Договор на оказание услуг по добыче песка

Добыча полезных ископаемых в разрезе недействительности

Одной из распространенных и грубых ошибок, с которой зачастую сталкиваются компании в сфере недропользования, является заключение договора подряда, предусматривающего возникновение права собственности на добытое полезное ископаемое «сразу» у подрядчика. Вместе с тем стороны даже не подозревают, что подписывают ничтожное соглашение, которое не только противоречит императивным предписаниям закона, но и посягает на публично-правовые интересы. Кроме того, такая сделка является смешанной, и при недостаточной индивидуализации объекта договора подрядчик может лишиться и оплаты, и возможности взыскать неосновательное обогащение. При этом недропользователь вправе не передавать добытое полезное ископаемое подрядчику, который является неплатежеспособным.

В чем разница между находящимися в недрах и добытыми полезными ископаемыми

Сфера недропользования объединяет в себе частноправовые и публично-правовые отношения. В связи с чем договор подряда на добычу полезного ископаемого должен соответствовать не только нормам ГК, но и другим законам: в том числе, положениям Закона РФ от 21 февраля 1992 года № 2395-1 «О недрах», № 116-ФЗ от 21 июля 1997 года «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и НК.

Добыча полезного ископаемого невозможна без утвержденного проекта добычи и соблюдения требований промышленной безопасности, применяемых при создании, строительстве горно-технического сооружения, которое является опасным производственным объектом и одновременно одним из результатов добычных работ. В связи с этим, к отношениям по добыче полезных ископаемых должны применяться не просто общие нормы ГК о подряде, а специальные положения строительного подряда, Закона № 116-ФЗ и градостроительного законодательства, что еще раз подтверждает мультиотраслевую правовую природу рассматриваемого договора.

По закону, недра в границах России и содержащиеся в них полезные ископаемые являются госсобственностью. Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной госсобственности, собственности субъектов РФ, муниципальной, частной и в иных формах собственности (абз. 3 ст. 1.2 Закона № 2395-1). Для добычи полезных ископаемых и их передачи недропользователю владельцами лицензий могут привлекаться третьи лица на подрядных условиях [1].

Таким образом, находящиеся в недрах и принадлежащие государству полезные ископаемые после их добычи переходят в собственность лиц, владеющих лицензией. Те не обязаны самостоятельно добывать полезные ископаемые, а вправе привлекать для этих целей другие организации на подрядных условиях. Подрядчик, не имеющий специального разрешения на пользование недрами, не вправе претендовать на собственность недропользователя – добытое из недр полезное ископаемое, в том числе в качестве оплаты по договору. В результате добычных работ право собственности на полезное ископаемое прекращается у государства и может возникнуть только у недропользователя.

В связи с этим, заключая договор, стороны в целях соблюдения юридической чистоты сделки должны соблюдать определенную последовательность:

  • если для добычи полезного ископаемого недропользователь привлек подрядчика, договор должен предусматривать обязанность последнего добыть полезное ископаемое и передать его недропользователю по соответствующему акту;
  • если стороны договорились, что подрядчик в качестве оплаты по договору получает добытое полезное ископаемое, то соглашение должно включать следующее условие: недропользователь обязан принять от подрядчика это ископаемое, а потом вернуть обратно, оформив все документально, чтобы прописать наименование товара, его количество, качество и цену.

Принимая во внимание ст. 180 ГК, часть сделки, предусматривающая, что первоначальное право собственности на добытое полезное ископаемое возникает у подрядчика, является недействительной на основании ст. 168 и 169 ГК. Потому недопустима ситуация, при которой в результате исполнения договора подряда у недропользователя не возникало право собственности на добытое полезное ископаемое хотя бы на «юридическую секунду». Иначе существуют риски признания такой сделки ничтожной в части и привлечения участников правоотношений к административной ответственности: недропользователя – по статье 7.10 КоАП за самовольную уступку права пользования недрами, подрядчика – по статье 7.3 КоАП за пользование недрами без соответствующей лицензии.

Читайте также:  Договор социального найма регистрация росреестр

Почему владелец лицензии не может быть «формальным» недропользователем

Нельзя заключать договор, по условиям которого у подрядчика возникает и сохраняется право собственности на добытое полезное ископаемое, а участие недропользователя ограничивается обеспечением доступа на лицензионный участок недр. Это может расцениваться как передача недропользователем всех или большей части функций подрядчику, которая является основанием для вывода о недействительности сделки.

При этом действующее законодательство содержит минимум четыре основания для признания сделки недействительной в той части, которая предусматривает, что первоначальное право собственности на добытое полезное ископаемое возникает у подрядчика:

  • передача приобретенного права пользования участками недр третьим лицам, в том числе в порядке переуступки прав – в силу ст. 17.1 Закона № 2395-1, п. 16.1 Постановления № 3314-1, п. 1, 2 ст. 168 ГК [2];
  • передача участка недр в пользование (аренду) лица, не обладающего лицензией, – по смыслу ст. 1.2, абз. 1 ст. 11 Закона № 2395-1, п. 1, 2 ст. 168 ГК;
  • передача подрядчику всех или большей части функций (прав и обязанностей) недропользователя в рамках предоставленной лицензии (передача договора) в отсутствие согласия собственника недр – в силу положений ст. 392.3, п. 2 ст. 391 ГК, п. 1, 2 ст. 168 ГК [3];
  • обход установленного законом порядка получения разрешения (лицензии) на право пользования недрами – по ст. 169 ГК.

Неравноценность встречного исполнения – в чем риски

Оплата заказчиком выполненных подрядных работ может осуществляться как в денежной, так и в товарной форме (передача добытого полезного ископаемого). Договор, по которому подрядчик в качестве оплаты по договору получает в собственность добытое полезное ископаемое, является смешанным, в связи с чем должен учитывать, что у подрядчика, как покупателя, есть обязанность по оплате приобретаемого полезного ископаемого, а у недропользователя, как заказчика, – по оплате выполненных работ.

Сделка, по условиям которой подрядчик/заказчик добывает полезное ископаемое или продает его безвозмездно либо с явным ущербом для себя, является недействительной в соответствующей части – недопустимое с позиции ст. 575 ГК дарение в отношениях между коммерческими организациями (ст. 168 ГК) [4].

Однако тот факт, что подрядчик в течение определенного времени добывал уголь, а недропользователь принимал его по соответствующему акту, свидетельствует о потребительской ценности актива. Даже если договор подряда признают недействительным в указанной части, недропользователю придется исполнить ликвидационную обязанность – оплатить выполненные работы [5]. До этого момента сбереженное заказчиком полезное ископаемое будет расцениваться судами как неосновательное обогащение [6].

Сторона, из поведения которой явствовала воля сохранить силу сделки, не сможет ее оспорить по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ). Однако это не означает, что сделка не будет оспорена, поскольку закон наделяет таким правом не только стороны, но и кредиторов одной из сторон, арбитражного управляющего, а в определенных случаях прокурора и иные органы публичной власти.

Имеет ли право подрядчик не оплачивать работу по добыче

Требование подрядчика о передаче ему полезного ископаемого, заявленное в рамках смешанного договора, по условиям которого подрядчик получает право собственности на них в счет оплаты по договору, является претензией покупателя к продавцу о передаче товара, определенного количества и качества.

Однако подрядчик не вправе требовать от недропользователя (продавца) исполнения данного обязательства, если юридически оно не возникло. Возникновению такого обязательства по передаче товара должна предшествовать процедура согласования существенных условий, к числу которых закон относит наименование и количество товара [7].

Учитывая специфику правоотношений в сфере добычи полезных ископаемых, приступая к выполнению работ, стороны не всегда могут заранее определить, полезное ископаемое какого количества и качества ими будут добыты, в том числе исходя из планов развития горных работ, геологических отчетов и другой технической документации. В то же время, предмет договора может быть определен фактическими действиями сторон договора, например:

Читайте также:  Договор на оказание услуг на тендер

– в договоре стороны определяют абстрактное количество и качество полезного ископаемого, которое будет добыто в ходе исполнения договора;

– стороны сочли возможным приступить к исполнению договора;

– в ходе исполнения договора у сторон отсутствовали разногласия по фактически определенному предмету договора;

– недропользователь принял результат выполненных подрядчиком работ по акту [8].

В таком случае договор будет считаться заключенным, а обязательство недропользователя по передаче подрядчику добытого полезного ископаемого в качестве оплаты выполненных работ возникшим.

Неопределенность результата работ (количества, качества добываемого полезного ископаемого) является риском сторон, но в большей части риском подрядчика, который отвечает перед недропользователем за результат добычных работ и как подрядчик, и как будущий покупатель (ст. 413 ГК РФ). В связи с этим, неотъемлемой частью договора должны стать следующие условия:

– порядок определения качественных характеристик добытого полезного ископаемого путем отбора проб с привлечением независимой лаборатории;

– стоимость работ в денежном эквиваленте в случае, если в качестве оплаты по договору подрядчик получает добытое полезное ископаемое;

– порядок определения стоимости добытого полезного ископаемого (в том числе в зависимости от их качественных характеристик);

– порядок определения фактического количества добытого полезного ископаемого.

Согласование данных условий позволит сторонам заранее обеспечить возмездность и равенство сторон в правоотношениях. В таком случае недропользователь не сможет отказаться от исполнения своей обязанности по передаче полезного ископаемого, так как:

  • если полезное ископаемое добыто и соответствует кондициям заключенного договора, такие действия будут являться ненадлежащим исполнением обязательства;
  • если полезное ископаемое не добыто (не в полном в объеме, с нарушением плана), и договор не содержит необходимых кондиций, то на стороне недропользователя возникает неосновательное обогащение.

Передавать ли добытое полезное ископаемое, если контрагент не готов гарантировать оплату

При наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о тяжелом финансовом положении подрядчика и высокой вероятности нарушения им обязательства по оплате, недропользователь вправе не исполнять свою обязанность (ст. 328, 405 ГК).

Однако такое действие недропользователя должно находиться в разумном балансе с действиями подрядчика, который фактически мог выполнить часть работ и вправе претендовать на их оплату. Недропользователь не должен обрекать себя на негативные последствия вследствие предвидимого нарушения со стороны подрядчика. Не должен этого и подрядчик вследствие отказа недропользователя от оплаты фактически выполненных работ (части работ). Иное приведет к нарушению принципа эквивалентности встречного исполнения. И, в конечном счете, подрядчик обратится к недропользователю с претензией или об оплате фактически выполненных работ [9], или о взыскании убытков (ст. 15 ГК).

Согласно пункту 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 года № 35 «О последствиях расторжения договора» (далее – «Постановление № 35») по смыслу п. 2 статьи 453 ГК при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда и т.п.). Условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения, сохраняют свое действие и после расторжения договора.

Однако в силу пункта 5 Постановления № 35, если при рассмотрении спора, связанного с расторжением договора, по которому одна из сторон передала в собственность другой стороне какое-либо имущество, судом установлено нарушение эквивалентности встречных предоставлений вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей одной из сторон, сторона, передавшая имущество, вправе требовать возврата переданного другой стороне в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений.

Таким образом, подрядчик вправе требовать передачи полезного ископаемого в полном объеме или в соответствующей части, если:

Читайте также:  Коллективный договор образец для муп

– готов гарантировать исполнение обязательства покупателя по оплате приобретаемого добытого полезного ископаемого;

– выполнил работы (часть работ), которые недропользователь не оплатил.

И наоборот, если работы подрядчика оплачены и имеют место обстоятельства, которые очевидно свидетельствуют о неисполнении подрядчиком встречной обязанности по оплате, он, исходя из добросовестного и разумного поведения, характерного для любого участника гражданских правоотношений, не вправе требовать от недропользователя исполнения данного обязательства.

Стоит оговориться, что подобные положения закона, несмотря на их ясность и недвусмысленность, могут не найти поддержку со стороны суда. Для него предвидимое нарушение не всегда имеет значение, а бездействия заказчика по удержанию товара правомерны только тогда, когда подрядчик уже нарушил права заказчика по оплате добытого полезного ископаемого. В целях устранения будущих разногласий следует включать в текст договора прямое условие, согласно которому заказчик, при возникновении обстоятельств, очевидно свидетельствующих о неисполнении подрядчиком встречной обязанности по оплате, вправе потребовать от подрядчика представить доказательства своей платежеспособности или обеспечение обязательства. В случае нарушения подрядчиком данной обязанности (лучше установить разумный срок) – в одностороннем порядке заявить о прекращении обязательства по передаче товара.

Подводя итог, хотелось бы еще раз акцентировать внимание читателей на сложности и многокомпонентной правовой природе договора подряда на добычу полезного ископаемого. Заключая такой договор и, зачастую, балансируя между двумя договорными конструкциями – подряда и купли-продажи, стороны, без преувеличения, ходят по «острию ничтожности». В результате, не удержав баланс, стороны остаются наедине со следующими проблемами и рисками:

  • риск признания договора ничтожным в части, предусматривающей возникновение первоначального права собственности на добытое полезное ископаемое у подрядчика;
  • риск признания договора ничтожным в той части, которая предусматривает, что одна из сторон исполняет обязательство безвозмездно или, наоборот, по стоимости, существенно превышающей встречное исполнение с другой стороны (сделка с явным ущербом);
  • подрядчик несет риск неполучения добытого полезного ископаемого в качестве оплаты по договору, если сторонами не будут согласованы условия, позволяющие индивидуализировать его качественные и другие характеристики;
  • недропользователь несет риск, связанный с неполучением от неплатежеспособного покупателя оплаты товара (добытого полезного ископаемого), если своевременно не затребует обеспечения исполнения встречного обязательства и не откажется от исполнения в случае отказа подрядчика их предоставить.

Избежать указанных рисков при заключении договора подряда на добычу полезного ископаемого позволит глубокий и всесторонний анализ особенностей договорных и административных правоотношений в сфере недропользования.

Авторы:

Список источников:

[1] п. 16.1 Постановления ВС РФ от 15.07.1992 № 3314-1 «О порядке введения в действие Положения о порядке лицензирования пользования недрами».

[2] Аналогичные выводы содержатся в Постановлении АС ВСО от 28.07.2020 по делу № А58-12965/2018.

[3] Аналогичная разъяснения приведены в п. 73 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ», Определении СКЭС ВС РФ от 01.09.2020 № 305-ЭС20-6940 по делу № А41-51209/2019, Определении СКЭС ВС РФ от 26.07.2016 № 302-ЭС15-19746.

[4] Аналогичная позиция содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.02.2014 № 13846/13, Постановлении АС ВВО от 04.10.2019 № Ф01-3684/2019 по делу № А29-5490/2016, Постановлении АС ЗСО от 13.11.2019 № Ф04-5140/2019 по делу № А45-47847/2018.

[5] п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда».

[6] Егоров А.В. Односторонний отказ заказчика от договора подряда: сосредоточение проблем практики // Вестник гражданского права. 2018. № 3. С. 53–102.

[7] Постановление АС СКО от 12.07.2019 № Ф08-4736/2019 по делу № А53-19968/2018; Постановление АС ЦО от 29.03.2017 № Ф10-614/2017 по делу № А14-5160/2016; Определение ВАС РФ от 21.11.2013 № ВАС-16646/13 по делу № А07-15881/2012.

[8] п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 51.

[9] п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 51.

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста