Мальтийский крест | Библиотека | Мальта для всех!

Мальтийский крест | Библиотека | Мальта для всех!

57
0

Ядвига Юферова

Где деньги – там и родина

Встреча рейса из Москвы – главное событие в жизни русской диаспоры Мальты.
Женщины в аэропорт надевают самое лучшее. Мужчины при встрече прикидываются
друзьями. Здесь узнают новости. Туг не упускают случая продемонстрировать:
жизнь удалась. Тут по глазам читают: удалась, да не очень.

Крошечная Мальта стала притягательной для части россиян, озабоченных
поиском новой родины. Самая южная точка Европы, от которой часа полтора
морем до итальянской Сицилии и чуть больше до африканского Туниса, стала
пристанью для трехсот российских семей, которые, купив здесь недвижимость,
получили право на работу (Право на работу покупка недвижимости на Мальте ни в 2000 г. не давала, ни сейчас не дает – примечание MaltaVista.ru). Получить на Мальте гражданство новоиспеченному эмигранту практически невозможно.

Всего русских, точнее русскоязычных, сейчас здесь от двух до трех тысяч. И
у каждого своя история. И, как правило, не для печати. Поэтому здесь не
будет настоящих имен. Настоящая только горечь жизни, которая лишь издали
может казаться райской. Бег – от «красного террора», «железного занавеса»,
«бандитского беспредела» – стал в XX веке самым известным советско-русским
упражнением. Любовью к России после дней окаянных болели на чужбине четыре
поколения неприкаянных людей, понимая, что «нельзя унести родину на
подошвах своих сапог . Сегодня эмиграция – личное дело каждого. Теперь
никто никого не воспитывает фразой, что лучше изменить жене, чем родине.
Появилось свободное поколение, которое вместе с «Пепси» выбрало новый
слоган: «Где деньги – там и родина».

Одиноким предоставляется свобода

Первыми освоили это средиземноморское государство с рыцарскими традициями и
вековыми тайнами «красные» директора. Они уезжали уже не с золотом партии,
но еще и не с бандитским капиталом. Вслед прибыли граждане, успевшие
выскочить с золотым запасом из-под обломков рухнувших «пирамид». Потом
потянулись лица неопределенных занятий – спрятать своих детей на Мальте и
самим отсидеться от разборок.

Появились одинокие, рискованные, раскованные умные женщины, как правило, со
знанием нескольких языков, с желанием делать российско-мальтийский бизнес.
Практически все они занялись туризмом.

Надя приехала из Эстонии, где владела офицерским казино. Казино сожгли, но
она «успела с бабками чухнуть за границу». Работает туроператором, за
нынешний сезон заработала тысячу триста долларов. Живет с сыном, считая
каждую лиру Таня была любимой девушкой крутого мужика. Он «забыл» ее на
Мальте, а сам переехал в Австралию. Она шьет модные на местный лад
костюмчики и продает их знакомым русским. Еще работает гидом. Это она мне
многозначительно читала чье-то четверостишие:

«Есть горькая свобода –
cвобода от любви.
И я, как в одиночке,
в свободе от любви».

Марина, рыжее юное чудо, которой родители купили дом на Мальте, тоже
занимается туризмом. Свирепо сражается за каждую копейку и каждого клиента.
Ее недолюбливают, по понимают, что именно за этим прагматичным поколением
будет последнее слово. Недавно здесь появилась самоуверенная пара, имевшая
когда-то отношение к кремлевскому общепиту У них есть дом на Рублевке, в
котором «каждый кирпич по доллару стоит», а здесь они «купили виллу с видом
на море». Говорят заученными фразами типа: «В России нельзя быть ни в чем
уверенным, поэтому уехали». Утверждают, что будут заниматься туризмом. Им
никто не верит, потому что и не такие асы сгорели на этом бизнесе.

Без «авторитетов»

Василий покинул с семьей Красноярск, когда там началась великая
отечественная алюминиевая война. Успел что-то увезти с собой. За это что-то
купили квартиру Остатки вложил в бизнес, который с одним мальтийцем начал
прямо в гараже… Они делали шампунь якобы известной фирмы. Деньги
проедались, проживались, уходили в мыльные пузыри, но ничего не прибывало.
Сын окончил школу и не смог поступить в университет. Устроили преподавать
биологию в частную русскую школу где, кстати, обучение стоит 12 тысяч
долларов в год. Когда теперь слышу восторженное или завистливое: «Их дети
получают образование в Европе!» – вспоминаю «учителя биологии». Дети – это
не просто слабость. Это философия и смысл жизни. Ее оправдание: «Да мы ни
за что бы не уехали, если бы не надо было думать о будущем детей».

Дети, одинаково горячо любимые, очень разные. Например, большой и добрый
мальчик Миша (находка для рекламы пиццы) отправлен на Мальту на год с
телохранителем и наказом: выучить английский язык и похудеть на 20
килограммов. Угостить благодарного Мишу пирожным – любимая мелкая гадость
всякого русского на Мальте. Есть еще один мальчик Миша, строгий, красивый
юноша, не без успеха пробующий себя в мелком бизнесе. Вся русская колония
гадает: его прячут от армии или от тюрьмы? Бизнес на Мальте нельзя начать
без мальтийца. Причем он в деле должен быть главным. Так как русские к
адвокату ходят тогда, когда что-нибудь случилось, а все остальные – чтобы
ничего не случилось, то сейчас на Мальте идет несколько судебных процессов,
которые вряд ли закончатся в пользу русских.

— За последние годы многие из-за беспечности, доверчивости и юридической
безграмотности потеряли и прожили на Мальте свои состояния. Опять драма
неудавшихся людей. Что дальше? – мой собеседник по имени Вася не ждет от
меня ответа. Просто располагает, приучает к себе. Так, на всякий случай. И
вдруг без перехода: «Хотите, я помогу вам на Мальте открыть счет? Всего за
50 долларов. Другие берут за это по триста».

Я благодарю за предложение и мысленно вспоминаю историю моих друзей: они во
время турпоездки открыли счет на Кипре, положив по сто долларов. Банк
каждый квартал присылал им шикарные письма и сообщал, сколько денег снято
за пользование счетом, доведя сумму до нуля. И тогда они совершили самый
громкий поступок в своей жизни: закрыли валютные счета за рубежом. Теперь с
чистой совестью могут баллотироваться в депутаты. Мне сказали, что Вася
этим зарабатывает на жизнь на Мальте. Про него еще злые языки говорят, что
ходит «стучать» в посольство, кто и зачем приехал, кто с кем и чем
занимается. Но такая информация по нынешним временам недорого стоит. Может,
ему хочется быть парторгом русского колхоза? Но колония сейчас не признает
никакой организации. Каждый отчаянно сражается за свое выживание.

За бутылку виски

— Есть только одна страна, где я хотела бы жить, – это Россия. Но я никогда
не буду там жить…

Моя очередная собеседница не делает никакой тайны из того, что было в той,
«домальтийской» жизни. Муж занимался охраной природы и ее богатств (как я
догадываюсь, осетровых) в низовьях Волги. В него два раза стреляли.
Какой-то мальтиец, который часто приезжал в Россию по делу предложил уехать
и начать вместе шерстяной бизнес. Начали.

С бизнесом – проблемы. Но это полбеды. Хуже, что совместный пай оказался на
счету мальтийца. Местный суд никак не может найти истину. Сегодня моя
собеседница уверена, что все думающие люди будут уезжать с Мальты. Это не
та страна, где можно делать дело и быть счастливым. Переждать, перебиться –
да. Но это было целью первых, неразборчивых русских, которые прослышали,
что на тихой Мальте при всей суровости законов о многом можно договориться
за бутылку виски. Не зная языка, законов и нравов, русские здесь опять
проигрывают. На ноги станут только их дети. А сами они все звонят в Россию,
выбивают старые долги, надеются, ждут. Но их и тут достает то черный
вторник, то августовский кризис, то кремлевский скандал…

— У нас никогда не было счастливых волн эмиграции, – в сердцах скажет мне
один из собеседников. – Голландец или чех может спокойно сказать, что едет
в другую страну поработать. У нас до сих пор «уезжает» звучит как
«убегает».

Зачастую это и есть голая правда. Прячутся за границей от пули и
беспредела, от закона и армии. Бегут с неправедным капиталом, но с
праведными намерениями. Хотя и среди сегодняшних эмигрантов встречаются
реальные праведники. Они хотят жить в согласии с совестью и законом, хотят
быть гражданами мира вообще, когда идет речь о работе, но при этом
стремятся оставаться патриотами, поднимая на чужбине по утрам флаг своей
родины.

Гнездо на волнах

Каждый уважающий себя состоятельный мальтиец имеет яхту. Как мы по выходным
стремимся на свои шесть соток, так они – на свою яхту.

Есть на Мальте несколько русских и украинских яхт. Их хозяева «держат
дружбу», в отличие от «сухопутных» земляков. Что они здесь делают? Хотелось
бы сказать – бизнес. Но, как говорят, что мальтийцу здорово, то русскому –
смерть.

Сергей и Таня с сыном Ваней приплыли на Мальту прямо из Мариуполя своим
ходом. Теперь Таня чистосердечно обходит чартерные фирмы и предлагает
прокатить туристов на своей замечательной яхте, которую построил в
Мариуполе Сергей, этакий современный Кулибин. «Одну строил хозяину, вторую,
вместо зарплаты, с его материалов, – себе». В постсоветском Мариуполе их
считали подпольными миллионерами. Всякий чиновник, от участкового до
пожарника, стал посещать яхту по своей части. Чиновники стали заезжать «с
нужными людьми». И тогда Таня и Сергей поняли, что надо брать руль в руки и
валить куда-нибудь из любимого города. Кто-то дал совет, что лучше всего на
Мальту – там можно заработать, катая богатых немцев и «новых русских». Они
плыли две недели через четыре моря и благополучно приплыли. Бросили якорь,
пока до будущей весны.

… Мы сидим в гостях в большой каюте. Сергей демонстрирует все, что может
компьютер-навигатор. Мои друзья, яхтенные люди, задают тысячу вопросов про
только им ведомые прибамбасы. А в воздухе висит тоска, которую все топят в
шутках, как лучше перезимовать на воде. Кто-то дает совет, как смотреть
украинскую телепрограмму – надо только прикрепить на антенну кусочек сала.
Кто-то рассказывает про свой новый класс в посольской школе, где всего три
человека. Мы сочувствуем: часто будут вызывать к доске.

Бедные богатые люди, свившие гнездо на воде, крепятся. Они остаются тут до
весны с надеждой заработать, включиться в международную программу по
обучению молодежи яхтингу, то есть умению ходить на яхте. Это очень сильные
люди. Они решили победить серые обстоятельства. Они захотели другого
качества жизни, потому что свободны и талантливы. Всей семьей усердно учат
английский и ждут субботу, когда прилетит Ничипоренко и привезет перцовки и
сала, а то «к этой иностранной еде не так легко привыкнуть, она какая-то
дорогая».

Любимая отчизна своих детей настигает везде

— Наибольший стыд случается, когда в магазине касса не принимает твою
банковскую карточку, – рассказывает мне Анна, преподаватель философии
московского вуза. Чтобы поправить невеселые материальные дела, втайне от
знакомых она нанялась бэбиситтером (по-нашему – нянькой) в богатую
мальтийскую семью. Для всего цивилизованного мира могут быть только две
причины отказа: или ты эту карточку украл, или ты потерял доверие своего
банка. Что одинаково ужасно. Тут нет даже такого понятия нет на счету
денег. Нет – значит, тебя кредитует твой банк, раз ты его постоянный
клиент. Так вот, я пошла покупать обратный билет в Москву, твердо зная, что
у меня есть деньги в «Мост-банке», где я перед отъездом завела пластиковую
карточку VISA. Известно, что с наличными в кармане ходят только русские.
Поэтому их и грабят по мере возможностей. Я решила быть цивилизованной. И
вдруг в агентстве компьютер вместо билета выдает: у вас проблемы с банком.
Моментально сбежались все клерки посмотреть на «лицо русской мафии». Не
скрывая ужаса, попросили паспорт, стали снимать с него копии и тайно
звонить в полицию. Я стою так, будто на мне посидела стая голубей. И тут ты
меня настигаешь, родина! Несколько дней подряд звонила в Москву и выяснила,
что у меня нет проблем. Проблемы были с компьютерной системой, которая
перегрелась ввиду жары. Если честно, трудно быть за границей русским. После
пика любви времен гласности мы сейчас переживаем пик недоверия. Чем больше
дома все поливают всех, тем ниже становится рейтинг всего российского за
рубежом.

И это, увы, касается судьбы не только людей, но и проектов. Очень долго
здесь держалось представительство «Лады» – Мальта стала последним
государством, где оно закрылось. Это был небезуспешный советский проект –
«Жигули» всех моделей и возрастов до сих пор продолжают бегать по острову
Другой российский проект оказался более печальным: кто-то надоумил
акционеров Угличского часового завода открыть здесь цех. Сейчас идет
демонтаж оборудования идея научить Европу жить по русскому времени
оказалась неподъемной.

Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Мальтийская диаспора знает, что
несколько русских уже купили доминиканское гражданство. Не потому, что
сорили деньгами. Нет, чтобы прийти в посольство любой страны и сказать: мне
к вам надо – по делу или отдыхать, – и чтобы тут же открыли визу
Доминиканцу на Мальте это сделают сразу, а русскому – увы…

Из тени в свет перелетая

«Саша с Уралмаша». хозяин виллы на Мальте, летел на несколько дней в Москву
по делу Дело было примечательным. Его прекрасно воспитанная и обученная
дочь, искусствовед Анастасия, выпускница Мальтийского университета, не
может утвердить тему диссертации о русско-мальтийских художественных
связях. «Им это, видите ли, неинтересно, у них, понимаешь, не найти
руководителя. Да я вам его с любой точки доставлю, о чем базар? Еду к
Зурабу, обещал помочь… На Мальте Айвазовского полно, а они говорят: нет
таких связей. Свяжем». Если учесть, что Айвазовскому приписывают авторство
девяти тысяч картин, то он вполне может быть в стране, где с любой
колокольни видно море.

Я ничего не знаю про Сашу, кроме того что сказал он сам: дернул из
Свердловска, когда кое-кто заигрался с цветными металлами. Всем своим видом
крутого братка дает понять: не спрашивайте мою биографию, зато я вам все
расскажу про дочь, которая – жизнь положу! – станет большим ученым.

Может быть, действительно идет другое поколение, биография которого будет
зашифрована не в сводках Интерпола, а расположена в сетях Интернета,
например, на сайте «Кто есть кто»? Вздыбленный двадцатый век все преследует
русских, мечущихся по земному шару в поисках покоя. На Мальте есть
счастливые люди. Но это опять не мы. Пока…

Валлетта – Москва

Персона #5 от 01.10.2000

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ