Пленник нимфы | Библиотека | Мальта для всех!

Пленник нимфы | Библиотека | Мальта для всех!

94
0

Николай Шипилов

Каждый мальтиец уверен: Гозо — это тот самый, воспетый Гомером остров Огигия, где прекрасная нимфа Калипсо семь лет силой и лаской, слезами и убеждениями удерживала подле себя хитроумного Одиссея. Никогда не отпустила бы она дарованного ей морем возлюбленного, если бы не появился однажды в ее жилище посланник богов Гермес, принесший с Олимпа приказ освободить героя… Пытаться пересказать легенду об Одиссее лучше, чем это сделал Гомер, — занятие бесперспективное. Но разве можно, глядя из грота Калипсо на вольно бегущие волны, стершие однажды следы Одиссея и влюбленной нимфы, не вспомнить еще раз эту историю любви?

Когда, закончив жестокую войну с троянцами, воз-вращались герои в родную Итаку, судьба привела их на остров Тринакрия. И не было у них в тот несчастливый час иных мыслей, иных желаний, кроме голода, повелевавшего: если хочешь жить, убей и съешь!
Священные быки, что беззаботно паслись на тучных островных лугах, словно сами стремились подкрепить силы утомленных долгой дорогой мужчин. А потому — свершилось! Тщетно грозил жрец храма Гелиоса приблизившимся к быку воинам, обещая, что в ответ на святотатство на них обрушится гнев бога. Не слушали они его и не отвечали. Один лишь Одиссей с недоброй усмешкой проронил: «Пусть знает твой Гелиос — мы, поедая мясо его быков, приносим их ему же в жертву!»
Увидев, что в священном стаде не хватает нескольких молодых животных, разгневанный Гелиос бросился к владыке Олимпа Зевсу, требуя наказать дерзких лю-дей. И отец всех небожителей, озлобившись на незнавших страха смертных, послал вдогонку кораблям, отплывшим с Тринакрии, ужасный шторм.
Безжалостные волны разбили суда Одиссея в жалкие щепки. Жестоко посмеялась судьба над теми, кого не настигла на поле брани вражеская стрела, — все они остались навеки в беспросветной холодной пучине. Лишь один Одиссей, ухватившийся за обломок корабля, остался жить, ибо срок его скитаний еще не истек — двадцать долгих лет, посланных ему олимпийцами в наказание за ослепление сына Посейдона — циклопа Полифема.
Девять дней терзало Одиссея море, пока не выбросило на чудесный, подобный мечте остров. И, едва ступив на твердую землю, он оказался в объятьях прекраснейшей из когда-либо виденных им нимф — Калипсо. Было ли так задумано мстительными богами или же произошло случайно, но, взглянув в лицо Одиссея, она почувствовала, как ее пронзила незримая стрела Амура. Жаркая страсть, опалив Калипсо, затмила ее разум. Ни спелых плодов, ни душистой амброзии, ни солнечного света не нужно стало отныне пылкой нимфе. Не зная, что та стрела принесла ей не счастье, а напрасные надежды, одного желала она — любви Одиссея. А потому — свершилось…
Пряной и терпкой была любовь Калипсо к Одиссею, и не было у нее границ. Много дней и ночей, целуя своего возлюбленного, грезила нимфа о вечной, не подвластной времени жизни с ним вдвоем. Но даже бессмертие, что обещала она Одиссею в награду за любовь, не могло остановить героя, всей душой рвавшегося в родную Итаку. Чуждый страсти, стоял он на берегу, слушая голос моря и ощущая соленый привкус тоски…
Сколько горючих слез пролила Калипсо в своем каменистом гроте, печалясь о том, что осталась ее любовь безответной, знают лишь облака, заглядывавшие в щель меж скалами, где скрывалось убежище нимфы… Но жила в ее сердце слабая надежда — если ей удалось удержать подле себя возлюбленного семь долгих лет, может статься, получится обмануть время и продлить счастье? Но этому не суждено было сбыться.
Неожиданно появившись перед Калипсо, быстроногий посланец Олимпа Гермес передал ей приказание богов: не удерживать более Одиссея, отпустить к берегам Итаки, что влекут его с каждым днем все сильнее… А потому — свершилось…
Прижавшись к возлюбленному в последний раз, прошептала нимфа слова смирения и боли: если надо тебе меня покинуть, единственный мой, раз так решили боги — отпускаю тебя!
Сколотив наскоро утлый плот и простившись с безутешной нимфой, пустился Одиссей в путь, не ведая, какие еще испытания уготовила ему судьба. И долго помнил он потом сладость поцелуев нимфы и ее чистый голос, предлагавший ему бессмертие…

В начале июля 2005 года в свет вышел номер журнала «Всемирный следопыт», целиком посвященный Мальте. В создании этого номера команда Мальтависты приняла живейшее участие – и как авторы, и как фотографы, и как консультанты 🙂 Статьи этого номера мы публикуем с любезного разрешения редакции журнала.

«Всемирный следопыт» #12, 2005 г.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ