Тайная страсть адмирала | Библиотека | Мальта для всех!

Тайная страсть адмирала | Библиотека | Мальта для всех!

30
0

Сергей Болотников

(Дисклеймер: мы предупредили редакцию журнала «Всемирный следопыт», что факт пребывания леди Гамильтон на Мальте представляется сомнительным, т.к. не сохранилось никаких достоверных свидетельств, что она когда-либо ступала на мальтийскую землю. Однако редакция «ВС» решила все-таки дать этот материал в номер. В статье есть и другие неточности. – примечание MaltaVista.ru)

Мальта вызывала у самого известного флотоводца Британской империи адмирала Нельсона противоречивые чувства. Было время, когда он всеми фибрами души ненавидел этот остров, осада которого стала серьезным препятствием для его романа с леди Гамильтон. Позднее, там же на Мальте, влюбленные провели, возможно, самый счастливый месяц их жизни…

На исходе лета 1798 года контр-адмирал Горацио Нельсон стоял на мостике флагманского корабля «Вангард» и пристально всматривался в очертания египетского берега. Где-то там, в дельте Нила, готовился к бою флот французов, и бой этот обещал быть жестоким и бескомпромиссным. Но мысли низкорослого, искалеченного человека были далеки от ужасов войны – вольными птицами парили они над морскими волнами и спешили на север, к Средиземному морю, на каменистый остров, который закатное солнце окрашивает в желто-розовый цвет, – красивый и неприступный остров Мальта.

Еще весной Нельсон писал магистру ордена, что надо собрать все имеющиеся суда, двинуть их навстречу английской эскадре и совместными силами уничтожить французский флот. Однако заносчивый потомок крестоносцев Фердинанд де Гомпеш, как видно, недооценил опасность. 17 июня Мальта сдалась солдатам Наполеона почти без сопротивления, и теперь на узких улочках Валлетты и Мдины слышался топот французских сапог. Мысли о потерянном острове мучили адмирала сильнее, чем фантомная боль в утраченной руке…

Адмирал и его леди

«Я боюсь, что здесь все потеряно… Я надеюсь, что вы не уйдете из Средиземного моря, не захватив нас», – писала она. Эмма. Эмили. Он очень волновался за нее… Волновался, даже когда во время боя при Абукире шрапнель сорвала ему кожу со лба. Он упал, и, думая, что умирает, успел прошептать: «Позаботьтесь о жене». И слова эти не имели отношения к той, которую он повел под венец…

Он женился еще в 1785-м на скромной вдове по имени Фрэнсис. Неприметная и спокойная, она казалась его полной противоположностью: сам Нельсон был полон энергии, двигался резко, порывисто, голос его был способен прорваться даже сквозь пушечный грохот. Но, несмотря на разницу в характерах, Нельсон старался быть примерным супругом и, будучи постоянно в разъездах, отправлял домой письмо за письмом. Увы, Фрэнсис была абсолютно непохожа на ту женщину, о которой он подумал в минуту смертельной опасности.

Они познакомились в 1793 году, когда адмирал, еще молодой и здоровый, прибыл в Неаполь, чтобы передать лорду Гамильтону послание от английского правительства. Леди Эмма Гамильтон уже в то время считалась одной из красивейших женщин Великобритании. Все пять дней, которые Нельсон провел в резиденции посла, он не мог избавиться от мыслей о ней. А леди Гамильтон? Она всегда руководствовалась сугубо практическими соображениями. Мог ли кто-то предположить, что ее расчетливое сердце проиграет битву любви?!

Из рук в руки

Господь сотворил мисс Эмму Лайон очень красивой женщиной, и все ее жизненные коллизии – лишь следствие этой божественной милости. Она появилась на свет в 1796 году в Англии. Семья ее едва сводила концы с концами. Когда Эмма подросла, ее мать, устав от нищеты, в надежде на лучшую жизнь отвезла дочь в Лондон, где на юную красавицу обратил внимание доктор Грэхэм – мошенник и шарлатан, устраивавший «магнетические» сеансы для развращенной богемы. Естественно, Эмма ему была нужна только в одном качестве – изображая богиню здоровья, она выходила к гостям доктора обнаженной. Кто знает, в чем заключались эти «сеансы оздоровления» для мужчин, но посещавший их известный художник положил на девушку глаз и создал около двадцати портретов юной «богини». Один из них (где Эмма предстала в образе волшебницы Цирцеи) приобрел баронет сэр Гарри Фезерстоунхоф, но картины ему показалось мало, и в довесок к полотну он купил саму натурщицу. Будущая леди Гамильтон (второе лицо в Неаполитанском королевстве) начала свою карьеру, став наложницей богатого аристократа. Впервые получив в свое распоряжение крупные суммы денег, Эмма не знала меры в тратах. Когда ее покровитель понял, что новая игрушка приведет его на грань разорения, он поспешил отказаться от опасного приобретения.

Эмма вновь оказалась в нищете и обратилась за помощью к знакомому баронета, сэру Чарльзу Гревиллу, который еще во времена роскошной жизни дал Эмме понять, что она его интересует. Впрочем, как выяснилось позже, страсть Гревилла вполне уживалась с расчетом. Взяв Эмму на содержание, он поставил жесткое условие: она должна быть умеренной и скромной во всем. Некоторое время спустя сэр Гревилл уступил будущую первую красавицу Европы своему дяде сэру Уильяму Гамильтону, занимавшему пост посла в Королевстве обеих Сицилий. В обмен он получил обещание, что ему будет оставлено наследство. Принимая приглашение Гамильтона погостить в его резиденции в Неаполе, Эмма даже не догадывалась, что в очередной раз стала разменной монетой. Прозрение пришло много позже. Но так или иначе 6 сентября 1791 года Эмма и Уильям Гамильтон обвенчались.

Неаполитанский роман

Королевство обеих Сицилий, Неаполитанское королевство – именно здесь начался страстный роман английского адмирала с женой посла. У власти в то время находилась королева Мария Каролина, мать восемнадцати детей (только восемь из них остались в живых), что, впрочем, не мешало ей быть в курсе всех политических событий. Едва новоиспеченная леди Гамильтон начала вместе с мужем посещать приемы при дворе, как общий язык с Ее Величеством был найден. Эмма Гамильтон передала Марии Каролине письмо от ее сестры – французской королевы Марии Антуанетты, и с тех пор навсегда стала поверенной в секретных делах.

За спиной мужчин – мужа королевы, трусливого и глуповатого монарха Фердинанда IV, и влюбленного в свою молодую и красивую супругу старого лорда Гамильтона – две женщины творили историю. Они проводили друг с другом массу времени и даже одевались похоже. Сильная, по-мужски твердой рукой управлявшая государством Мария Каролина была склонна к утехам самого разного рода, так что, возможно, дам объединяла не только дружба. Но не только Мария Каролина влияла на Эмму Гамильтон, последняя никогда не упускала шанса узнать нечто новое из королевских уст… и тут же поведать об этом мужу. Может быть, плодом этого союза и стало появление в Средиземном море эскадры контр-адмирала Нельсона? Ведь одним из основных его заданий была охрана вод Неаполитанского королевства и блокада Мальты, занятой французскими войсками.

В гостях у богини

После победы Нельсона в сражении под Абукиром Неаполитанское королевство праздновало победу: с грохотом палили в воздух тринадцать орудий, навстречу адмиральскому «Вангарду» шли более 500 судов, украшенных цветами и яркими лентами. На корабль пожаловали Мария Каролина и Фердинанд IV, а с ними (иначе и быть не могло) лорд Гамильтон с супругой. Оказавшись рядом с адмиралом, Эмма вскрикнула: «Боже, возможно ли это?» – и эффектно лишилась чувств, вынудив Нельсона подхватить ее на глазах у восхищенной публики. «Я хотел бы представить тебе однажды леди Гамильтон», – написал Нельсон жене. – «Она одна из лучших в мире женщин!»

Торжество по случаю разгрома французов совпало с днем рождения самого героя (контр-адмиралу исполнилось сорок лет). Нельсон, больной, измученный ранением, был с почестями размещен в палаццо Сессна – резиденции лорда Уильяма Гамильтона. Эмма все время была рядом; столь близкая и нежная, она сама меняла повязки на ране своего героя. А в неаполитанской гавани ремонтировались суда английской эскадры, бразды правления которой находились в маленькой, но сильной руке адмирала Нельсона.

Зачарованный остров

Итак, оба они были женаты. И с каждой новой встречей Нельсон ощущал эту непреодолимую преграду, ведь между ним и Эммой стояли не только его жена и старый Уильям, но и леди Политика – властительница тысяч и тысяч сердец.
Эмма Гамильтон была его зачарованным островом – такая близкая и такая недоступная, как Мальта, которую он никак не мог покорить. Английские корабли месяц за месяцем кружили вокруг острова, Нельсон то отбывал к ее крутым берегам, то возвращался в неаполитанскую гавань, чтобы вновь утонуть в водовороте свой любви.

Их роман не мог оставаться в секрете. О нем знал лорд Гамильтон, знала королева Неаполя, знали даже в Британском адмиралтействе и, конечно, знала Фрэнсис. Но всем это было удобно, ведь через жену Гамильтон мог влиять на Каролину, а та в свою очередь – на Нельсона, который надежно прикрывал побережье.

Остров Мальта стал символом их любви. Вокруг него объединились в схватках и союзах сильнейшие государства Европы – Англия, Австрия, Франция и Россия. Российский император Павел I, будучи Великими магистром Мальтийского ордена, вручил Нельсону мальтийский крест. Орден очень понравился Эмме Гамильтон и совсем скоро точно такой же появился у нее самой – с туманной формулировкой «За особые заслуги». Но, в сущности, это был знак любви адмирала.

То была страсть во время войны. Нельсон контролировал море, но беда пришла с суши – французы двинулись к Неаполю. Контр-адмирал (через Эмму) уговорил королеву выдвинуть навстречу неаполитанское войско. Увы, он никогда не был силен в том, что касалось сухопутной тактики. Неаполитанская армия была слабой, а Фердинанд IV никуда не годился как полководец. Разбитое войско бежало, следуя за ним, французские военные части подошли к самому Неаполю. В начале 1799 года королевское семейство (а вместе с ним и лорд Гамильтон с супругой) бежали на Сицилию на кораблях Нельсона.

Четыре месяца контр-адмирал прожил с Гамильтонами в Палермо. Ситуация становилась все напряженнее: в адмиралтействе от Нельсона требовали быть возле Мальты, чтобы найти малейшую лазейку для захвата острова и воспользоваться ею, а он хотел только одного – быть рядом с Эммой. Вместо того чтобы денно и нощно обследовать берега Мальты, Нельсон то и дело срывался с места и возвращался на Сицилию. В какой-то момент он даже открыто не подчинился своему командованию.
Со временем возле Мальты оказывалось все больше судов союзников – сицилийцев и русских, на самом острове было поднято восстание, вынудившее французов укрыться за стенами мощной крепости Валлетты. 18 месяцев спустя, 5 сентября 1800 года, мальтийский гарнизон пал.

Последние каникулы

Летом 1800 года лорда Уильяма Гамильтона отозвали с поста посла. Старый лорд, тридцать шесть лет верой и правдой служивший Англии, был вынужден оставить свой пост из-за любовника своей жены – в Адмиралтействе посчитали, что только так можно разорвать порочную связь Гамильтон-Эмма-Нельсон-Каролина и направить забывшегося адмирала на путь истинный.

Нельсон чувствовал, что их среднеземноморской истории приходит конец. Рассказывают, что незадолго до отъезда он и Эмма Гамильтон провели месяц в палаццо Дорэль – бывшей резиденции Наполеона на Мальте. О чем думали они, глядя из широких окон дворца на черепичные крыши… понимая, что время их уходит – время страсти и власти, время, когда каждый из них не мог разобраться в том, что движет ими: корысть или все-таки любовный пыл? Должно быть, вечерами они гуляли по старым, средневековым улочкам Мдины и смотрели на гладь Средиземного моря, где за горизонтом прятались стылые британские острова, неумолимо ждущие их прибытия. Время истекало.10 июня 1800 года Горацио Нельсон, Эмма Гамильтон и ее муж Уильям в сопровождении Марии Каролины оставили Палермо. Дальше пути их разошлись: королева отправилась в Австрию, англичане – на родину, в Лондон.
Любопытный турист, ведомый гидом по узеньким улочкам Мдины, может увидеть место, где, согласно легенде, в последний раз гуляли лорд Горацию Нельсон и его леди. Судьба не подарила главным персонажам этой истории еще одного подобного месяца. В дождливом осеннем Лондоне они стали жить втроем – Эмма Гамильтон, лорд Гамильтон и Нельсон, от которого ушла жена, не выдержав долгих мальтийских каникул мужа. Девять месяцев спустя после переезда у Эммы родилась дочь, которую втайне окрестили и назвали Горацией, в честь ее отца – прославленного контр-адмирала. Для семидесятилетнего Уильяма Гамильтон это так и осталось тайной, он был уже очень плох, рассеян и посвящал свои дни рыбалке, полностью отойдя от дел.

Контр-адмирал Нельсон в том же году вновь отбыл в Средиземное море, чтобы два года спустя вернуться на пару недель к своей последней семье, – впереди его ждало самое важное событие в жизни, навсегда сделавшее его национальным героем. 21 декабря 1805 года он выиграл Трафальгарскую битву и в ней же геройски пал, так и не узнав, какой станет его возлюбленная Эмма всего через десять лет. А от нее ушла красота, она растолстела – сказались годы злоупотреблений едой и вином. Она закончила свои дни в полной нищете, воспитывая дочь Нельсона – Горацию. Но не раз и не два, должно быть, в стылой капели лондонского дождя ей слышался шум волн, омывающих зачарованный остров Мальта, ставший для нее и героя Трафальгара местом последнего медового месяца…

Врезка:

Горацио Нельсон (29.08.1758 – 21.10.1805) родился в семье священника и попал на флот только благодаря протекции своего дяди – капитана Саклинга. Еще в юности он приучился с налету брать любые препятствия. Как-то, участвуя в полярной экспедиции, Горацио попытался застрелить белого медведя. Но мушкет дал осечку, и Нельсон хотел убить косолапого прикладом. Пушечный выстрел с корабля напугал зверя и спас охотника. Слава пришла к нему 14 февраля 1797 года, когда в битве при Сент-Висенте, он по собственной инициативе вывел свой корабль из строя эскадры, взял на абордаж два испанских судна и повернул ход сражения в пользу британцев. Получив звание контр-адмирала, Нельсон, вопреки рекомендациям более осторожных коллег, предпринял нападение на порт Санта-Крус (на Канарах), где потерпел поражение и потерял правую руку. До этого он командовал десантом на Корсике и при осаде крепости Кальви утратил правый глаз.
После победы при Абукире и взятия Мальты Нельсона перевели на Балтику, где он стал заместителем командующего эскадры, действовавшей против дружественных Наполеону Дании и России. 2 апреля 1801 года корабли Нельсона атаковали датский флот на рейде Копенгагена и почти полностью его уничтожили.

Бравый флотоводец собирался напасть и на стоявшую в Ревеле (Таллине) русскую эскадру. Но смерть императора Павла I способствовала нормализации русско-британских отношений, и Нельсону пришлось вернуться на родину.
Английский национальный герой погиб 21 октября 1805 года в битве с франко-испанским флотом при Трафальгаре, находясь на мостике флагманского корабля «Виктория». До победного финала битву довел его заместитель – вице-адмирал Колингвуд. Тело самого Нельсона была доставлено в Лондон в гробу, залитом бренди, и похоронено в соборе Святого Павла.

В середине июля 2006 года в свет вышел номер журнала «Всемирный следопыт», целиком посвященный Мальте. Предыдущий такой номер того же издания увидел свет год назад. В создании обоих номеров команда Мальтависты приняла живейшее участие и как авторы, и как фотографы, и как консультанты 🙂 Статьи этого номера мы публикуем с любезного разрешения редакции журнала.

«Всемирный следопыт» #13, июль 2006 г.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ