Договор на представление интересов кредитора

ВС пресек попытку с помощью договора об оказании юруслуг получить контроль над банкротством

14 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по спору между юридической фирмой, взыскавшей с фирмы-банкрота задолженность по договору на оказание юридических услуг, и кредиторами должника.

Обстоятельства дела

В апреле 2017 г. юридическая фирма «Лигал С.С.» (исполнитель) и компания «Орбита» (заказчик) заключили договор на оказание юридических услуг стоимостью 3,7 млн руб. по представлению интересов заказчика в московских судах по делу № 2-1571/2017.

Пакет оказываемых услуг включал изучение, сбор документов и иной информации заказчика по правовым вопросам его деятельности; проведение консультаций, выдачу правовых заключений и справок; сбор и представление в суд доказательств; составление письменной позиции по делу; участие в судебных заседаниях и другие мероприятия. Во исполнение условий договора исполнитель подготовил заявление о пропуске срока исковой давности и принял участие в двух судебных заседаниях по искам к заказчику о нарушении прав потребителей.

В августе того же года в отношении заказчика была возбуждено дело о банкротстве. Через месяц стороны договора подписали акт, подтверждавший надлежащее выполнение юридических услуг по договору, подлежащих 100%-ной оплате в течение 5 рабочих дней с даты подписания.

Далее в отношении «Орбиты» была введена процедура наблюдения, требования кредиторов в лице обществ «Бриг СВ» и «Инвестстрой» были включены в третью очередь реестра.

В связи с неисполнением заказчиком обязательства по оплате юридических услуг фирма «Лигал С.С.» обратилась в суд с иском о взыскании средств, который был удовлетворен. При этом суд учел позицию ответчика, признавшего иск; подтвержденность факта оказания услуг, а также отсутствие доказательств их оплаты по согласованной сторонами цене.

В рамках дела о банкротстве «Орбиты» юрфирма направила в суд заявление о включении в реестр требований 11 млн руб., часть из которых была подтверждена решением арбитражного суда г. Москвы от 23 ноября 2017 г. по данному спору, а оставшаяся сумма – судебными решениями по двум аналогичным делам (№ А40-191896/2017 и № А40-191947/2017)

Один из кредиторов обжаловал указанное решение АС Москвы, ссылаясь на допущенные сторонами злоупотребления при заключении и исполнении договора. Свою позицию заявитель обосновал ссылками на ст. 10 и 168 ГК РФ и п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35. По тем же основаниям данное решение обжаловал временный управляющий должника.

Апелляция изменила решение первой инстанции, указав, что спорный договор был заключен в преддверии банкротства заказчика, а акт об оказании услуг подписан после возбуждения дела о его несостоятельности. В связи с этим взысканная в пользу исполнителя сумма была уменьшена до 179 тыс. руб.

Апелляционный суд руководствовался оценкой объема фактически оказанных правовых услуг и их реальной цены, определенной по среднерыночной стоимости. В отношении суммы, превышающей взысканную, суд пришел к выводу, что совокупность обстоятельств заключения и совершения сделки свидетельствовала о злоупотреблении правом, так как, создав искусственную задолженность для контроля над банкротством должника и причинив вред имущественным интересам прочих кредиторов, стороны реализовывали противоправную цель.

В свою очередь окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе решение первой инстанции. При этом кассация указала, что спорный договор не признавался недействительным, цена согласована свободной волей сторон договора, а услуги были приняты заказчиком в полном объеме. Суд также отметил, что доводы заявителей о неравноценности встречного исполнения являются основанием для оспаривания сделки по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве.

Не согласившись с этим постановлением, кредиторы и временный управляющий должника направили кассационные жалобы в ВС.

Читайте также:  Как работодатель обязан оформить трудовой договор

Выводы Верховного Суда

Изучив обстоятельств дела № А40-191951/2017, ВС не согласился с выводами окружного суда. При этом он пояснил, что примерная стоимость юридических услуг, установленная отдельными юридическими фирмами и адвокатскими образованиями, не подпадает под понятие регулируемых цен (тарифов, расценок, ставок и т.п.) в смысле п. 1 ст. 424 ГК. Поэтому в обычных условиях хозяйственного оборота при возникновении спора по поводу оплаты юридических услуг заказчик, принявший эти услуги без претензий по объему и качеству, не вправе впоследствии возражать по поводу завышения их стоимости по отношению к среднерыночным расценкам.

В определении Верховного Суда также отмечается, что право исполнителя на получение оплаты защищено рядом положений ГК, из которых следует, что оказанные юридические услуги должны быть оплачены заказчиком по согласованной с исполнителем цене. Если оказание юридических услуг является частным делом, произвольное вмешательство в данные правоотношения недопустимо. Такое положение дел характерно для споров двух лиц, интересы которых противопоставляются друг другу.

Как пояснил ВС, в условиях несостоятельности заказчика, когда требование исполнителя юридических услуг противопоставляется интересам прочих кредиторов, не участвовавших в согласовании цены, последние, а также арбитражный управляющий вправе оспаривать как факт оказания этих услуг, так и их стоимость, ссылаясь, помимо прочего, на явно завышенную цену услуг по сравнению со среднерыночной.

При этом наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную, в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

Такой подход, подчеркнул Суд, позволяет противодействовать злоупотреблениям со стороны заказчика и исполнителя юридических услуг, использующих договорную конструкцию возмездного оказания услуг и право на свободное согласование цены договора в целях искусственного формирования задолженности, в том числе для создания фигуры фиктивного доминирующего кредитора, контролирующего банкротство в своих интересах в ущерб независимым кредиторам.

ВС указал, что в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, указывающие на оказание исполнителем юридических услуг иным организациям, равно как и свидетельств юридического сопровождения им деятельности заказчика в предшествующие периоды. Ни в договоре, ни в акте об оказании услуг не была обозначена стоимость каждого из выполняемых исполнителем действий.

Также Суд отметил, что в ходе разбирательства исполнитель не представил внутренние документы о его обычных расценках на юридические услуги, что является обычной практикой, и не смог обосновать эксклюзивно высокую стоимость спорных услуг. Кроме того, ВС указал, что из поведения сторон в двух других аналогичных судебных спорах следовало, что они всячески пытались избежать привлечения к участию в деле временного управляющего должника и скрыть свои договоренности от кредиторов.

С учетом совокупности указанных обстоятельств ВС поддержал вывод апелляции о том, что посредством использования договорной конструкции возмездного оказания юридических услуг, стоимость которых в десятки раз безосновательно превышала среднерыночную, общества преследовали единственную цель – искусственно сформировать задолженность для контроля над банкротством должника, и Определением № 305-ЭС18-18538 отменил постановление окружного суда.

Комментарии экспертов «АГ»

Комментируя позицию ВС, адвокат АП Кемеровской области Павел Кирсанов назвал ее обоснованной: «Рассматриваемая ситуация не является единичной, и на практике приходится сталкиваться с делами, в которых требования конкурсных кредиторов основаны на задолженности, возникшей из договоров на оказание юридических услуг, стоимость которых вызывает сомнения в ее обоснованности».

Как пояснил эксперт, при вынесении определения высшая судебная инстанция исключила необоснованно широкое толкование нижестоящими судами выводов о возможном уменьшении стоимости услуг. «Судебный акт содержит указание на то, что снижение стоимости, согласованной сторонами договора, может происходить только в случае, если в условиях несостоятельности заказчика требование исполнителя услуг противопоставляется интересам прочих, не участвовавших в согласовании цены, кредиторов», – отметил адвокат.

По мнению Павла Кирсанова, в рассматриваемом случае ВС применил механизм, аналогичный предусмотренному п. 2 ст. 110 АПК РФ, который позволяет судам снизить расходы на оплату услуг представителя в любых категориях судебных споров до так называемых разумных пределов и который, к сожалению эксперта, используется судами излишне часто.

Читайте также:  Как заключить договора с туроператорами для турагентство

Адвокат МКА «Железников и партнеры» Вячеслав Голенев также выразил согласие с выводами ВС. «Из судебного акта явно прослеживаются косвенные признаки сомнительности сделки по оказанию услуги и операций по ее исполнению (сумма денежного предоставления и обстоятельства, связанные с подписанием акта оказанных услуг), – пояснил эксперт. – Они соответствуют выработанному ВС подходу о достаточности представления обычными независимыми кредиторами “явных и убедительных” доводов и доказательств, подтверждающих совокупность косвенных фактов, характеризующих порочность поведения фирмы-контрагента».

По мнению адвоката, практика применения определения будет иметь два варианта развития событий – консервативный и радикальный. «При первом варианте этот судебный акт станет ориентиром для судов, с набором критериев (в частности, наличие или отсутствие сайта, репутация, обоснование размера услуг, наличие в прошлом отношений с этой юрфирмой; цена услуг, соответствующая объему выполненных работ) по проверке в банкротном процессе обоснованности сделок должника с юристами, – полагает эксперт. – При радикальном варианте возможно появление “перегибов на местах”, когда суды могут уничтожать любые сделки с юристами, юридическими фирмами и адвокатами при наличии незначительных ошибок в документах или малейших сомнений в прозрачности и обоснованности заказа юридических услуг должниками».

Как полагает Вячеслав Голенев, возобладает консервативный подход. В то же время адвокат обратил внимание на необходимость включения в Закон о банкротстве защитного механизма в отношении адвокатов, запрещающего, в частности, оспаривать сделки по оказанию юридической помощи доверителям. «Таким образом, адвокат будет защищен от возможного оспаривания оказанной юридической помощи и ее оплаты в деле о банкротстве доверителя-должника», – считает он.

При этом эксперт отметил, что любая сделка в обход требований Закона о банкротстве может быть оспорена кредиторами или управляющим напрямую через нормы ГК о злоупотреблении правом. «Это, в свою очередь, также является формой злоупотребления правом, – пояснил адвокат. – Только при четкой выработке критериев отграничения сделок, совершенных со злоупотреблением правом перед банкротством, от оспоримых по специальным основаниям возможно установить определенность в применении норм о злоупотреблении и специальных оснований оспоримости сделок (подозрительность и преференциальность) в делах о банкротстве».

Источник

Представление интересов в деле о банкротстве

Процедура банкротства юридических лиц сегодня встречается достаточно часто, а компании, участвующие в таких процедурах, могут выступать в двух представлениях – должника и кредитора. В любом случае, во время рассмотрения дела в суде необходимо, чтобы интересы предприятия были надежно защищены, потому необходимо заручиться надёжной юридической поддержкой. В данной статье мы расскажем, как выглядит представление в суде должника и кредитора, чем они отличаются и чем может помочь сторонам конфликта для достижения их целей.

Представление интересов должника в ходе банкротства

Главные задачи компании-должника при проведении собственного банкротства – это, помимо самой процедуры ликвидации юридического лица, минимизация негативных последствий для руководства организации. Как известно, закон предусматривает достаточно строгие санкции за фиктивное банкротство, умышленное доведение компании до неплатежеспособного состояния – в этом случае может быть возбуждено уголовное дело, фигурантам которого могут грозить реальные тюремные сроки или очень крупные штрафы. Кроме того, в российском законодательстве существует такое понятие как субсидиарная ответственность: если будет доказано, что в бедственном положении компании виновен ее директор или другое должностное лицо, часть средств в пользу должников может быть взыскана с него. Естественно, руководитель не хочет допустить такого развития событий.

Исходя из этого, при подготовке к судебным тяжбам и непосредственно во время рассмотрения дела в суде помощь адвоката должнику может заключаться в таких действиях:

  • подготовка документов, необходимых для начала процедуры банкротства – как известно, чтобы начать процедуру ликвидации компании по причине неплатежеспособности, потребуются определенные доказательства: наличие задолженности перед внешним кредитором или собственным персоналом, которая превышает все доступные активы организации. Для этого юрист подготовит выписки из банковских счетов, просуммирует требования всех кредиторов, тем самым подготовив основу для будущего иска;
  • составление искового заявления – очень важно правильно составить иск в арбитражный суд, поскольку это основной документ в данном процессе. Юрист должен учесть все требования законодательства по оформлению подобных исков, указать в нем необходимые сведения и доказательства того, что процедура банкротства выполняется правильно и на законных основаниях;
  • минимизация рисков для руководителя или персонала компании – если в процессе рассмотрения дела окажется, что есть определённая угроза для директора или должностных лиц (уголовная или административная ответственность, субсидиарная ответственность), адвокат готовит аргументы в пользу того, что данные лица не виновны в текущем положении компании-должника. Аргументы могут быть различными – неблагоприятный финансовый климат, форс-мажорные обстоятельства, общий экономический спад, снижение покупательной способности населения, главное -отвести подозрения от руководства в том, что именно их действий (умышленные или неумышленные) привели к банкротству возглавляемой ими компании;
  • работа с кредиторами, уменьшение исковых требований – даже если компания действительно находится в плохом положении и имеет много долгов, не всегда требования отдельных кредиторов оправданы. Некоторые задолженности вполне можно оспорить и отменить, тем самым снизив кредитную нагрузку и упростив процедуру банкротства в целом. И это – работа для юриста, который должен проанализировать требования отдельных кредиторов, и если есть основания, попробовать оспорить их.
Читайте также:  Договор на отсрочку платежа по кредиту

Если все указанные этапы работы будут выполнены грамотно, это существенно упростит ликвидацию компании и снимет риски для ее руководства.

Представление интересов кредитора в ходе банкротства

У кредиторов при ликвидации их должника совсем другие задачи, главная из которых – получить назад свои средства. При этом конкретные механизмы не столь важны: это может быть возврат долга с расчётного счета организации, выплаты после реализации движимого и недвижимого имущества или средства, взысканные с директора или другого лица, виновного в нынешнем положении дел. Согласно этому, задания для юриста также отличаются:

  • включение требований в общий реестр – при ликвидации компании составляется особый список, куда вносятся все претензии от всех кредиторов и распределяются согласно установленному порядку (вначале компенсации за нанесенный ущерб здоровью, затем выплаты государственным органа, далее – долги контрагентам и т. д.). Если в установленные законом сроки требования кредиторов не будут включены в реестр, он лишается шансов на выплату в обычном порядке, потому адвокат должен позаботиться о своевременной подаче требований;
  • доказательства справедливости выдвинутых требований – сторона компании-должника может попытаться оспорить наличие задолженности, и задача юристов в подобной ситуации – доказать, что долг в указанном размере действительно существует. Для этого приводятся доказательства в виде договоров, расписок, других документов, которые могли бы подтвердить факт возникновения и непогашение задолженности;
  • работа по взысканию задолженности в пользу клиента – в зависимости от того, как проходит процедура ликвидации, сколько активов есть у компании, какие требования заявлены другими кредиторами, действия адвоката могут отличаться, но в любом случае конечной целью должно быть взыскание долга в полном размере. При необходимости подаются дополнительные иски о привлечении руководства к субсидиарной ответственности, проводится поиск скрытых активов и т. д.

Как видно из информации выше, адвокат по банкротству может понадобиться обеим сторонам процесса, потому рекомендуется заранее заручиться юридической помощью, а только затем начинать судебные тяжбы.

Во время ликвидации компании по причине банкротства каждая из сторон преследует свои цели: должник хочет избежать ответственности и ускорить процедуру, а кредитор – получить назад свои средства любой ценой. И тем, и другим для достижения поставленных целей обязательно понадобится помощь грамотного и квалифицированного адвоката , специализирующегося на процедуре банкротства юридических лиц.

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста