Договор контрактации по своим признакам

Энциклопедия судебной практики. Купля-продажа. Контрактация. Договор контрактации (Ст. 535 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Купля-продажа. Контрактация. Договор контрактации
(Ст. 535 ГК)

1. Квалифицирующие признаки договора контрактации

1.1. Квалифицирующими признаками договора контрактации являются предмет договора (произведенная производителем сельхозпродукция) и субъекты обязательства (производитель сельхозпродукции и заготовитель)

Особенностью договора контрактации являются предмет договора выращенная (произведенная) продавцом (производителем) сельхозпродукция и субъекты договора — производитель сельхозпродукции (продавец) и заготовитель (покупатель).

1.2. В качестве договора контрактации может быть квалифицирован лишь такой договор, предметом которого является сельхозпродукция, отсутствующая у сельхозпроизводителя на момент заключения договора

Примечание

Приведенное толкование, на мой взгляд, является спорным, поскольку согласно буквальному смыслу ст. 535 ГК предметом договора контрактации может быть продукция, выращенная сельхозпроизводителем, независимо от того, имеется ли она на момент заключения договора.

По смыслу статьи 535 Гражданского кодекса Российской Федерации заключение договора контрактации должно предшествовать периоду выращивания или производства сельхозпродукции и ее передаче заготовителю.

1.3. Совпадение срока поставки пшеницы со сроками уборки ее урожая может быть одним из оснований для квалификация обязательства как договора контрактации

Срок исполнения обязательства по поставке пшеницы совпадал со сроками уборки урожая данной сельхозпродукции, что также подтверждает элементы договора контрактации.

1.4. Заключение договора купли-продажи сельхозпродукции со стороны продавца крестьянским фермерским хозяйством само по себе не считается основанием для его квалификации как договора контрактации

Как видно из материалов дела, истец (покупатель) и ответчик (продавец) заключили договор купли-продажи, по условиям которого продавец обязался передать, а покупатель — принять и оплатить товар (подсолнечник урожая 2013 года). Согласно пункту 2.1 договора продавец обязался передать покупателю до 01.10.2013 товар в количестве и качеством, соответствующими договору.

Довод главы КФК о том, что суды неправильно применили нормы материального права, договор купли-продажи является договором контрактации и к правоотношениям сторон следует применять нормы статей 535 и 538 Кодекса, следует отклонить. В силу пункта 1 статьи 535 Кодекса по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи. Глава КФК, заключая договор купли-продажи, не ссылался на то, что является производителем сельскохозяйственной продукции, не указывал на это при рассмотрении спора в суде первой инстанции и не представил каких-либо доказательств в подтверждение своего довода.

2. Отграничение договора контрактации от смежных договоров

2.1. Договор, направленный на выращивание семенного материала из посевного материала заказчика, считается договором контрактации, а не подряда

Примечание

Приведенное толкование, на мой взгляд, является спорным. Договор контрактации является видом договора купли-продажи, который отличается от договора подряда тем, что у покупателя отсутствует правовой интерес к процессу изготовления предмета договора. В то же время закон не исключает возможности применения к договору подряда на выращивание сельскохозяйственной продукции норм о контрактации.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, между ООО (заказчик) и ИП (подрядчик) был заключен договор подряда на выполнение работ по производству семенного материала, в соответствии с условиями которого подрядчик принял на себя обязательство выполнить работу по производству из посевного материала заказчика семенного материала озимой пшеницы и кондиционированию его до готовых семян.

Суды, истолковав в совокупности условия спорного договора и иные документы, касающиеся спорных взаимоотношений сторон, в порядке ст. 71 АПК РФ, пришли к обоснованному выводу, что вышеуказанный договор по своей сути является договором контрактации, а не договором подряда.

Договором контрактации может быть предусмотрена обязанность заготовителя, осуществляющего переработку сельскохозяйственной продукции (п. 3 ст. 536 ГК РФ).

В соответствии со ст. 537 ГК РФ производитель сельскохозяйственной продукции обязан передать заготовителю выращенную (произведенную) сельскохозяйственную продукцию в количестве и ассортименте, предусмотренных договором контрактации.

Таким образом, арбитражные суды пришли к правомерному выводу о том, что положения статей 721-725 ГК РФ в данном случае неприменимы.

2.2. Поскольку глава КФХ при заключении договора купли-продажи не ссылался на то, что является производителем договорной сельхозпродукции, суд квалифицировал его как обычный договор купли-продажи, а не контрактацию

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, между ООО (заказчик) и ИП (подрядчик) был заключен договор подряда на выполнение работ по производству семенного материала, в соответствии с условиями которого подрядчик принял на себя обязательство выполнить работу по производству из посевного материала заказчика семенного материала озимой пшеницы и кондиционированию его до готовых семян.

Довод главы КФК о том, что суды неправильно применили нормы материального права, договор купли-продажи является договором контрактации и к правоотношениям сторон следует применять нормы статей 535 и 538 Кодекса, следует отклонить. В силу пункта 1 статьи 535 Кодекса по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи. Глава КФК, заключая договор купли-продажи, не ссылался на то, что является производителем сельскохозяйственной продукции, не указывал на это при рассмотрении спора в суде первой инстанции и не представил каких-либо доказательств в подтверждение своего довода.

2.3. Поскольку глава КФХ не доказал, что предметом договора была произведенная им сельхозпродукция, суд квалифицировал его как обычный договор купли-продажи, а не контрактацию

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, между ООО (заказчик) и ИП (подрядчик) был заключен договор подряда на выполнение работ по производству семенного материала, в соответствии с условиями которого подрядчик принял на себя обязательство выполнить работу по производству из посевного материала заказчика семенного материала озимой пшеницы и кондиционированию его до готовых семян.

Читайте также:  Договор аванса или договор задатка отличия

Довод главы КФК о том, что суды неправильно применили нормы материального права, договор купли-продажи является договором контрактации и к правоотношениям сторон следует применять нормы статей 535 и 538 Кодекса, следует отклонить. В силу пункта 1 статьи 535 Кодекса по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи. Глава КФК, заключая договор купли-продажи, не ссылался на то, что является производителем сельскохозяйственной продукции, не указывал на это при рассмотрении спора в суде первой инстанции и не представил каких-либо доказательств в подтверждение своего довода.

3. Существенные условия договора контрактации

3.1. Условие о количестве и ассортименте продукции считается существенным условием договора контрактации

Толкование условий договора в порядке статьи 431 Гражданского кодекса РФ позволяет определить его природу как договор контрактации, заключенный на условиях коммерческого кредита (в форме предварительной оплаты, с условием о начислении процентов за пользование коммерческим кредитом). Статьями 535-538 Гражданского кодекса РФ к существенным условиям договора контрактации отнесены: цена, количество и ассортимент сельскохозяйственной продукции, срок исполнения обязательства.

Договор не содержит условие о количестве продукции, поскольку содержащийся в дополнительном соглашении N 1 перечень продукции с указанием цены 1 единицы продукции не позволяет определить точное количество каждого вида продукции. В договоре отсутствует срок исполнения обязательства.

При новом рассмотрении дела суду надлежит выяснить, согласовалось ли сторонами количество подлежащей передаче производителем заготовителю сельскохозяйственной продукции каждого вида.

4. Стороны договора контрактации

4.1. По договору контрактации покупателем сельхозпродукции может быть любое лицо, осуществляющее закупку сельхозпродукции для переработки или продажи, а не только заготовитель

По договору контрактации покупателем сельхозпродукции может выступать любое лицо, осуществляющее закупку сельхозпродукции для переработки или продажи, а не только заготовитель.

4.2. Продавцом по договору контрактации может быть только производитель товара

Если продавцом по договору контрактации может выступать только производитель товара, то покупателем может быть любое лицо, осуществляющее закупку сельхозпродукции для переработки и продажи.

5. Обязательство контрактации как элемент смешанного договора

5.1. Обязательство контрактации может быть элементом смешанного договора

Суд кассационной инстанции поддержал вывод суда апелляционной инстанции о том, что между сторонами заключен договор мены с элементами договора контрактации.

5.2. При наличии у стороны по договору мены обязанности передать выращенную им сельхозпродукцию контрагенту правоотношения следует квалифицировать как договор мены с элементами обязательства контрактации

При наличии по договору мены у производителя сельхозпродукции обязательства по передаче выращенной им продукции кредитору, отношения сторон следует квалифицировать как договор мены с элементами договора контрактации.

5.3. Договор мены, предусматривающий передачу товарно-материальных ценностей, необходимых для выращивания сельхозкультур, под будущий урожай, считается смешанным, содержащим обязательство контрактации

Условия договоров, предусматривающие поставку ответчиком пшеницы взамен получаемых товарно-материальных ценностей, свидетельствуют о наличии в них элементов отношений по мене (глава 31 Гражданского кодекса Российской Федерации) и контрактации.

6. Последствия страхования договорной продукции

6.1. В силу специфики договора контрактации страховой интерес в сохранении товара до его передачи заготовителю может иметь как сельхозпроизводитель, так и заготовитель

В силу специфики договора контрактации экономический интерес в сохранении товара (имущества) до его передачи заготовителю может иметь как продавец — производитель постольку, поскольку указанный товар в силу обязательства должен быть передан заготовителю, так и заготовитель. Заготовитель также может приобретать интерес в сохранении произведенной сельскохозяйственной продукции после ее выращивания производителем (созревания).

6.2. Заготовитель может иметь страховой интерес в сохранении договорной сельхозпродукции после ее выращивания (созревания) сельхозпроизводителем

В силу специфики договора контрактации экономический интерес в сохранении товара (имущества) до его передачи заготовителю может иметь как продавец — производитель, постольку поскольку указанный товар в силу обязательства должен быть передан заготовителю, так и заготовитель. Заготовитель также может приобретать интерес в сохранении произведенной сельскохозяйственной продукции после ее выращивания производителем (созревания).

6.3. Договором страхования может быть предусмотрено, что заготовитель является выгодоприобретателем с момента приобретения им права собственности на договорную сельхозпродукцию, а до этого момента выгодоприобретателем является сельхозпроизводитель

В соответствии с п. 1.6 договора страхования в его первоначальной редакции стороны договорились о том, что выгодоприобретателем по договору является страхователь (торговый дом) с момента приобретения им права собственности на сахарную свеклу, до момента приобретения страхователем права собственности, выгодоприобретателем является производитель (общество КФХ).

Однако дополнительным соглашением ответчик и страховая компания внесли изменения в п. 1.6 договора страхования, определив выгодоприобретателем по договору страхования общество с момента оплаты аванса по договору контрактации.

Учитывая специфику договора контрактации и принимая во внимание авансирование данной сделки со стороны ответчика, такое соглашение о замене выгодоприобретателя является законным и не противоречит ст. 930 и ст. 956 Гражданского кодекса Российской Федерации.

6.4. Условие заключенного заготовителем договора страхования о том, что он считается выгодоприобретателем по договору страхования с момента оплаты аванса по договору контрактации, является законным

В соответствии с п. 1.6 договора страхования в его первоначальной редакции стороны договорились о том, что выгодоприобретателем по договору является страхователь (торговый дом) с момента приобретения им права собственности на сахарную свеклу, до момента приобретения страхователем права собственности, выгодоприобретателем является производитель (общество КФХ).

Читайте также:  Договор на оказание услуг на воздушном транспорте

Однако дополнительным соглашением ответчик и страховая компания внесли изменения в п. 1.6 договора страхования, определив выгодоприобретателем по договору страхования общество с момента оплаты аванса по договору контрактации.

Учитывая специфику договора контрактации, и принимая во внимание авансирование данной сделки со стороны ответчика, такое соглашение о замене выгодоприобретателя является законным и не противоречит ст. 930 и ст. 956 Гражданского кодекса Российской Федерации.

6.5. Действия заготовителя, получившего страховое возмещение в связи с гибелью договорного урожая, по взысканию с сельхозпроизводителя предоплаты могут быть квалифицированы как недобросовестное поведение

При наступлении страхового случая — гибели урожая вследствие засухи ответчиком в апреле 2011 года получено страховое возмещение. Поскольку целью договора имущественного страхования является возмещение ущерба, произведенного в результате утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (пп. 1. п. 2 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации), получив компенсацию причиненного вреда в результате гибели товара, ответчик, реализовав свое право на получение защиты через механизм страхового возмещения.

В ноябре 2011 года ответчик обратился в Арбитражный суд с иском о неисполнении обществом КФХ обязательств по договору контрактации сахарной свеклы и взыскании денежных средств, не обеспеченных поставкой продукции. Истец, получив сумму возмещения за погибший урожай, не переданный ему в результате гибели по причине засухе, впоследствии в порядке реализации права на судебную защиту предъявил иск о возврате предварительно оплаченного и непоставленного товара, получив удовлетворение по этому иску.

Действия ответчика по замене выгодоприобретателя, получению страхового возмещения, а затем по получению от истца возмещения в связи с неисполнением последним обязательств по договору контрактации, в данном случае с учетом конкретных обстоятельств настоящего спора могут быть квалифицированы как недобросовестное поведение (п. 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), злоупотребление своим правом (ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), поскольку производитель, не поставленный в известность относительно замены выгодоприобретателя, был лишен возможности своевременно самостоятельно застраховать свое имущество — урожай, от гибели в силу обстоятельств непреодолимой силы, полагая, что урожай застрахован в его пользу.

6.6. Неуведомление заготовителем сельхозпроизводителя об изменении условия договора страхования о выгодоприобретателе (с сельхозпроизводителя на заготовителя) может быть квалифицировано как злоупотребление правом

Истец, получив сумму возмещения за погибший урожай, не переданный ему в результате гибели по причине засухи, впоследствии в порядке реализации права на судебную защиту предъявил иск о возврате предварительно оплаченного и не поставленного товара, получив удовлетворение по этому иску.

Действия ответчика по замене выгодоприобретателя, получению страхового возмещения, а затем по получению от истца возмещения в связи с неисполнением последним обязательств по договору контрактации, в данном случае с учетом конкретных обстоятельств настоящего спора, могут быть квалифицированы как недобросовестное поведение (п. 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), злоупотребление своим правом (ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), поскольку производитель, не поставленный в известность относительно замены выгодоприобретателя был лишен возможности своевременно самостоятельно застраховать свое имущество — урожай, от гибели в силу обстоятельств непреодолимой силы, полагая, что урожай застрахован в его пользу.

6.7. Если имеется вступивший в силу судебный акт о взыскании предоплаты с сельхозпроизводителя в пользу заготовителя, ранее получившего страховое возмещение в связи с гибелью урожая, сельхозпроизводитель вправе взыскать с заготовителя неосновательное обогащение в размере страхового возмещения

Поскольку имеется вступивший в законную силу судебный акт об удовлетворении требований торгового дома за счет общества КФХ, в данном случае указанный судебный акт правомерно рассматривать в качестве акта о восстановлении нарушенных прав торгового дома в результате неисполнения сделки.

Получив удовлетворение своих требований непосредственно за счет производителя через использование механизма судебной защиты своего права (вступившее в законную силу решение Арбитражного суда), действия ответчика по получению страхового возмещения квалифицируются судом кассационной инстанции как отказ от получения защиты через получение страховой выплаты и как неосновательное обогащение ответчика (ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вывод суда апелляционной инстанции относительно того, что истцом не могут быть оспорены по мотиву недобросовестного поведения действия ответчика, произведенные им по договору страхования, поскольку истец не является его стороной, является ошибочным применительно к данным конкретным обстоятельствам дела.

В настоящем споре правовое значение имеют действия сторон как по исполнению договора контрактации, включая причины его неисполнения со стороны производителя, так и действия по исполнению договора страхования, включая замену выгодоприобретателя и получение в конечном итоге ответчиком страхового возмещения за гибель урожая.

Принимая во внимание, что права ответчика как субъекта, пострадавшего в результате гибели урожая в связи с его непередачей по договору контрактации, получили судебную защиту, а также принимая во внимание имеющиеся на стороне производителя отрицательные экономические последствия в связи с получением ответчиком страхового возмещения в свою пользу, а также в связи со взысканием аванса, который в силу специфики экономических отношений по выращиванию сельскохозяйственной продукции истцом вложен в ее производство, суд кассационной инстанции приходит к выводу о правомерности заявленных истцом исковых требований на основании ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

6.8. Тот факт, что сельхозпроизводитель не является выгодоприобретателем по договору страхования, заключенного заготовителем, не влияет на его право взыскать с заготовителя неосновательное обогащение в размере страхового возмещения, если заготовитель взыскал с сельхозпроизводителя сумму предоплаты

Читайте также:  Договор транспортной экспедиции юридическая природа

Получив удовлетворение своих требований непосредственно за счет производителя через использование механизма судебной защиты своего права (вступившее в законную силу решение Арбитражного суда), действия ответчика по получению страхового возмещения квалифицируются судом кассационной инстанции как отказ от получения защиты через получение страховой выплаты и как неосновательное обогащение ответчика (ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вывод суда апелляционной инстанции относительно того, что истцом не могут быть оспорены по мотиву недобросовестного поведения действия ответчика, произведенные им по договору страхования, поскольку истец не является его стороной, является ошибочным применительно к данным конкретным обстоятельствам дела.

В настоящем споре правовое значение имеют действия сторон как по исполнению договора контрактации, включая причины его неисполнения со стороны производителя, так и действия по исполнению договора страхования, включая замену выгодоприобретателя и получение в конечном итоге ответчиком страхового возмещения за гибель урожая.

Принимая во внимание, что права ответчика как субъекта, пострадавшего в результате гибели урожая в связи с его непередачей по договору контрактации, получили судебную защиту, а также принимая во внимание имеющиеся на стороне производителя отрицательные экономические последствия в связи с получением ответчиком страхового возмещения в свою пользу, а также в связи со взысканием аванса, который в силу специфики экономических отношений по выращиванию сельскохозяйственной продукции истцом вложен в ее производство, суд кассационной инстанции приходит к выводу о правомерности заявленных истцом исковых требований на основании ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

6.9. При рассмотрении иска сельхозпроизводителя о взыскании с заготовителя, получившего страховое возмещение в связи с гибелью урожая и взыскавшего с производителя предоплату, неосновательного обогащения в размере страхового возмещения следует учитывать специфику контрактации, при которой аванс, полученный производителем, как правило, вкладывается в производство договорной продукции

Дополнительным соглашением ответчик и страховая компания внесли изменения в п. 1.6 договора страхования, определив выгодоприобретателем по договору страхования общество с момента оплаты аванса по договору контрактации.

Учитывая специфику договора контрактации и принимая во внимание авансирование данной сделки со стороны ответчика, соглашение о замене выгодоприобретателя является законным и не противоречит ст. 930 и ст. 956 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При наступлении страхового случая — гибели урожая вследствие засухи ответчиком в апреле 2011 года получено страховое возмещение.

В ноябре 2011 года ответчик обратился в Арбитражный суд с иском о неисполнении обществом КФХ обязательств по договору контрактации сахарной свеклы и взыскании денежных средств, не обеспеченных поставкой продукции. Решением Арбитражного суда требования удовлетворены. Таким образом, истец, получив сумму возмещения за погибший урожай, не переданный ему в результате гибели по причине засухе, впоследствии в порядке реализации права на судебную защиту предъявил иск о возврате предварительно оплаченного и непоставленного товара, получив удовлетворение по этому иску.

Получив удовлетворение своих требований непосредственно за счет производителя через использование механизма судебной защиты своего права (вступившее в законную силу решение Арбитражного суда), действия ответчика по получению страхового возмещения квалифицируются судом кассационной инстанции как отказ от получения защиты через получение страховой выплаты и как неосновательное обогащение ответчика (ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Принимая во внимание, что права ответчика как субъекта, пострадавшего в результате гибели урожая в связи с его непередачей по договору контрактации, получили судебную защиту, а также принимая во внимание имеющиеся на стороне производителя отрицательные экономические последствия в связи с получением ответчиком страхового возмещения в свою пользу, а также в связи со взысканием аванса, который в силу специфики экономических отношений по выращиванию сельскохозяйственной продукции истцом вложен в ее производство, суд кассационной инстанции приходит к выводу о правомерности заявленных истцом исковых требований на основании ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Купить документ —> Получить бесплатный доступ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на август 2021 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста