Мальта – остров сокровищ | Библиотека | Мальта для всех!

Мальта – остров сокровищ | Библиотека | Мальта для всех!

90
0

Елизавета Сумленова

— Ты веришь в привидения? Говорят, на Мальте они часто наведываются в старинные дома. Будь осторожна! – всерьез наставляли меня друзья.

Признаться, я была совсем не прочь встретиться с учтивым рыцарским видением в алой мантии с белым крестом. Но не повезло. Неделю прожила в доме, который четыреста лет назад принадлежал Оливеру Старки – оруженосцу и писарю самого ла Валлетта, и за все это время призрак не появился. Видно, новые обитатели дома – там работает Российский культурный центр – его вполне устраивают.

Хотя странности были. Ходил по дому желтоглазый черный кот Тишка. Вальяжный, хитрый – типичный булгаковский Бегемот. Я снимала его в фас и профиль, в прыжке и покое. А когда проявила пленку, она оказалась девственно чиста… Возможно, плохо зарядила камеру.

Или еще: ночью проснулась от внезапного могильного холода, в лицо ударил сноп света и погас. Снова вспышка, и снова тьма. «Наверное, где-то гроза», – говорю я себе, хотя вижу, что на небе ни облачка. Черно-белое мелькание бесновалось в окне и исчезло с первым ударом колокола собора святого Иоанна. Совпадение? Возможно. Впрочем, на Мальте и «невозможное возможно».

Узнаю, например, что самые первые каменные постройки появились не в Египте, как нас учили в школе, а здесь. Еще семь тысяч лет назад таинственные племена, жившие на острове, воздвигли в честь своей богини Аштроз гигантские храмы, которые на тысячу лет старше египетских пирамид. Следы этого народа канули в Лету. Что оборвало «храмовую» жизнь – катастрофа, голод, эпидемия? Неизвестно.

Загадочный остров! Здесь проповедовал апостол Павел. Семь лет томился в любовном плену нимфы Калипсо хитроумный Одиссей, пока верная Пенелопа отваживала настырных женихов. Сюда приезжал адмирал Нельсон с леди Гамильтон. Здесь любит отдыхать королева Елизавета. Здесь в знак встречи Горбачева с Бушем поставлен памятник с русской надписью – «Конец холодной войне!».

Чтобы ощутить красоту Мальты, надо идти к ней морем. Внезапно в синеве волн встает из морской пучины белый город на отвесной белой скале. Город-крепость, похожий на рыцаря в латах.

Мальта, «незатонувшая Атлантида», – лежит в самом центре Средиземного моря, и тот, кто владел ею, контролировал весь регион. История этого самого южного, маленького государства Европы читается как увлекательный детектив. По этой земле прошли готы, иберы, финикийцы… Она переходила из рук в руки, пока испанский король Карл V не подарил ее рыцарям Ордена св. Иоанна в 1530 году. Возникший в Иерусалиме в XI веке Орден посвятил себя уходу за раненными в Крестовых походах рыцарями и больными паломниками. Оттого его называют еще Орденом госпитальеров, самым аристократическим. Чтобы вступить в него, юноша должен был документально доказать свое благородное происхождение в восьми коленах.

В госпитале врачевали всех страждущих – богатых и бедных, свободных и рабов. Еду подавали на серебре, стелили шелковые простыни… Но подопечных надо было не только лечить, но и защищать. Постепенно Орден вырос в мощную военную силу. Во главе его стоял пожизненно избираемый Великий Магистр, а эмблемой стал восьмиконечный мальтийский крест, символизирующий восемь добродетелей.

И все же арабы вытеснили рыцарей со святой земли, а затем и с острова Родос. Вот почему, получив новое пристанище – безводный скалистый остров Мальту с кучкой нищих, запуганных пиратскими набегами людей, рыцари сразу взялись за его укрепление. Люди получили хлеб и работу. Поднялись крепостные стены, дозорные башни, форты, бастионы. Но и здесь неверные не оставили рыцарей в покое. Мальта стала местом, где схватывался исламский и христианский мир. Где турки и арабы не раз пытались «на веру Христову набросить чадру». Не вышло! Дух Великого Магистра оказался сильней. Мальтийцы – ревностные католики.

Как известно, сказочный рыцарский город Валлетту основал после победы над турками Великий Магистр Жан Паризе де ла Валлетт – француз, гасконец, острослов, мистик с неотразимой шпагой. В его честь и назван город. Шел шестнадцатый век. Позднее средневековье. Кое-где еще пылают костры инквизиции. Но уже Микеланджело создает своего Давида. На сцене «Глобуса» идут трагедии Шекспира. Рафаэль рисует своих Мадонн – пленительных земных женщин… Но еще суровы лица и нравы людей. Потому сурова и строга архитектура города, построенного лучшими зодчими Европы. Его первые дворцы с коваными воротами и потайными ходами похожи на крепости… Но шло время, и мягче становился облик «города джентльменов». Хотя и сегодня он полон рыцарской романтики. Как и в средние века, проникнуть в Валлетту можно только через городские ворота, пройдя по мосту через ров, прорытый в шестнадцатом веке (автор заблуждается, это далеко не единственный вход в город, взять хотя бы подъём Triq id-Duka ta’ York, ведущий к Кастильскому подворью – прим. MaltaVista). Еще помнят легкие шаги госпитальеров поросшие мхом крепостные валы и тесные улочки со старинными фонарями… Вход в храмы сторожат чугунные пушки-каронады. Даже у Музея изящных искусств стоят железные рыцари…

Мое первое утро в Валлетте. Наскоро глотнув кофе, выхожу в пахнущий морем и олеандрами город. Он невелик: весь центр с Президентским дворцом, Королевской оперой и Национальной Библиотекой легко уложился бы в Манежную площадь Москвы. Здесь все рядом. Земли мало – остров вего 27 километров в длину, поэтому экономия места возведена в культ.

Жемчужина острова – собор св. Иоанна. Он не поражает размерами, в нем нет ни стрельчатых арок, ни уходящих ввысь нефов. Зато в богатстве и пышности убранства, пожалуй, нет ему равных. Будто входишь в драгоценную резную шкатулку. Стены – тончайшее каменное кружево. Полы – изысканное панно из 400 надгробных мраморных плит кавалеров Ордена. Ступать по нему – кощунство…

Мальтийские храмы стоят на земле уверенно, с достоинством. В них не чувствуешь себя пылинкой перед бесконечностью мироздания. В них Бог ближе, понятнее…

Благостная, покидаю собор, сажусь в кафе у памятника королеве Виктории и углубляюсь в изучение карты города.

– Вам помочь? – слышу вежливый голос.

На меня смотрит невысокий, изящно сложенный юноша. Рыжеватые волосы, веснушки – солнечные «автографы», приветливая улыбка.

– Джон Галиа! – садясь напротив, представляется он и добавляет: – У нас каждый пятый – Джон. Как у вас Иван.

– Галиа – тоже?

– О, нет! Самая ходовая фамилия на Мальте – Спитери. От слова госпитальер. За триста лет, что здесь жили рыцари из семи европейских стран, родилось немало ребятишек. И все они звались Спитери.

– Но служение Ордену исключало общение с женщиной?

– Теоретически, да! Но рыцари были живые люди, и под железными латами билось уязвимое сердце. К тому же Прекрасная Дама оставалась далеко, в Европе, а хорошенькая служанка была под рукой.

Джон смеется и продолжает:

– В наших жилах течет сложный коктейль. У нас шутят: если к живости французов, горячности испанцев, темпераменту итальянцев, религиозности арабов прибавить немецкую расчетливость, еврейскую сметливость и английскую сдержанность – то получится идеальный портрет мальтийца.

Мы гостеприимны, доброжелательны. Но «душа нараспашку» – это не про нас. Не родился еще человек, который мог бы перехитрить мальтийца. Вот только «новые русские» порой ставят нас в тупик, особенно когда речь идет о покупке недвижимости. Сделка происходит по схеме: пришел, увидел, приобрел. Спросил: сколько? Мальтиец долго думает и называет цену вдвое дороже. Русский тут же выкладывает наличные. Мальтиец долго чешет в затылке, кляня себя, что продешевил.

А вообще мы народ веселый. Обожаем фиесты с музыкой, карнавалом, фейерверком. Шумно отмечаем дни рождения всех святых. А поскольку их больше, чем листков в календаре, народ ликует ежедневно.

– Сегодня тоже праздник? – спрашиваю я, заметив в лацкане пиджака Джона красную гвоздику.

– Не совсем. Сегодня – день поминовения героев. У нас есть святой обычай: каждый мальтиец должен купить цветок. Это его долг, дело чести. Ведь «цветочные» деньги пойдут в фонд помощи старикам-ветеранам.

…На прощание Джон советует мне посетить рыбацкую деревушку Марсашлокк, где в нехитром уличном ресторанчике можно отведать рыбу-меч, фаршированного осьминога или мидии с баклажанами. И запить это местным недорогим, но добротным вином. Кстати сказать, вино и молоко на Мальте нередко бывают дешевле воды. Рек на острове нет, дождей мало. Пьют опресненную воду или из бутылок, привезенных из соседних стран (опреснённую – читай водопроводную – воду на Мальте не пьют, употребляется только «бутылочная» вода, которую не привозят из соседних стран, а разливают на местных источниках – прим. MaltaVista).

Довольные друг другом, мы расстаемся, и я продолжаю путь.

Сегодня воскресенье. Улицы полны движения и звуков. С ревом промчался мотоцикл; прогрохотала тележка уличного торговца фруктами; где-то грянул духовой оркестр – из храма вынесли фигуру святого на цветочной платформе; протяжным гудком дал знать о себе очередной круизный теплоход; пушечный залп в форте Сан-Эльмо возвестил о том, что в Валлетте наступил полдень.

Иду мимо старинных особняков. Мальтийцы заботятся о своих жилищах. Щеткой с мылом моют узкий тротуар перед входом. У каждой квартиры отдельный вход с улицы, каждая дверь окрашена в свой цвет. Это – от англичан, как левостороннее движение и овсянка по утрам. В крохотных палисадниках «резвятся» гипсовые амуры и русалки. В домашних алтарях горят свечи перед Мадонной. Это – от итальянцев… Нависшие над мостовой зеленые и синие застекленные балконы, где скрытые от посторонних глаз женщины коротали часы, – от арабов… Ну а начищенные до блеска таблички на стенах с именем первого владельца дома, которые не меняются веками, – от мальтийцев. Нам, зачастую не знающим и не помнящим даже своих прабабушек, не грех бы поучиться у мальтийцев. В семьях никогда не выбрасывают старые вещи, письма, фотографии – все хранится как часть родословной.

Мальтийцы трепетно относятся к любым раритетам, будь то телефонные будки с британской короной, красные почтовые ящики у дороги или английские пабы с камином и бильярдом, где заезжие морячки расслаблялись за кружкой доброго пива.

Иду по главной магистрали города – улице Республики, бывшей Кингсвэй. Прохожу аркады магазинов, Дворец инквизиторов, Ботанический сад. Ворота выводят меня на круглую площадь у фонтана «Тритон» – к автотерминалу. Отсюда начинаются все маршруты. Здесь людно, суетно, пахнет бензином. Автобусный парк, мягко говоря, не нов. Но почтенные английские «бэдфорды» любовно раскрашены, вымыты, ухожены, на отличном ходу.

Я еду в Мдину – древнюю арабскую столицу, в глубь острова. Путь займет минут двадцать. За это время я проеду с десяток городов, плавно перетекающих друг в друга. По нашим меркам, это просто кварталы домов, по местным понятиям – города со своим гербом и пограничным столбом. Остались позади Мсида, Гзира, Флориана, курортная Слима с отелями и знаменитыми каменными пляжами; живописный залив Сент-Джулианс с покачивающимися на воде рыбацкими лодками – луццу (здесь фактическая нестыковка: ни один автобусный маршрут не идёт из Валлетты в Мдину через Слиму и Сент-Джулианс – прим. MaltaVista). Красно-сине-желтые лодки смотрят на вас нарисованными на носу выразительными «глазами», которые, по древнему поверью, хранят рыбака в море…

Потянулись небольшие поля, размежеванные овальными булыжниками. Трудно поверить, что земля, на которой щедро вызревают оливки, инжир, виноград, которая дает три урожая картофеля в год, – «не родная». Ее веками привозили из соседних стран. И что удивительно: маленькая Мальта принимает ежегодно больше миллиона гостей – и на всех хватает еды!

Чем дальше от моря, тем скупее краски. Вместо пальм к дороге подступили частоколы кактусов… Наконец, в мареве, на высоком холме возникает, как мираж, величественный силуэт Мдины. Некогда грозная крепость, сегодня – музей под небом, «молчащий город» с темницей, казематами и роскошным собором св. Павла – покровителя острова (кафедральный собор в Мдине носит имя Петра и Павла – прим. MaltaVista)

Отсюда мой путь лежит… на «край земли». К самой высокой южной точке острова. Пустынное место. Ни цветка, ни травинки, ни щебета птиц. Суша оборвана резко, грубо. Один неловкий шаг – и слетишь в бездну. Море здесь кажется враждебным, хотя тихо колышется внизу. А если шторм, ветер?.. Здесь понимаешь, что самое страшное одиночество – посреди воды. (должно быть, речь идёт о Dingli Cliffs… – прим. MaltaVista)

Спешу вернуться в город, где вечером во Дворце Великого Магистра, нынешнем Президентском дворце (Мальта с 1974 года – республика), открывается уникальная выставка «300 лет российско-мальтийских связей». В 1698 году по приказу Петра I на Мальту прибыл боярин Борис Шереметев. Он привез царскую грамоту, предлагавшую рыцарям вместе бороться против басурманов. Русский посол с почестями был принят в Тронном зале, награжден Бриллиантовым Крестом благочестия и посвящен в рыцари.

И вот спустя три века в том же зале развернулась интереснейшая экспозиция, поведавшая, как развивались дружеские связи между нашими странами. Два года директор Российского культурного центра Елизавета Золина вместе с мальтийскими историками собирала и готовила экспонаты – подлинные документы, рукописи, письма русских царей и Великих Магистров, редкие книги и фотографии. Это был подвижнический труд, высоко оцененный зарубежной прессой.

Мальта вписана в русскую историю особой строкой. Когда Наполеон захватил и разграбил остров, рыцари обратились за помощью к Павлу I. Прибыв в Петербург, они передали ему бесценные реликвии Ордена: кисть Иоанна Крестителя, часть Голгофского распятия, икону Богородицы работы евангелиста Луки и золотой крест ла Валлетта. А главное – они предложили Павлу титул Великого Магистра. Романтический наш император с восторгом принял высокий титул и стал готовить флот для отправки на Мальту. Но его опередили англичане, отбившие остров у Бонапарта. Вскоре не стало Павла, а его преемник Александр I не разделял рыцарские «игры» отца. Тем не менее мальтийский крест десять лет украшал герб и печать Российской империи и был высшей воинской наградой.

А что стало с реликвиями? До революции они хранились в Зимнем дворце. Потом вдовствущая императрица Мария Федоровна, мать Николая II, чудом избежавшая расстрела, увезла их с собой, на родину, в Данию. После ее смерти реликвии попали к югославскому королю, были отосланы в черногорский монастырь и бесследно исчезли (реликвии никуда не исчезли, так в этом монастыре и лежат – прим. MaltaVista).

…День, полный впечатлений, окончен. Погасли витрины. На соборе пробил колокол, сзывая прихожан к вечерней мессе… Промчал запоздалого ездока изящный фаэтон – «кроццин», осветив фонариком спящие улицы… В Большой бухте луна скользит по яхтам и гондолам; мерно шумит прибой, создавая ощущение благостного покоя. Лишь не спит, светится огнями и гремит музыкой до утра туристский Пачевиль.

…Не всякому удается увидеть подлинное лицо Мальты, скрытое пластами тысячелетий и культур. Но тот, кому это удастся, – влюбится в нее навсегда. И долго будет помнить «берег дальний»…

журнал «Работница»

ссылка на оригинальный текст

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ