Мальтийский карнавал | Библиотека | Мальта для всех!

Мальтийский карнавал | Библиотека | Мальта для всех!

62
0

Посвящается Светлане Велла Агафонычевой*

*) посвящение не случайно и это не прикол.
Именно Светлана в своих заметках в ЖЖ и в рассказах о Мальте на Maltavista,
полных тепла, юмора,
а порой и язвительной сатиры, помогла мне ощущать и впитывать Мальту.
Многие места на Мальте я нашла благодаря ей.
Кроме того – с теплыми воспоминаниями о личной встрече.

Свои впечатления о Мальте собираюсь писать уже давно – в течение последних полутора лет гостила в стране четырежды, освоив все четыре времени года. Осень 2005 г., а в 2006 году – весна, лето и Рождество.

Это – мои впечатления, мое восприятие Мальты, мои воспоминания и моя любовь…

* * *

Иногда, вначале, на Мальте меня охватывало чувство как будто я – Гулливер в стране лилипутов. То ли имперское мышление – Россия огромная, Мальта маленькая – срабатывает, то ли не изжитое до конца чувство «советскости» (впитанное в октябрятско-пионерско-комсомольском прошлом) – «мы впереди планеты всей». Но Мальта быстро ставит на место – мягко, деликатно, с добротой и терпением.

* * *

На карнавале. Мы пробираемся, ищем свои места. Сзади бурные крики мальчишек и их дородной мамаши. Я думаю: «Надо же, как они любят зрелища. Возбуждены предстоящим представлением, готовятся, переживают…. (типа – «дети природы»)». Плюхаемся на свои места. Сзади – гул разочарования, сочувствия, своего превосходства и даже смеха – одновременно. Оказывается, практичные мальтийцы нас очень громко предупреждали, что на сиденьях вода и нужно смотреть, куда садишься. Т.е. мы сели в лужи (со всеми вытекающими последствиями…). Еще один щелчок по гулливерскому самолюбию.

* * *

Типичные лица мальтийцев (молодых мужчин между 30 и 40 годами) – лица пиратов. Типажа добавляют пирсинги, банданы, серьги в одном ухе. Но дождитесь улыбки на пиратском лице (или улыбнитесь сами – вам ответят улыбкой) – перед вами лицо, поражающее своей детскостью (смесь счастья, смущения, удивления и доверия одновременно).

* * *

На карнавале. На платформах все участники оттягиваются на полную катушку. Кто во что горазд. Пол, возраст, вес, внешний вид значения не имеют. На одной из платформ трое мужчин немолодого возраста под одобрительный рев публики показывают стриптиз. В финале остаются в одних плавках, и то, что у одного из них послеоперационный шрам на животе (похоже как после удаления желчного пузыря с осложнением в виде перитонита) – значения не имеет. Выглядит ведь как у пирата…

* * *

На карнавале. Вход по билетам. Стоят контролеры – мужчины видом (см. выше). Но это не надолго. Зрители начинают со временем тусоваться, ходить туда-сюда (за едой, за питьем, в туалет и т.д.) – им выдают контрамарки, на которые особенно контролеры и не смотрят. Один из них – знакомый моего друга. Вопрос (совершенно искренне): «Ты зачем билеты покупал? Не знал, что я здесь стою?» (типа – «обижаешь»). Все как у нас.

* * *

Руки мальтийских мужчин. При знакомстве и представлении принято пожимать руки. А поскольку на Мальте приходится быть представленной уйме людей, то пожимать руки приходится часто. Обожаю эту процедуру, потому что ладони у мальтийских мужчин ВСЕГДА сухие и прохладные. Так что каждый раз рукопожатие вызывает чувство – нет, не сексуального возбуждения, а вот «глубокого удовлетворения» – это точно.

* * *

Настоящий мальтиец перед тем, как зайти в воду (морскую – покупаться), осеняет себя крестным знаменем, целует образок (с Мадонной, наверное, или со своим святым), шепчет что-то (наверное, просит защитить) и только потом ныряет в сине-голубое море.

* * *

Остров Гозо (мне нравится больше мальтийское название – Аудеш). Смешно то, что мальтийцы считают гозитанцев провинцией: гозитанцы медлительные, тугодумы, более оседлые. Т.е., Мальта – светская, а Гозо – деревня. (А езды между ними – 20 минут на удобном пароме.) Многие мальтийцы имеют летние домики на Гозо (типа – дача). Смешно.

* * *

Гозо. В храме Та-Пину вызвало удивление (= умиление = восхищение) помещение за алтарем, где на стенах развешены подарки – да нет, не подарки, а благодарности об исцелении или помощи. Короче, кто о чем молился, тот то и принес – лонгеты, костыли, мотоциклетные шлемы (выздоровели от травм), слепки беременных животиков (бог даровал младенца), крестильные платьица или отрезанные косички (помощь в родах), медали и ордена ветеранов (выжили на войне) и т.д. Все это с благодарственными записочками, порой с фотографиями счастливых лиц.

Подобное, но в меньшем ассортименте, я видела и в гроте Мадонны в Меллихе. Сидела там довольно долго – очень хотелось, чтобы Мадонна шевельнула рукой (почему-то на Мальте мой атеизм куда-то исчезает. Наверное, дома остается.). Не шевельнула…

* * *

Простота общения. Рядом с нами в Буджиббе – летний дом президента. Двухэтажный дом, встроенный между другими, как и все дома на Мальте. Зелененький такой (фисташковый). Зимой президент там не бывает. А летом – каждый знает, что мистер президент дома, потому что дверь с улицы открыта настежь. Колышется тюлевая занавесочка. Зайти может любой. Мой мальтийский друг не раз пытался меня повести к президенту. «Ему же интересно с тобой поговорить, ты же из России приехала». В первый раз я попыталась ему объяснить, что нельзя просто так к президенту, это не принято, не положено, запрещено. Мои объяснения вызвали массу недоумений, и мой друг предложил мне спросить у полицейского – можно это или нельзя.

Кстати, признаком того, что президент дома, является появление полицейского в будочке напротив дома. Т.е. полицейский не несет службу на «посту № 1» (вспомните Мавзолей»), а находится то в будочке, то пьет «Колу» за столиком в уличной кафешке, то беседует с друзьями – родственниками = знакомыми.

Кстати, президентский дом находится в самой гуще туристской тропы – среди ресторанов, кафе, игральных автоматов, магазинов, где вечером все шумит, сверкает, грохочет. А президент с семьей или друзьями сидит на терасске, пьет вино, беседует. И никому он не нужен. Я имею в виду граждан республики Мальта. Никто к нему не ломится, даже внимания никакого не обращают. Все знают – что президент у себя дома, и он отдыхает. Днем можно увидеть президента, сидящего на балконе с веером, и если он разговаривает с кем-то, перегнувшись через перила, то – будьте уверены! – это его приятель или родственник.

Так вот, возвращаясь к полицейскому. Я отказалась спрашивать и полицейского. На вопрос моего друга: «Ты что, боишься?» я утвердительно кивнула головой (чтобы закрыть тему). Не тут-то было. Мой мальтиец подошел к полисмену и радостно сообщил ему, что вот эта вот леди вас боится. Я в своей жизни НИКОГДА не видела такого изумления на лице у мужчины, смотрящего на меня. Он сразу начал выяснять (на ПОЛНОМ СЕРЬЕЗЕ) – где, когда, при каких обстоятельствах он смог меня напугать. Пришлось объяснять на моем бытовом английском всю эту ситуацию («он сказал», «а я сказала» и т.д.). Резюме: полицейский подозвал молодого человека (который стоял недалеко и беседовал с кем-то), представил нас друг другу. Этот молодой человек оказался личным шофером и телохранителем президента («два в одном»), который посоветовал зайти к президенту вечерком, «часиков так, в 11», потому что сейчас жарко, президент скорее всего отдыхает (сиеста!), а вечером – милости просим!

Конечно, к президенту я так и не пошла. Но гуляя вечером мимо дома и видя там главу государства, я всегда здоровалась, и он мне всегда приветливо отвечал. Массовых «здорований» я не видела. Скорее всего, туристы не знают, а граждане республики – ну не знаю, наверное, деликатно относятся к частной жизни.

Кстати, премьер-министр страны за рулем своей машины на улицах Валетты притормаживает и пропускает пешеходов, делая им приветственный знак рукой: «Проходите-проходите». На одном из концертов он сидел через два места от нас, один, в джинсах и футболке, и никто к нему не ломился. С министром культуры и туризма мы пили кофе за одним столиком (мест не было в кафе – время ланча).

Т.е., на Мальте никто лишнего не заморачивается, простота присутствует во всех сферах жизни. Из-за этого я люблю Мальту еще больше.

* * *

Довелось побывать в мальтийском суде. Если точно – не совсем суд, но разборка с мелкими нарушителями в местной администрации. Было это в городе Слима. В повестке, которую доставили домой, нарушение было обозначено как неуплата штрафа за парковку в неположенном для этого месте. Мой мальтиец думал-думал, вспоминал-вспоминал. Не вспомнил. Но решил, что «они» правы (так как за каким лешим иначе им присылать повестку), и стали мы собираться на разборку. Во-первых, одет был костюм и галстук (эти виды мужской одежды моему другу носить не свойственно) – этим проявляется уважение к власти (в том числе и к суду). Кстати, вся публика мужского пола, собранная в администрации для разборок, одета была соответствующим образом (независимо от возраста). Женщины (конечно же!) были одеты как всегда (т.е., кто во что), но излишней фривольности в одеяниях не наблюдалось. Присутствовала скромность.

Во-вторых, прибыли минут за 20 до назначенного времени (опять же – уважение к власти). Все назначенные для разборки прибыли также заранее – для них в фойе перед комнатой, где проводится разбор, уже были расставлены раскладные стульчики (т.е. и власть уважает своих граждан) в более, чем достаточном количестве. Все ожидали начала чинно-благородно, без шума и гама. Никто ничего ни с кем не обсуждал, не жаловался на произвол властей и не убеждал никого с пеной у рта в своей правоте. Одним словом, страстей не было. Была тишина ожидания и какое-то умиротворение.

Ровно в 14.00 дверь отворилась и публику пригласили в судебный зал. На возвышении – место для судьи, пониже – секретариат (квадратом – 4 человека, каждый – с компьютером). Место для ответчика – кафедра, на которой присутствуют Библия и распятие. Каждый истец и каждый ответчик осеняет себя крестом, целует пальцы и качается ими символов веры (напоминает кадры из итальянских черно-белых фильмов «новой волны» – в основном, о сицилийской мафии). Вдоль одной стены чинно-благородно сидят истцы – т.е. полисмены (по-нашему, участковые, гаишники и прочая братия). Все – в полном обмундировании. Для ответчиков (они же – публика) – также рядами поставлены стулья.

Процедура. Сначала вызывается истец (полицейский) – клятва на Библии, осенение себя крестом и поцелуем – который докладывает обстоятельства дела. Затем приглашается ответчик. Что впечатляет – на пути от места доклада (допроса) встречающиеся «противники» дружески улыбаются друг другу, похлопывают один другого по плечу. Типа: «Не обижайся, дружище! Служба такая…» – «Да я понимаю, чего там…». Удивительное дружелюбие. Кстати, ни один из ответчиков не отрицал своей вины. Только были попытки объяснить, почему так произошло. Не более того.

После оглашения «приговора», т.е. суммы штрафа, тихо-мирно подошли к секретариату, заплатили, получили чек и на этом все. Вся процедура заняла минут 15.

P.S. По телефону сказала своему мальтийскому другу, что пишу рассказик о процедуре взимания штрафа. Он очень удивился, чего такого интересного я в этом нашла, чтобы «поведать миру». На мои попытки объяснения необычности ситуации, сказал: «Чего там необычного? Содрали за такую ерунду 10 фунтов как с куста». Мальтийская практичность.

* * *

Мальтийская полиция. Еще раз о дружелюбии мальтийской полиции. За время всех моих визитов на Мальту «гаишиники» остановили нашу машину для проверки ночью только один раз. Приветливо поздоровались, проверили лицензию и при этом тысячу раз извинились за то, что задержали наше движение. Как всегда, похлопывая по плечу «извини, дружище, служба такая…».

* * *

Самая вкусная и недорогая еда, как ни странно, в мальтийских бистро для рабочих. Они есть практически всюду, просто надо побывать в одном из них, чтобы затем безошибочно находить. В этих бистро – также принимают заказ, готовят при вас (кухонька чаще всего за барной стойкой) или разогревают заказанные вами полуфабрикаты. Рекомендую заказывать отбивные на ребрышках – вкусные, сочные, большие порции. Пиво присутствует в любом количестве, вино – тоже. Публика – “normal working class” (как говорит мой мальтийский друг) в рабочей одежде (в основном, строители) в обеденный перерыв. Но – вилка, нож, салфетки обязательно присутствуют.

Такая же вкусная и недорогая еда – в бистро футбольных клубов. Только публика там уже другая (болельщики, естественно).

Особенно большие порции, которые подают в этих заведениях, – равиоли. Соус можете выбрать сами – или готовый, или вам приготовят вкусный соус из помидоров с травками. Я – большой любитель поесть. Но эту порцию пришлось делить на двоих – она просто гигантская.

Кстати, в Pizza Hat мы с дочерью берем для двоих пиццу, которая в меню значится как пицца для одного. Пиццу для двоих двоим съесть невозможно – нужно приглашать третьего (а то и четвертого).

* * *

Мальтийское терпение. Это удивляет меня, живущей в несдержанной и – чуть что! – орущей матюгающейся стране.

Три города. Улицы с односторонним движением, да еще под горку. Мы гуляем, фотографируем и т.д. Останавливается машина – такая, типа наша «Газель» – с иностранными туристами внутри. За рулем – родственник, с которым мой друг не виделся несколько дней (ну может, три-четыре). Начинается разговор, в ходе которого меня представляют по полной программе – т.е. с элементами биографии, рукопожатиями и т.п. Повторяю – движение односторонне и под уклон. Сзади выстраиваются машин пять-шесть. На мои умоляющие возгласы: «Давай пойдем быстрее! Заканчивай разговор!» – недоумение: «Что случилось? Почему?». Одним словом распрощались, и все машины уехали. На меня посыпались вопросы. Я попыталась объяснить, что мы задержали движение, что задержали туристов и т.д. Недоумение со стороны моего мальтийского друга: «Да ведь туристы образованные интеллигентные люди. Они же понимают, что это не на всю жизнь. Это временно». Действительно, все это мероприятие происходило в полной тишине – ни гудка, ни крика, ни вопроса. Все – и туристы в «Газели», и машины позади – просто сидели, ждали и улыбались. И даже, проезжая мимо нас, махали нам приветственно рукой.

И такого – «можно потерпеть, это не на всю жизнь, это временно» – было много. В основном, на дорогах, когда в трудной ситуации одни пропускали других, позволяли развернуться, вырулить и т.д. Очень часто, останавливались и ждали, пока мы проедем. Или мы – также пропускали кого-то. При этом обе стороны обменивались улыбками, приветственными взмахами руки, благодарностями.

* * *

Непьющие мальтийские мужчины. Суббота, время сиесты. Очень захотелось выпить чего-нибудь прохладительного. Нашли местный клуб футбольных болельщиков. Открыто кафе, в котором продается всякое спиртное и безалкогольное. Осматриваюсь. За столиками сидят полным-полно мужчин разного возраста (больше – старшего). В основном, играют в карты, некоторые просто беседуют. Все выпивают – кофе с молоком, минеральную воду, «Фанту», «Колу» и т.п., даже пива не увидела. Кстати, курить выходят во внутренний дворик. Покурят-покурят и возвращаются в помещение.

Вторая зарисовка. Также заехали в маленький бар на дороге, освежиться (типа «Кинни»). Заходит в бар мальтиец лет сорока, что называется «на взводе», по виду – «мачо»,. Оказалось – родственник (младший брат того, что был за рулем «Газели»). Зашел снять стресс. Оказывается, был семейный совет, где три брата обсуждали наследство после умершей матушки. (Кстати, нехилое наследство – два дома, один из них летний, какая-то земля и еще что-то немаленькое). Снятие стресса заключалось в том, что «мачо» заказал себе виски. Ему налили. В стаканчик. На палец. И доверху – колой. Думаете, выпил залпом? Ничего подобного. Стоял рядом с нами, горячо эмоционально рассказывал моему другу о процессе дележа, отхлебывал маленькими глотками. Мой друг слушал его, наверное, полчаса, обсуждал, затем мы уехали, а наш «мачо» остался. Даже половины еще не выпил.

* * *

Мальтийский футбол. Да, Мальта не имеет национальной сборной, но имеет множество футбольных клубов (в каждой населенной точке) и, соответственно, команд. Сын моего друга играет в одной из таких местных клубных команд, поэтому я (не поклонник футбола) посещаю футбольные матчи регулярно. И не жалею, потому что наблюдать за мальтийскими болельщиками – одно удовольствие.

Игра, мягко говоря средняя (или ниже среднего), но страсти кипят нешуточные. Особенно кипят страстями старики. Наверное, болельщики со стажем. Кстати, на футбол (как и церковь на мессу) многие ходят семьями, даже с грудными детьми. Меня особенно поражает мальтийская молодежь. На каждом стадионе есть бар с выпивкой, прохладительными напитками, закусками. Все, в основном, в баре затариваются. Но чем – едой и прохладительными, пиво редко можно увидеть. Если и берут, то один стакан в одни руки. Но болеют горячо и с душой.

Однажды кого-то из футболистов сбили во время игры. Разъяренный болельщик старикан подбежал к бортику, начал громко ругаться и даже плеваться. Старался доплюнуть на поле – наверное, хотел попасть в того, кто «обидел нашего мальчика». К нему подошла парочка полицейских (они обязательно дежурят на стадионе во время матча), значительно моложе его. Один – здоровый как шкаф – положил старику руку на плечо и принялся ласково-ласково уговаривать его вернуться на место и сильно не волноваться. Старик послушался. Двое полицейских всю остальную часть игры стояли спиной к футбольному полю, поглядывая все время на публику и, в основном, на старика

Кстати, для разъяренных болельщиков, на трибуне есть специальное место. Карцер. Часть трибун огорожена решеткой (с замком – кляч у полицейских), куда их сажают и запирают, изолируя от почтенной публики. Но футбол смотреть не запрещают. Смотри, пожалуйста, не мешая другим. Опять мальтийская доброта, терпение и понимание.

* * *

Мальтийские таксисты-лодочники. Видела на Комино. Мы туда – на пароходе, как положено, вокруг Мальты и островов. А можно – просто, на лодке-такси. Вот один такой и зазывал уехать с Комино в любую точку Мальты за 15 минут. Он и пел, и приплясывал. Увидев мой нацеленный объектив, повернулся задом, снял трусы, повилял белейшим задом (под известный запев стриптизеров – пел для себя сам). На вопрос англичанок – сколько стоит отбыть с Комино в Валетту – ответил: «А какая вам разница? Вы же на отдыхе, денег считать незачем!». Набрав пассажиров, прокричал нам всем (оставшимся): “I wish you Marry Christmas!” ( «Счастливого Рождества!» А дело было в сентябре.) На что мой мальтиец прокричал: «А мы желаем никогда больше не видеть твою рожу!». Взрыв хохота. Аплодисменты. Занавес.

* * *

Мальтийские пенсионеры. Маленькая зарисовка. Мальтийские старички и старушки в море часами плавают – нет не плавают, держатся на поверхности (одни головы торчат) и беседуют, сплетничают. Drifting and giggling. Выйдут на берег, посохнут, погреются и опять в море за приятное времяпрепровождение. На что мой друг обычно говорил: «А что им делать? Они же на пенсии».

* * *

И опять о гуливерско-лилипутском чувстве. Если мы посылаем кого-то куда-то, то адрес у нас известен (отличается только степенью изощренности мата). Мальтийцы в этом случае говорят: “Mur kakki maz’zizi” («иди и покакай с цыплятами»). Ну просто умиление вызывает!

* * *

И это еще не все. Это только часть мальтийских зарисовок, мальтийского карнавала, который теперь есть в моей жизни.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ