Пришедшие из глубины веков | Библиотека | Мальта для всех!

Пришедшие из глубины веков | Библиотека | Мальта для всех!

200
0

б/а

«Исса шаловливей воробышка Катулла. Исса чище, чем поцелуй голубки. Исса девушки молоденькой милее и дороже индийских самоцветов. Пока бег времени не отнял ее у него, Публий велел написать ее портрет».

Эти трогательные строки поэт Мартиал (I век нашей эры) посвятил Иссе,
мальтийской болонке, принадлежавшей римскому управителю Мальты. Дабы увековечить
свою любимицу, Публий повелел живописцам запечатлеть Иссу на многих полотнах.
Мелиты (так римляне называли эту породу) были любимыми собаками богатых
патрицианок Древнего Рима. Они украшали своих мелит золотыми и коралловыми
ошейниками, собачкам прислуживали рабы, поэты слагали в их честь стихи,
художники увековечивали в керамике и мозаике. Их изображения часто находят на
античных вазах. На могилах любимых собак воздвигались памятники. А древнеримские
медики рекомендовали пушистых ласковых мелит как… прекрасное средство от болей
в животе. Одним словом, вместо грелки.
Точное происхождение мелит – небольших комнатных собачек, покрытых белой
шелковистой шерстью, – неизвестно. Но есть предположение, что своим названием
они обязаны острову Мелита (ныне Млета) в Адриатическом море.

Человеческая натура не меняется с течением веков. Сегодня по улицам российских
городов в массовом порядке зашагали лабрадоры, преимущественно черные. А как же,
ведь именно такую собаку держит наш президент! Когда много веков назад суровый
Публий стал повсюду появляться с пушистой Иссой на руках, каждый богатый житель
Мальты немедленно решил, что он тоже обожает мелит. И в его доме этих милых
созданий должно быть как можно больше. В результате белоснежные коротконогие
собачки с пушистым хвостиком стали так популярны на Мальте, что породу
переименовали в честь этого острова! И мелиты превратились в мальтезов.

Предприимчивые мальтийские купцы быстро смекнули, что знатные дамы в Китае и на
Филиппинах не меньше римлянок приходят в восторг от маленьких жизнерадостных
собачек. И, отплывая к далеким берегам, непременно брали на борт несколько
мелит, то есть, простите, мальтиек! Несмотря на баснословную стоимость, болонки
пользовались большим спросом – их изображения находят даже в гробницах фараонов.
«Все боится времени, а время боится пирамид», – утверждает пословица. Но наравне
с древними пирамидами, мраморными скульптурами Фидия и сокровищами Тутанхамона
из глубины веков до нас дошли и потомки очаровательной Иссы.

В средневековую Европу мальтийские собачки были завезены крестоносцами. И сразу
же стали считаться лучшим подарком любимой даме: днем веселая собачка служила
своей хозяйке очаровательной игрушкой, вечером – изысканным украшением, а по
ночам – живой грелкой, согревая постель в холодных спальнях каменных, плохо
протопленных замков. В ненастную погоду она была живой муфтой. Неудивительно, что в средние века болонки стали неизменными спутниками знатных
дам при монарших и княжеских дворах Европы. Поскольку роскошная шерсть мальтиек
нуждается в ежедневном тщательном уходе, к ним были представлены специальные
парикмахеры. Они ежедневно расчесывали шерсть щетками и расческами, присыпали
пудрой, и укладывали ее длинной, шелковистой мантией, ниспадающей до земли. За
царственный вид и пышную гриву болонок стали называть львиными собачками.

В Британию мальтийские болонки попали с римскими легионерами, не позднее 55-го
года нашей эры. Да-да, эти жестокие воины пронесли, как говорится, сквозь дым
пожарищ и огонь сражений, словно величайшую драгоценность, маленьких белоснежных
собачек.

При Генрихе VIII они стали любимыми собачками придворных дам. Да и сам Генрих
обожал свою маленькую мальтийскую болонку не меньше, чем Публий.

Дворец французского короля Людовика ХV буквально кишел маленькими мальтийками,
которые, по словам современников, основательно загадили бесчисленные коридоры и
переходы королевской резиденции. Впрочем, его величество великодушно прощал этот
грех своим хвостатым подданым. И, как во времена древнеримского правителя
Мальты, художники стремились увековечить пользующихся необычной популярностью
собачек. Прекрасная болонка запечатлена на картине известного французского
художника середины XVIII века.

В большой чести были болонки и при дворах германских владык. Выразительный
портрет мальтийской болонки донесла до нас картина Лукаса Кранаха, изображающая
Катарину Мекленбургскую: полотно хранится в Дрезденской картинной галерее.
Служили мальтийские болонки моделями для Гойи и Рубенса. А кисти знаменитого
художника-анималиста Эдвина Ландсира принадлежит портрет собачки с подписью:
«Львиная собачка с Мальты – последняя в своем роду».
Это говорит о том, что к концу XVIV века мальтийская болонка стала большой
редкостью. «Жестокий век, жестокие сердца!» – сказал об этом времени поэт. В моду стали
входить крупные, агрессивные псы, способные охранять имущество хозяина и
нападать на его врагов. Мальтийские болонки сохранились лишь в единичных
экземплярах в Западной Европе и у некоторых любителей в Америке.
Но не зря этих собачек назвали львиными! Тысячелетиями живущие в роскоши и неге,
эти создания не утратили мужества и жизнестойкости. И яркий пример тому –
дружная семейка мальтийских болонок, прекрасно себя чувствующих в заполярном
Мурманске!

Вечерний Мурманск (Мурманск) #046 от 18.03.2006

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ