исковой давности не применим, поскольку проценты за пользование займом подлежали уплате при возврате основной суммы долга.

Верховный суд, сославшись на п. 24 постановления Пленума от 29 сентября 2015 года № 43, напомнил: если стороны не определили срок выплаты процентов, они должны выплачиваться ежемесячно до дня возврата займа. Когда обязанность по уплате процентов одновременно с возвратом суммы долга прямо не предусмотрена договором займа, заимодавец может требовать уплаты таких процентов вне зависимости от того, предъявляются им требования о взыскании основного долга или нет. Таким образом, истец мог ежемесячно получать проценты по договору займа, но потребовал их только спустя четыре с лишним года. Поэтому ВС посчитал, что апелляционное определение нельзя признать законным, и отменил его. Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, но пока что не рассмотрено (№ 5-КГ18-247).

«Обязательство по возврату основной суммы долга не возникает до предъявления требования о возврате, и до этого момента исковая давность не течет. Обязательство по уплате процентов, наоборот, подлежит исполнению в течение всего периода пользования деньгами. Оно является длящимся, поэтому к нему применяется трехлетний срок исковой давности по каждому просроченному платежу»

Алексей Абрамов, директор юридической практики KEPT (ранее KPMG) KEPT (ранее KPMG) Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × в России и СНГ

«Если стороны не достигли соглашения о порядке уплаты процентов по договору займа, проценты должны выплачиваться ежемесячно до возврата займа (п. 3 ст. 809 ГК). Установленный законом порядок уплаты процентов позволяет применить срок исковой давности к каждому конкретному платежу отдельно и отвергать требования, предъявленные после истечения этого срока. Московский городской суд предпринял попытку отступить от логики законодателя. Ничего хорошего для принципа правовой определенности в такой идее нет. Поэтому за вынесенное определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС нужно сказать большое спасибо», – считает партнер правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45 место По выручке Профайл компании × Магомед Газдиев.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Источник

Верховный суд определил срок исковой давности по старому договору займа

В деле о возврате долга № А40-77662/18 ответчик «Имидж Инвест» заявил о фальсификации доказательств: якобы гендиректор Юлия Санкина не подписывала акт сверки взаиморасчетов и дополнительное соглашение. Экспертиза показала, что подписи на допсоглашении соответствуют одним образцам подписей Санкиной и не соответствуют другим. В любом случае выводы исследования не повлияли на уверенность судьи АСГМ Арслана Эльдеева, что заем — реальная сделка.

Иначе вышло с актом сверки взаиморасчетов. Когда ответчик заявил о его подделке, «Арехелд» попросил исключить бумагу из числа доказательств. Суд так и сделал. Но следом истец передумал и ходатайствовал снова приобщить документ. Судья Эльдеев решил, что это злоупотребление правом, и отказал.

Акт сверки взаиморасчетов, как известно, прерывает срок течения исковой давности. Возможно, если это доказательство осталось бы в материалах дела, суд разрешил требования иначе. Но, поскольку акт исключили, срок исковой давности стали считать со следующего дня после окончания срока оплаты. Вернуть деньги надо было в 2013-м, а истец подал в суд в 2018-м. Значит, не уложился в трехлетний срок, сочли три инстанции и отказали в требованиях.

А в 2020 году «Арехелд» подал новый иск — о расторжении договора займа (дело № А40-199994/2020). Как пояснил истец, ранее в 2020-м он направил предложение его разорвать, а не получив ответа, обратился в суд. «Имидж Инвест» возражал против исковых требований и заявил о пропуске срока исковой давности. Но судья АСГМ Елена Давледьянова решила, что договор не исполнен заемщиком, а значит, все еще действует и срок исковой давности здесь не применяется. Вышестоящие инстанции поддержали решение в пользу «Арехелда». Они начали отсчет не с даты, когда компания узнала о неисполнении обязательства (в 2013-м), а со дня направления предложения о расторжении договора в 2020-м.

Читайте также:  Договор займа у физ лица юр лицом беспроцентный займ

Победа в этом деле позволила «Арехелду» переквалифицировать средства из долга по договору займа в неосновательное обогащение. Офшор подал новый иск о взыскании неосновательного. Суд удовлетворил его в августе 2021 года (№ А40-90266/2021). Далее с этим решением «Арехелд» подал заявление о банкротстве контрагента (дело № А40-286868/2021).

«Суды поддержали манипулятивную позицию истца»

Тем временем «Имидж Инвест» обжаловал в Верховном суде решения нижестоящих инстанций, которые расторгли сделку займа. По мнению компании, требование о расторжении договора вытекает из факта неисполнения заемного обязательства, а значит, срок исковой давности следовало отсчитывать с момента окончания срока его действия, который имел место в 2013-м. «Условие договора о том, что он сохраняет действие до полного исполнения обязательств, не влияет на истечение срока исковой давности и не продлевает его», — указал заемщик в своей жалобе в экономколлегию. «Имидж Инвест» настаивает: к требованию надо применять общий трехлетний срок исковой давности, а его расчет не должен зависеть от того, какой способ защиты используется.

Заседание по делу состоялось 19 мая. Интересы заявителя жалобы представляла Наталья Забрудская, управляющий партнер МКА «Правовой диалог» МКА «Правовой диалог» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Она повторила, что действия оппонента, желающего прекратить договор, не влияют на срок исковой давности. «Иначе по любому требованию его можно было бы так исчислять», — пояснила адвокат. Равно нельзя считать срок исковой давности с даты направления требования, если срок исполнения обязательства не определяется моментом истребования, убеждала Забрудская.

«Течение срока исковой давности, по сути, поставлено в зависимость от воли истца, а суды поддержали его манипулятивную позицию», — заявила представитель «Имидж Инвеста».

Председательствующий судья Рамзия Хатыпова спросила у нее, будет ли договор действующим или нет, учитывая, что ответчик возражает против его расторжения. Сначала Забрудская сказала, что нет оснований для его признания действующим, но потом попросила время подумать, потому что «вопрос сложный». В итоге адвокат ответила, что договор все-таки действующий, но срок на защиту права истек, потому что истец обратился в суд слишком поздно.

«Одна коммерческая организация подарила другой более 200 млн руб.»

«Ответчик ошибается, смешивая требования о расторжении договора и возврате займа», — оппонировал Ростислав Каинов из «Московской областной коллегии адвокатов», который представлял интересы офшора. Он подчеркнул, что предмет настоящего иска — не возврат денег, а именно расторжение договора. По последнему срок исковой давности начинается только с момента истечения срока ответа на предложение о расторжении. Эта позиция подтверждается судебной практикой, полагает Каинов.

Он уверял, что «Имидж Инвест» уклоняется от возврата денег. В мае 2022-го налоговая приняла решение об исключении должника из ЕГРЮЛ из-за недостоверных данных (по данным Caselook, недостоверен адрес. — Прим. ред.). «20 августа ответчик прекратит существование», — сказал адвокат.

По его мнению, если Верховный суд отменит акты нижестоящих судов, получится, что договор действующий, но ответчик не намерен его исполнять, полагая, что не должен возвращать деньги. Но «голое» (лишенное возможности судебной защиты) обязательство продолжает существовать. Иначе получается, что одна коммерческая организация подарила другой более 200 млн руб., сделал вывод адвокат.

«Голое» (лишенное возможности судебной защиты) обязательство продолжает существовать, даже когда истек срок исковой давности».

Судья ВС Хатыпова спросила представителя о последствиях расторжения договора. Он ответил, что изменится основание для удержания средств — заемные средства или неосновательное обогащение.

Еще коллегию судей интересовали отношения сторон: не взаимосвязаны ли они, ведь займодавец, выдав такую крупную сумму, пропустил срок для взыскания. Но Каинов заверил, что аффилированности нет, а есть обычные коммерческие отношения. По его словам, заем выдавался на финансово обоснованных условиях в 2012 году при низком курсе доллара и под 12%.

Адвокат вернулся и к тому самому акту сверки из дела о взыскании долга. Этот документ мог бы подтвердить продление срока исковой давности, но документ исключили из дела по ходатайству самого истца. По словам Каинова, это было ошибкой. Тогда истец отказался от экспертизы и просил отказать в применении срока исковой давности по мотиву злоупотребления правом ответчиком.

Да и в целом, пусть заем надо было вернуть в 2013-м, а в суд «Арехелд» подал в 2018-м, истец не занимал пассивную позицию и пытался урегулировать вопрос, заверил Каинов. «А позиция «получил 200 млн и не должен их возвращать» подрывает стабильность гражданского оборота», — заключил адвокат.

Договор действующий, но неисполнимый

Представитель «Имидж Инвеста» Забрудская на этапе реплик парировала заявления оппонента. Вернувшись к первому делу о возврате займа, она отметила, что «оппонент сам отозвал единственное доказательство, которое позволяло взыскать задолженность». Забрудская прокомментировала и информацию об исключении из реестра. Она уточнила, что по поручению клиента занимается только судебным делом по займу. Но, насколько ей известно, руководство компании поменялось, обстоятельства, которые стали причиной решения об исключении из ЕГРЮЛ, ему неизвестны и оно делает все, чтобы не допустить исключения. (В Caselook найти информации о смене руководства не удалось. Согласно данным этого сайта, с 2019 года единственный учредитель и гендиректор компании — Владимир Алешкин. — Прим. ред.)

«Участник дела сам отозвал единственное доказательство, которое позволяло взыскать задолженность».

Читайте также:  Коллективный договор образец для муп

Больше вопросов у судей не нашлось. Посовещавшись в отдельной комнате, они решили отменить решения нижестоящих инстанций и отказать в удовлетворении иска. Таким образом, договор займа остается действующим, но неисполнимым в принудительном порядке из-за истечения срока исковой давности.

Следующее заседание по делу о банкротстве «Имидж Инвеста» в Арбитражном суде Москвы запланировано на 27 июня 2022 года. Как рассказал Каинов, «Арехелд» был намерен добиваться возврата долга в рамках этого производства.

Забрудская считает подачу иска о расторжении договора попыткой обойти истечение срока давности по возврату займа. «Мы планируем использовать решение ВС по новым обстоятельствам: будем добиваться пересмотра решения о взыскании неосновательного обогащения и прекращения дела о банкротстве», — рассказала она.

Источник

ВС РФ напомнил, как исчисляется срок исковой давности по действующему договору

© ingka.d.jiw / Фотобанк Фотодженика

По общему правилу срок исковой давности по гражданско-правовым обязательствам составляет три года и начинает течь со дня, когда лицо, чье право нарушено, узнало или должно было узнать о таком нарушении и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите права (ст. 196, ст. 200 Гражданского кодекса). Если срок исполнения обязательства определен, течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. Если не определен или определен моментом востребования – со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства либо – в случае, когда должнику предоставляется время на исполнение данного требования, – по окончании установленного для исполнения периода. В любом случае максимальный срок исковой давности – 10 лет со дня возникновения обязательства.

Само по себе истечение срока исковой давности не влияет на возможность обратиться в суд с требованием о защите нарушенного права. По собственному усмотрению суды не применяют исковую давность – только по заявлению стороны спора (ст. 199 ГК РФ). Но если такое заявление подано – а сделать это можно в любой форме, в том числе устно, до вынесения решения по делу (в том числе на этапе судебных прений – это подчеркивается в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43), и срок исковой давности истек, суд откажет в иске. Именно поэтому определение момента начала течения этого срока очень важно, однако позиции судов при его определении нередко расходятся. Одно такое дело, где суды пришли к разным выводам о том, с какого момента: с даты, когда должник должен был исполнить обязательство по действующему договору, или с момента предъявления требования о его исполнении кредитором – нужно отсчитывать установленные три года, рассмотрел недавно ВС РФ.

Фабула дела и позиции судов

12 апреля 2012 года компания «А.» (далее – займодавец) и ООО «И.» (далее – заемщик) заключили договор целевого процентного займа, согласно которому займодавец обязуется предоставить заемщику заем в размере 170 млн руб. (сумма округлена), а заемщик – возвратить полученную сумму и уплатить 12% годовых за пользование займом не позднее чем через год с даты его предоставления. 27 апреля того же года указанная сумма была перечислена заемщику. А 1 июня заемщик и займодавец заключили дополнительное соглашение к ранее заключенному договору, в соответствии с которым сумма займа увеличивается на 36 млн руб., – указанные средства займодавец перечислил заемщику 4 июня 2012 года.

В договоре указано, что он вступает в законную силу со дня подписания сторонами и действует до завершения исполнения ими своих обязательств, вытекающих из договора.

В установленный договором срок заемщик не вернул заем и не уплатил проценты за пользование им. 25 сентября 2020 года займодавец (далее также – истец) направил ему предложение о расторжении договора и, не получив ответа заемщика (далее также – ответчик) на это предложение, 20 октября того же года обратился в суд с требованием о расторжении договора займа на основании п. 2 ст. 450 Гражданского кодекса – в связи с существенным нарушением договора другой стороной.

Суд первой инстанции данное требование удовлетворил, отклонив при этом заявление ответчика о применении сроков исковой давности. Он указал, что исковая давность в данном случае не подлежит применению, так как договор согласно прописанным в нем условиям является действующим до полного исполнения обязательств сторонами, а заемщик свое не исполнил (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 23 марта 2021 г. по делу № А40-199994/2020).

Апелляционный суд данное решение отменил, указав, что срок исковой давности исчисляется не с момента прекращения договора, а, как предусмотрено ст. 200 ГК РФ, со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Так как в рассматриваемом деле речь идет об обязательстве с определенным сроком исполнения – заем нужно было вернуть в течение года со дня предоставления, течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. Таким образом, поскольку срок возврата займа – не позднее 27 апреля 2013 года, уже 28 апреля займодавец должен был знать о нарушении заемщиком своего обязательства, а значит, срок исковой давности истек 28 апреля 2016 года, заключил суд. В связи с этим он признал выводы суда первой инстанции о неприменении в данном деле норм о сроках исковой давности ошибочными и отменил его решение, отказав в удовлетворении требований истца, обратившегося в суд более чем через четыре года с момента истечения срока исковой давности, о расторжении договора (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июля 2021 г. № 09АП-28824/21).

Читайте также:  Можно ли взять аванс по договору

При каких условиях допускается восстановление срока исковой давности? Узнайте в Энциклопедии решений системы ГАРАНТ.

Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Истец подал кассационную жалобу в суд округа, сославшись в ней на то, срок исковой давности по нарушенному ответчиком обязательству начал течь только со дня направления ответчику предложения о расторжении договора займа. Суд, рассмотрев жалобу, напомнил:

  • договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон в судебном порядке, в частности, при существенном нарушении договора – нарушении, которое влечет для первой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора, – другой стороной (п. 2 ст. 450 ГК РФ);
  • сторона может заявить требование о расторжении договора в суд только после того, как получит отказ на предложение расторгнуть договор от другой стороны, либо не получит никакого ответа на это предложение в установленный срок (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

В данном случае порядок расторжения договора по требованию одной из сторон соблюден, отметил суд. Также он, сославшись на изложенную в Постановлении Президиума ВС РФ от 28 сентября 2016 г. № 203-ПЭК16 позицию о том, что обстоятельства, с наступлением которых связывается начало течения срока исковой давности, устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций исходя из норм, регулирующих конкретные правоотношения между сторонами, а также из имеющихся в деле доказательств, пришел к следующему выводу: суд первой инстанции правомерно установил, что спорный договор является действующим, а апелляционный суд неверно квалифицировал заявленное требование, лишив истца прав на защиту нарушенного права. В результате суд округа направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав на необходимость установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и дать оценку всем представленным в материалы дела доказательствам в совокупности (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 сентября 2021 г. № Ф05-22747/21).

При повтором рассмотрении дела Девятый арбитражный апелляционный суд (а рассматривал его тот же состав судей, что и в первый раз) изменил свое мнение: указал, что срок исковой давности по требованию о расторжении договора займа начинает течь не с даты, когда истец узнал о нарушении срока возврата суммы займа ответчиком, а со дня направления последнему предложения о расторжении договора займа, то есть с 25 сентября 2020 года. И на этом основании исковое заявление истца признано подлежащим удовлетворению (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 ноября 2021 г. № 09АП-68295/21). Суд округа, куда ответчик обратился с кассационной жалобой, оставил данное решение в силе (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 февраля 2022 г. № Ф05-22747/21).

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия), рассмотрев кассационную жалобу ответчика, напомнила, что согласно п. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. В данном случае условиями договора был определен срок возврата полученной заемщиком суммы и начисленных процентов – не позднее чем через год со дня получения займа, значит, заемщик был обязан возвратить полученные на основании договора и дополнительного соглашения к нему суммы до 27 апреля и 4 июня 2013 года соответственно. Следовательно, в эти даты займодавцу уже должно было быть известно как о нарушении его права, так и о лице, это право нарушившем, и он мог выбрать способ защиты: требовать возврата займа или расторжения договора в связи с существенными нарушениями со стороны заемщика. При этом выбор способа защиты нарушенного права не должен приводить к возможности изменения порядка исчисления срока исковой давности, иной подход позволил бы манипулировать институтом исковой давности в ущерб принципу правовой определенности в гражданско-правовых правоотношениях, отметила коллегия, сославшись на свою ранее сформированную позицию, отраженную в Определении от 12 марта 2020 г. № 304-ЭС19-21956. Поэтому обстоятельства, касающиеся правильного определения начала течения срока исковой давности по требованию о расторжении договора займа, имели значение для рассмотрения иска вне зависимости от выбранного истцом способа защиты нарушенного права.

Условие договора о сохранении его действия до полного исполнения обязательств сторонами не влияет на исчисление срока исковой давности и не продлевает его течение, а лишь устанавливает период применимости к отношениям сторон условий договора, отметила коллегия со ссылкой на ст. 425 ГК РФ. Так что к требованию о расторжении договора в связи с нарушением его условий заемщиком применяется общий трехлетний срок исковой давности, который исчисляется с момента получения займодавцем сведений о нарушении права.

Также коллегия напомнила, что до направления ответчику предложения о расторжении договора истец пытался взыскать с него заем и проценты в судебном порядке, но так как соответствующий иск был подан 13 апреля 2018 года, когда трехлетний срок исковой давности истек, суды трех инстанций отказали истцу в удовлетворении его требования (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 20 февраля 2020 г. по делу № А40-77662/18-47-570, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2020 г. № 09АП-21607/2020, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2020 г. № Ф05-19629/2020).

В конечном итоге состоявшиеся по рассматриваемому делу судебные акты были признаны коллегией принятыми с существенным нарушением норм права и отменены, в удовлетворении иска займодавцу отказано (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 мая 2022 г. № 305-ЭС21-22289).

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста