Честь и отвага: мальтийские соколы | Библиотека | Мальта для всех!

Честь и отвага: мальтийские соколы | Библиотека | Мальта для всех!

13
0

Василий Журавлев

В то утро, 11 июня 1940 года, мальтийцам было невдомек, что черные точки на
горизонте – не стая перелетных птиц. Обыватели в бесчисленных кафе на
набережной степенно обсуждали главную новость дня – вступление Италии в
войну и обстоятельно перемывали косточки итальянцам вообще и дуче в
частности. Гарнизон в своих казармах, съев на завтрак яичницу с беконом,
приступил к занятиям строевой подготовкой; часовой в старинной сторожевой
башне развлекал себя тем, что швырял с десяти футов камешки, стараясь
угодить в бойницу, и выиграл у самого себя пари, попав пять раз из шести.

Он погиб первым.

Черные точки превратились в самолеты и закрыли все небо. На доки Ла
Валлетты и аэродром посыпались бомбы. Рев итальянских бомбардировщиков
заглушил лай огрызающихся огнем английских «эрликонов». В первые же минуты
боя пали шесть зенитчиков, но оставшиеся продолжали стрелять.

Налет показал, что остров слабо подготовлен к обороне, и Мальта, служившая
оперативной и ремонтной базой британского флота, стратегическим ключом ко
всему Средиземноморью, невероятно уязвима. От атак с воздуха, кроме
зениток, остров могли защитить всего четыре старых истребителя «Глостер
Гладиатор». Один из них был сбит в то же утро. Оставшиеся переименовали в
«Веру», «Надежду», «Любовь».

Они должны были отбивать атаки 200 итальянских бомбардировщиков.

СПРАВКА «АЛФАВИТА»:

Накануне

Для британского Адмиралтейства в канун войны не было тайной, что Мальту
может спасти только чудо. Но в чудеса здесь не верили и настаивали на
предельном укреплении обороны острова. Армейское руководство считало это
блажью: от Сицилии до Мальты 60 миль, всего 12 минут лёта – база в любом
случае обречена. В сентябре 1939 г. на Мальту базировались лишь 7 подводных
лодок, 12 торпедных катеров и минный заградитель. Только с началом войны
попытались увеличить количество зенитных орудий в крепости и перебросить
сюда хотя бы десяток современных истребителей. Но октябрьская катастрофа в
Скапа-Флоу – в эту главную базу британских ВМС проникла германская
подводная лодка и потопила линкор «Ройял Оук» – перечеркнула мальтийские
оборонительные планы.

Теперь даже Адмиралтейство смирилось, что остров скорее всего будет
потерян.

ГАРНИЗОН МАЛЬТЫ ДУМАЛ ИНАЧЕ. Здесь решили стоять насмерть.

Жители столицы острова Ла Валлетты сразу вспомнили о своих деревенских
родственниках и отправились к ним, спасаясь от бомбежек. Те, кто остался,
приспособили под бомбоубежища старые галереи, выдолбленные в известняках
еще в XVII веке при Великом магистре ордена иоаннитов Жане де Ласкарисе.
Впрочем, сей рыцарь остался в истории не из-за своих фортификационных
затей, а благодаря угрюмому выражению лица. В мальтийской речи до сих пор
бытует определение «лицо Ласкариса» – это об угрюмых, мрачных людях.

Правда, до середины 1941 г. «лицо Ласкариса» носили почти что все
островитяне: Мальту бомбили днем и ночью, и нигде не было от бомб спасения.
После войны подсчитают: на каждый квадратный метр острова было сброшено
больше бомб, чем где бы то ни было.

В «Галереях Ласкариса», глубоко под землей, разместился штаб обороны
острова. Взлетная полоса аэродрома днем напоминала пчелиные соты из-за
многочисленных воронок от бомб. Ночью ее спешно латали, чтобы еще до
рассвета дать возможность взлететь истребителям. Их все же прибавилось –
прорвав блокаду, конвой доставил на Мальту «харриеры».

СПРАВКА «АЛФАВИТА»:

Западня

К началу войны итальянский военный флот был вторым по численности и мощи в
Европе после английского. Современные линкоры, тяжелые крейсеры, армады
эсминцев и подводных сил – все это восхищало тщеславные южные сердца.

И форма итальянских моряков слыла самой красивой и залихватской.

Зато в бою, как некогда выражался полководец Суворов, они «были
застенчивы».

Лишь под нажимом немцев итальянцы вывели в море свои главные силы весной
1941 года. Уступающая итальянцам по численности и силе бортового залпа
эскадра адмирала Каннингхэма бросилась на перехват. Все кончилось
сражением, которое вошло в историю войны как бой у мыса Матапан 28 марта
1941 года.

Отвага и напор англичан были столь убедительны, а брошенные в бой
торпедоносцы с «Формидебла» действовали так самоотверженно, что итальянский
флот стал отходить под защиту своей авиации наземного базирования, развив
ход в 25 узлов. Но торпедоносцы подбили сначала линкор «Витторио Венето»,
потом крейсер «Пола». Отправить на дно линкор не удалось, но подоспевшие
английские корабли добили «Полу», потопили еще два крейсера и два эсминца,
потеряв один самолет.

Эта победа облегчила положение Мальты: итальянский флот больше никогда не
отваживался выходить из своих баз. Хотя превосходство в воздухе по-прежнему
оставалось за итальянцами.

И продолжал вынашивать честолюбивые планы князь Валерио Боргезе со своими
диверсантами и знаменитым «москитным флотом».

ДИВЕРСАНТЫ ВАЛЕРИО БОРГЕЗЕ, прославленные пловцы, готовили лихой налет на
Мальту. Это была особая каста. Они презирали большие корабли и моряков с
больших кораблей. Флотилия была оснащена сверхмалыми подлодками, торпедами,
управляемыми пловцами и начиненными взрывчаткой скоростными катерами. Они
намеревались ворваться в залив Гран Харбор, основную базу флота, потопить
корабли прибывшего из Гибралтара конвоя.

В безлунную ночь с 25 на 26 июля 1941 г. восемь катеров подобрались к
обрывистым берегам форта Сент-Эльмо, запирающего проход в гавань Ла
Валлеты. Проход в заграждениях поручено сделать паре боевых пловцов на
управляемой торпеде. К сетям заграждения пловцы подошли с опозданием. До
рассвета – считанные минуты. Итальянцы поставили взрыватели на ноль – утром
англичане выловили из воды окровавленную маску кислородного прибора с
прилипшими к ней клочками волос…

Сразу после взрыва первый катер устремился к мосту. Неудача – рухнувшая
ферма моста надежно закупорила проход в гавань. Итальянцы об этом еще не
догадываются, и остальные катера бросились в атаку.

«Со всех сторон открыт пулеметный огонь, и лучи многочисленных прожекторов
разрезали море в поисках атакующих. Сцена из апокалипсиса», – писал в своих
мемуарах Боргезе, нашедший после войны приют на юге франкистской Испании.
Катера, доставившие диверсантов к Мальте, пытались уйти к Сицилии.
«Харриеры» настигли их и расстреляли на бреющем полете; через шесть часов
английский корабль выловил из воды нескольких моряков с затонувшего катера.
Другой, хотя и превращен в решето, но все еще держался на плаву. Английский
врач тщетно пытался найти среди трупов на палубе хотя бы одного раненого.

Итог рейда – 20 убитых и 18 пленных диверсантов. Итальянцы назовут свой
провал «славной неудачей, столь славной, что любой флот мира мог бы ею
гордиться», но крах операции был предрешен. Итальянцы не ведали, что на
Мальте успели установить радиолокатор. Приближение итальянских катеров
засекли задолго до того, как они подошли к острову. Береговая охрана и
самолеты лишь выжидали, когда диверсанты перейдут к действиям и подпишут
себе смертный приговор.

СПРАВКА «АЛФАВИТА»

Стратегия

Возможно, решающим обстоятельством для успешной обороны Мальты явилось то,
что с началом войны премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль.
Он взял в свои руки руководство всеми боевыми действиями. И, в отличие от
предшественников, понимал огромное значение Мальты для всего хода войны.

«Со времен Нельсона, – писал Черчилль в своих мемуарах, – Мальта была
верным британским стражем, охранявшим исключительно важный морской коридор
в центральной части Средиземного моря. Стратегическое значение Мальты
никогда еще не было так велико, как во время последней войны. Нужды
огромной армии, которая создавалась нами в Египте, ставили перед нами
важнейшие задачи – обеспечить свободное прохождение наших конвоев через
Средиземное море и не допускать доставку войск противника в Триполи для
подкрепления находящегося там гарнизона».

Но это лишь ближайшая задача. Черчилль заглядывал дальше – когда наступит
перелом в войне, Мальте предстояло сыграть свою самую важную роль.

ОСТРОВ ДОЛЖЕН ВЫСТОЯТЬ. ПО МЫСЛИ Черчилля, именно отсюда начнется
освобождение Европы с юга. Бомбардировки острова стали все ожесточеннее,
запасы боеприпасов и продовольствия таяли, ряды защитников редели, но
Мальта обязана стать «Средиземноморским Сталинградом».

Британский премьер так и считал: потеря Мальты значит для англичан то же,
что для русских означала бы потеря Сталинграда.

В Лондоне разработана операция под кодовым названием «Пьедестал». Большой
конвой должен прорваться к осажденному острову во что бы то ни стало. 21
августа 1942 г. конвой вышел из Клайда: 14 лучших английских и американских
транспортов и танкеров под охраной 29 боевых кораблей, в том числе двух
авианосцев.

Через Бискайский залив удалось проскользнуть незамеченными. 6 августа
конвой подошел к Гибралтару. Черчилль, получив это известие, вылетел в
Москву, чтобы лично сообщить Сталину, что Второй фронт будет открыт
следующим летом.

Утром 11 августа у Балеарских островов конвой засекла итальянская подводная
лодка.

Все, что могло передвигаться и стрелять в Западном Средиземноморье,
набросилось на конвой. 18 итальянских и 3 немецких подлодки, торпедные
катера с базы на мысе Бон в Тунисе, сотни самолетов-торпедоносцев с Сицилии
и Пантеллерии… Итальянское командование было настолько уверено в успехе,
что кинодокументалисты сразу же начали снимать фильм о своей великой
победе.

Первым был торпедирован старый авианосец «Игл». Он затонул за 8 минут,
унося на дно в своем чреве две тысячи моряков. Все дальнейшее продвижение
конвоя – это история жестокого противостояния и мужества. До Мальты
добрались лишь 4 транспорта, в том числе чудом уцелевший американский
танкер «Огайо». Последний пароход в полузатопленном состоянии тащили два
эсминца. Конвой доставил 32 000 тонн груза. И даже это поддержало Мальту.

Потом на остров перебросили сотню «спитфайеров». Игра с противником в
воздухе пошла на равных.

Спустя год без малого в «Галереях Ласкариса» был разработан план высадки
британских войск на Сицилию с использованием Мальты как плацдарма для
освобождения Южной Европы. Через месяц Сицилия была в руках союзников –
стратегический план Черчилля сработал потому, что «Средиземноморский
Сталинград» выстоял.

Солнечным и ленивым утром, Через 59 лет после первого налета на Мальту, я
миновал заграждения из мешков с песком, купил билет у усатого «томми» с
сержантскими нашивками и вошел в «Галереи Ласкариса», где теперь
располагается музей. Над картами Средиземноморья сосредоточено склонились
восковые фигуры в британской форме. Тишину подземелья нарушали гул
радиопеленгаторов и звуки морзянки. Нажал кнопку в темной комнате – меня
накрыл шквальный огонь и мечущиеся прожектора: это диверсанты Боргезе снова
пытаются напасть на Гран Харбор.

Пройдя галереи, я снова вышел на солнечный свет и попал в ангар,
превращенный в офицерскую столовую. На стенах плакаты: «Болтаешь – теряем
корабли», вырезки из старых газет и котелки: словно зенитчики, не допив
чай, бросились по сигналу воздушной тревоги к орудиям. И только так –
наслаждаясь холодным пивом и похрустывая жареной картошкой – можно понять,
как хорошо, когда война в далеком музейном прошлом.

Алфавит, Москва, #12 от 22.03.2000

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ