Хороши на Мальте вечера… | Библиотека | Мальта для всех!

Хороши на Мальте вечера… | Библиотека | Мальта для всех!

10
0

Нина Зайцева

Как-то по заданию одной серьезной фирмы я проводила телефонный опрос новосибирцев. Вопросов было много. Кто-то отвечал охотно, некоторые отказывались, а один опрашиваемый перехватил инициативу: «Девушка, вам это действительно интересно?» «Это моя работа», – честно призналась я. – «А вы не хотите поехать на Мальту?». Боже, как я хотела на Мальту в тот зимний вечер! Да и сейчас тоже. И хотя лучше один раз увидеть, послушать тоже было бы неплохо.
Я снова набрала телефонный номер, и вот что из этого вышло…

Мой новый знакомый молод, весь с головы до ног в черной коже, черная «Honda», черный шлем. Может, такова сейчас форма рыцарей Мальтийского ордена или тамплиеров каких-нибудь? И как наши люди попадают на Мальту? И что там делают? И где она вообще? С таких «оригинальных» вопросов я и начала разговор.

— Случайно я там оказался. Собирался в Австралию поработать, улучшить свой английский. Но в Австралии почему-то прикрыли «ворота», а уехать мне тогда было просто необходимо для души, поэтому поехал куда получалось. Получилась Мальта, английский островок между Сицилией и Африкой.

— Какой же английский между Сицилией и Африкой?

— На Мальте говорят на чистом английском, а местные аборигены – на гремучей смеси английского и арабских наречий. А народ – кого там только нет со всего мира, и самое забавное то, что примерно на 320 тысяч жителей приходится около 20 тысяч русских. И далеко не все там рыцари. Хотя Мальтийский орден существует и иметь статус рыцаря очень почетно. Люди денежные его покупают, а люди замечательные получают за особые заслуги. Джуна Давиташвили например. Нет на земле такого президента, который бы не побывал на Мальте вскоре после избрания. Для обычных наших соотечественников Мальта – трамплин для прыжка и приземления где-нибудь в Америке. На маленьком острове Россия имеет огромное и по территории, и по количеству служащих посольство. Правда, за последний год их сократили с 300 до 70. Для сравнения, посольство Мальты в Москве занимает двухкомнатную квартиру. По размерам острова и размер посольства. Сам остров вытянулся в ширину на 12 км, в длину – на 27 км. Каменистая глыба среди моря, рядом еще два островка – Гозо и Камино – вот и все государство.

— И чем занимаются мальтийцы и 20 тысяч русских на этих камнях?

— Сельского хозяйства почти нет, ничего там не растет, кроме виноградника и кое-каких фруктов. Местная промышленность – это в основном текстиль и электроника, что-то они собирают из готовых элементов. Города чистенькие, кончается один – начинается другой; дома респектабельные, народ прижимистый, лишней лиры из рук не выпустят, экономят даже на здоровье, больше, чем наши. Я там работал массажистом, клиенты исключительно из русских или местные спортсмены.

— Не поняла: работал или учился?

— Учился в институте английского языка, их на Мальте пять. Подрабатывал массажистом, даже получил предложение поработать по контракту в футбольном клубе города Хамруна. У них там любительская команда «Хамрун – Спарта», президент и владелец – 80-летний бизнесмен Виктор Тодеско.

— Работа, учеба – а что еще?

— Еще я там тренировался у нашего известного тренера сборной России по дзюдо Сергея Телюка. Его пригласили на Мальту заниматься с местными дзюдоистами, и он сделал невозможное: за два года вырастил потрясающую команду. На Малых Олимпийских играх из восьми человек семеро были награждены медалями.

— До сих пор я думала, что Олимпийские игры единые и неделимые. Что же такое Малые Олимпийские игры?

— Для небольших государств: Мальта, Люксембург, Монако. Так вот, Олимпийский комитет здорово обидел Телюка и ребят, никак не отметил их победу – ни почестями, ни деньгами. Якобы, чтобы не задавались, не затребовали себе каких-нибудь излишеств вроде вилл, яхт. И конечно, умолчанием об их победах подорвали боевой дух команды. А тренироваться там было здорово, Телюк – тренер гениальный, и я мог бы принять участие в ближайшей Олимпиаде через полтора года.

— Ну а романтика, развлечения?

— Есть там у них свои праздники. Как-то за своими делами я не понял, что за праздник такой – Фиста. Проходит он странно, как театральные гастроли: неделя в одном городе, неделя – в другом, и так весь месяц. Шум, стрельба днем, фейерверки ночью, шествие оркестров (музыканты в одеждах государственных цветов – красный, желтый, черный). Все очень громко, но не очень зрелищно. Наши люди, да и не только наши, живут обособленно, дружбы народов не наблюдается: учатся, бездельничают, скучают. Это те, у кого папы «крутые» и денег много. Местное население – примерные католики, и это им здорово осложняет жизнь.

— Это что, к вопросу о романтике?

— Точно. Местные девушки встречаются со своими boy-frendами и ни шага влево, потому как нравы у католиков строгие. Встречи всегда заканчиваются венчанием. Много родственных браков по причине малочисленности островного населения, а из-за этого дети рождаются проблемные, много даже с болезнью Дауна. И вообще лица не очень симпатичные в массе. Совсем молодые девчонки еще ничего, но как-то очень быстро теряют форму, «расплываются». Видимо, из-за малоподвижного образа жизни. Развод там получить трудно, но можно (только с разрешения церкви). Я жил в семье пенсионеров, и у каждого из них это был второй брак. Эдвин в молодости был моряком, потом до пенсии преподавателем. Его жена, Мэри-Роз, тоже пенсионерка, но ведет удивительно энергичную жизнь. Состоит в хлебной ассоциации, ездит во Францию на конференции.

— По хлебным делам? Зачем же так усложнять такую элементарную вещь, как хлеб?

Может, чтобы жить нескучно. Дочери у нее взрослые, живут где-то сами по себе. На дачу ездить не надо, быт – тоже не проблема, вот и находят себе всякие нестандартные дела.

— Ну а романтика будет наконец? Это же жаркая Мальта, а не заледеневший Новосибирск!

— Я там учился, работал, тренировался. Ей-богу, не до романтики было. Учеба, правда, не обременяла. Никакой истории, экономики и прочих излишеств. Занимались обычным бытовым английским и узкоспециальным – для медиков, юристов, инженеров, экономистов. Домашних заданий не задавали. В группе учились немцы, японцы, и, как я уже говорил, дружбы народов не было. Я себя иногда чувствовал одиноко, даже при моей занятости.

— Не надо о грустном в пасмурный день. Лучше о кухне, песнях и местном колорите.

— Вот местного колорита я не приметил. Ни в песнях, ни в одежде. Разве что в кухне. Есть там у них такая штука: тонкий пластик мяса, посередине начинка, все это сворачивается в симпатичный пакетик и прокалывается крест-накрест двумя шпильками. Жарят в не очень остром соусе. Кое-что есть из итальянской кухни, пицца например. Много всяких лакомств: мороженое, взбитые сливки, фруктовое желе. Вина сладкие из местного винограда. Есть даже какая-то известная линия вин – сейчас не помню как называется. А вот с обычной водой трудно, как и во многих южных странах.

— Я не помню, видела ли Мальту в прайсах местных турагентств…

— Туристов там много, тем и живут мальтийцы. Пышных пейзажей на острове почти нет, но средневековые постройки впечатляют. Стоило бы там, в этих декорациях, устраивать для туристов представления, рыцарские турниры, как это делают в Испании. Климат на Мальте замечательно мягкий. Хотя в августе душновато и влажно – спится плохо. А вечера тихие и какие-то чувственные.

— Неужели сейчас начнется романтика?

— Под чувственностью я подразумеваю другое: по вечерам на улицах пахнет вкусной едой и кофе, Луна соперничает с фонарями, фонари с Луной. Да, к романтике располагает.

— Значит, что-то этакое имело место?

— М-м-м…

— Понятно, именно это и хотелось услышать.

Мой vis-a-vis вдруг перевел разговор на стоящую рядом красотку «Хонду», словно именно она была героиней романтической истории. Ну что ж, настоящие мужчины не болтают о таких вещах. Тем более те, кто прожил год на земле рыцарской Мальты.

Сибирская Туристическая Газета – #1(46) январь 1999 г.
назв

«Сибирская Туристическая Газета» (номер 1, январь 1999)

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ