Для оплаты договора на оказание услуг необходимо

Статья 779. Договор возмездного оказания услуг

1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

2. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 779 ГК РФ

1. Пункт 1 коммент. ст. формулирует легальное определение договора возмездного оказания услуг. Необходимость выделения и специального регулирования данной договорной конструкции обусловлена особенностями услуги как самостоятельного объекта гражданских прав (см. ст. 128 ГК). Ключевым признаком услуги является отсутствие овеществленного (материального) результата. Будучи деятельностью (действием) исполнителя, услуга неотделима от источника, от которого исходит, составляя с ним единое целое. Ее ценность состоит в самой деятельности (действиях) исполнителя. Отсутствие результата, отделимого от самой услуги, не означает, что действия исполнителя не способны вообще приводить к какому-либо результату. Полезный эффект услуги может присутствовать, но он не имеет овеществленного воплощения. Оказываемая исполнителем услуга потребляется заказчиком немедленно в процессе самого ее оказания (свойство синхронности оказания и получения услуги). Оказание услуги исполнителем и ее получение заказчиком происходят одновременно. Заказчик не может потребить услугу до ее оказания, равно как исполнитель не может «накапливать» услуги (свойство несохраняемости услуги) (подробнее см.: Степанов Д.И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. С. 182 — 184).

2. Договор возмездного оказания услуг является консенсуальным, взаимным (синаллагматическим), возмездным. Договор, по которому исполнитель, осуществляющий соответствующую предпринимательскую деятельность, оказывает гражданину-заказчику услугу, предназначенную для удовлетворения личных (бытовых) потребностей последнего, является публичным (см. ст. 730, 783 ГК и коммент. к ним). Публичным также назван договор на оказание услуг по передаче электрической энергии (п. 2 ст. 26 Закона об электроэнергетике).

3. Сторонами договора возмездного оказания услуг являются исполнитель (услугодатель) и заказчик (услугополучатель). Коммент. ст. не содержит каких-либо требований к субъектному составу. Следовательно, по общему правилу в качестве сторон могут выступать любые субъекты (физические и юридические лица, публично-правовые образования) с учетом объема и характера их право- и дееспособности. Вместе с тем применительно к отдельным разновидностям данного договора законодатель устанавливает специальные требования, касающиеся прежде всего фигуры исполнителя (см., например, ст. 17 Закона о лицензировании, ст. 3, 4 Закона об аудиторской деятельности, ст. 4, 15.1, 24 Закона об оценочной деятельности).

4. Предметом договора является услуга, оказываемая исполнителем. Условие о предмете имеет характер существенного. Оно считается согласованным, если в договоре перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. Применительно к последнему случаю круг возможных действий исполнителя может быть непосредственно указан в договоре или определен на основании предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т.п. (см. п. 1 письма ВАС N 48).

5. Поскольку услуга не охватывает своим содержанием достижение результата, риск его недостижения не возлагается на исполнителя. Последний имеет право требовать оплаты за надлежащее совершение действий (надлежащее осуществление деятельности), вне зависимости от достижения их полезного эффекта. Учитывая это, законодатель моделирует обязательства по оказанию услуг как обязательства «максимального приложения усилий». Однако применительно к отдельным видам услуг законодатель конструирует обязательства по их оказанию по модели «обязательства достижения результата», по сути перераспределяя риск недостижения полезного эффекта подобных услуг (см., например, п. 1 ст. 785, п. 1 — 3 ст. 796 ГК; п. 1 ст. 886, п. 3 ст. 896 ГК; ст. 34 ФЗ от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ «О почтовой связи» (СЗ РФ. 1999. N 29)).

Читайте также:  Можно ли выставлять один счет по двум договорам

С учетом конституционно-правового толкования, содержащегося в Постановлении КС от 23 января 2007 г. N 1-П «О проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 2007. N 6. Ст. 828), следует признать, что в отсутствие особого нормативного предписания стороны договора не вправе по своему усмотрению перераспределить риск недостижения полезного эффекта действий исполнителя. Заключение договора возмездного оказания услуг по модели «обязательства достижения результата» в случаях, не предусмотренных законом, недопустимо. Включение в договор условия об обязанности достижения результата (например, излечение пациента, выигрыш судебного процесса и т.п.) либо указание на выплату вознаграждения в зависимости от наступления подобных обстоятельств должно признаваться ничтожным (см. п. 2 письма ВАС N 48).

6. В силу специфики услуги ее полезный эффект зависит не только от качества деятельности исполнителя, но и от других факторов, которые находятся вне сферы его контроля (например, при оказании медицинской услуги — от индивидуальных особенностей организма пациента). Поэтому качество оказываемых услуг должно оцениваться по самим действиям (деятельности), совершаемым исполнителем. Соответственно, недостижение полезного эффекта услуги не является доказательством допущенных исполнителем нарушений. Поэтому исполнитель может нести ответственность только за ненадлежащее оказание самих услуг, а не за то, что полезный эффект такой услуги не наступил. Условие договора, возлагающее на исполнителя негативные имущественные последствия ненаступления желаемого для заказчика результата (например, в виде возмещения убытков, уплаты неустойки, потери права на часть вознаграждения и т.п.), ничтожно.

7. Срок исполнения договора (оказания услуги) устанавливается по соглашению сторон, а при отсутствии такого соглашения определяется по правилам п. 2 ст. 314 ГК. Однако зачастую специфика оказываемой услуги придает условию о сроке характер существенного (например, в договорах на оказание услуг по проведению концертно-зрелищных мероприятий, на оказание образовательных услуг, так называемых абонементных и других длительных услуг). В подобных ситуациях отсутствие согласованного срока оказания услуги делает договор незаключенным.

8. Нормы гл. 39 ГК носят универсальный характер и применяются к регулированию договоров по оказанию услуг любых видов. Однако в первую очередь эти положения рассчитаны на такие виды услуг, которые не получили в ГК самостоятельного закрепления в качестве отдельных договорных конструкций (их примерный перечень содержится в п. 2 коммент. ст.).

Услуги, составляющие предмет самостоятельных поименованных договоров, — перевозки, транспортной экспедиции, банковского счета, хранения, страхования, поручения, комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом — напротив, исключены из сферы действия гл. 39 ГК (п. 2 коммент. ст.). Несмотря на то что все указанные договоры порождают обязательства, направленные на предоставление услуг, характер этих услуг, сфера их оказания и иные особенности, характеризующие возникающие отношения, требуют самостоятельного урегулирования.

9. Существование общих, универсальных правил гл. 39 ГК не исключает особой регламентации отдельных видов услуг. Так, услуги связи регулируются Законом о связи, а услуги по туристскому обслуживанию — Законом об основах туристской деятельности. При этом в силу п. 2 ст. 3 ГК нормы гл. 39 ГК обладают приоритетом по отношению к специальному законодательству.

В случае, когда в качестве заказчика выступает гражданин, заказывающий у исполнителя-предпринимателя услуги для своих личных (бытовых) нужд, к отношениям сторон применяется также Закон о защите прав потребителей, а также изданные в его развитие многочисленные правила оказания услуг.

О соотношении положений гл. 39 ГК и законодательства о защите прав потребителей см. ст. 9 Вводного закона, п. 2 Постановления ВС N 7.

Читайте также:  Как закрыть договор с билайн сотовая связь

10. Рассматриваемый договор конструируется законодателем как сугубо возмездный. К отношениям по безвозмездному оказанию услуг (например, диагностическим консультациям косметических компаний и медицинских учреждений в ходе рекламных акций, образовательным услугам (демо-урокам), услугам по организации досуга детей (детским комнатам) при крупных торговых центрах, услугам культурно-развлекательных учреждений для детей и т.п.) положения гл. 39 ГК применяются по аналогии (подробнее см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. С. 501 — 503 (автор главы — А.А. Павлов); Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 405).

Судебная практика по статье 779 ГК РФ

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 15, 393, 401, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, Закона Нижегородской области от 10.09.2010 N 144-З «Об обеспечении чистоты и порядка на территории Нижегородской области», суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о доказанности факта причинения Компании убытков по вине Общества, их размера, причинно-следственной связи между убытками и ненадлежащим исполнением Обществом обязательств по договору.

Ссылки в жалобе на необходимость применения к спорным правоотношениям положений статьи 779 ГК РФ не являются основанием для отмены обжалуемых судебных актов. Регулирующие спорные правоотношения нормы права применены судами правильно.
Указание на немотивированность обжалуемых судебных актов не свидетельствует о судебной ошибке. Принятые по делу судебные акты соответствуют по форме и содержанию требованиям АПК РФ.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 307, 309, 310, 395, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 11 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», исходил из отсутствия доказательств оплаты ответчиком оказанных истцом охранных услуг. Поскольку ответчик не сообщал истцу о нарушениях, допущенных сотрудниками охраны, суды пришли к выводу о надлежащем исполнении истцом обязательств по договору.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 309, 310, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 58 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходили из отсутствия доказательств просрочки исполнения обязательств. При этом суд указал, что требования истца имеют отношение к оформлению отчетной документации, что не является основанием для признания ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по контракту.

Оценив представленные в дело доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая наличие у представителя общества «Компания Транспорт-Сервис» полномочий на подписание актов приема-сдачи оказанных услуг по договору и отсутствие мотивированного отказа названного общества от подписания спорных актов в установленный условиями договора срок, руководствуясь положениями статей 53, 309, 310, 779 — 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу об обязанности ответчика по первоначальному иску оплатить оказанные ему услуг.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что финансовое обеспечение медицинского освидетельствования граждан, поступающих на военную службу, осуществляется за счет средств федерального бюджета, руководствуясь положениями Закона N 53-ФЗ, Правилами N 704, статьями 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о наличии оснований для компенсации больнице стоимости оказанных медицинских услуг в части, в отношении которой не пропущен срок исковой давности. При этом суды исходили из того, что факт оказания услуг ответчиком не оспаривается; фактически понесенные расходы подтверждены документально; отсутствуют претензии со стороны заказчика относительно объема и качества оказанных услуг.

Исследовав и оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, руководствуясь положениями статей 16, 56, 57, 59 Трудового кодекса Российской Федерации, статей 431, 702, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования», статьи 2 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», статей 3, 20.1 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», пунктов 3, 4 Правил начисления, учета и расходования средств на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 02.03.2000 N 184, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали выводы фонда и указали на правомерное доначисление страховых взносов и привлечение учреждения к ответственности.

Читайте также:  Для любого коммерческого договора нотариальная форма обязательно

Исследовав и оценив представленные доказательства и руководствуясь статьями 309, 310, 779, 781, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354, суды пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований, исходя из установленной действующим законодательством обязанности управляющей организации по обеспечению домов аварийно-диспетчерским обслуживанием ВДГО, обязанности по оплате спорных услуг, подтвержденности факта их оказания и отсутствия доказательств произведения компанией данной оплаты. Судами отмечено, что в указанный период спорные расходы в тарифах на реализацию сжиженного газа населению не были учтены. Указано, что отсутствие заключенного договора на оказание спорных услуг в настоящем случае не освобождает управляющую организацию от оплаты услуг, факт оказания которых является доказанным.

Учитывая положения статей 309, 310, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», суды пришли к выводу о том, что обязанность заказчика по оплате по договору возмездного оказания услуг возникает при совершении исполнителем определенных в договоре действий (деятельности); при рассмотрении в суде спора относительно объема услуг, оказанных по спорному договору, исполнитель (общество) должен подтвердить факт оказания услуг и их объем.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 310, 779, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отсутствие безусловных доказательств оказания информационных услуг, суды признали доказанным факт ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по договору, за исключением услуг, стоимость которых не включена истцом в сумму иска, удовлетворив заявленные требования в части взыскания аванса в сумме 95 000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами, размер которых определен в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суды руководствовались статьями 309, 310, 421, 422, 426, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 3, 6, 26, 37 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», Правилами N 861, Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442, Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 N 1178, Методическими указаниями по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденными приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2 (далее — Методические указания N 20-э/2).

Источник

Поделиться с друзьями
МальтаВиста