Последняя битва Великого Магистра | Библиотека | Мальта для всех!

Последняя битва Великого Магистра | Библиотека | Мальта для всех!

39
0

Дмитрий Митюрин

Как минимум пятьдесят из семидесяти четырех лет своей жизни Ла Валлетт воевал против османов. Он помнил оборону Родоса, закончившуюся тем, что из уважения к мужеству рыцарей-христиан турецкий султан Сулейман разрешил им свободно покинуть остров. Помнил годы скитаний и обретение новой родины — Мальты. Помнил победу у Туниса и растянувшиеся до бесконечности месяцы, проведенные им в качестве гребца на алжирской галере. В жизни Великого Магистра было все — и успехи, и неудачи. Но, наблюдая за приближавшимся к Мальте османским флотом, он понимал, что именно теперь настал час самой последней и самой важной в его жизни битвы.

Настоящий гасконец
Жан Паризо де Ла Валлетт родился в 1494 году в семье, принадлежавшей к старинному аристократическому роду. Один из историков ордена, аббат де Брайтон, так охарактеризовал этого человека: «Француз и гасконец до кончиков ногтей, он обладал привлекательной внешностью и свободно говорил на нескольких языках, включая итальянский, испанский, греческий, арабский и турецкий». С таким набором качеств Ла Валлет быстро сделал карьеру в ордене рыцарей иоаннитов. Ему не было еще и тридцати, когда он уже командовал одной из четырех имевшихся у ордена галер, и его будущее, по общему мнению, должно было стать поистине блестящим. Как вдруг все едва не рухнуло из-за сущей мелочи.
Когда в 1530 году иоанниты получили Мальту в дар от императора Карла V, местное население встретило их не очень радостно. Во-первых, островитяне оберегали свою независимость, а во-вторых, им было не по нраву, что рыцари не слишком строго соблюдали обет целомудрия. Поведение Жана Паризо также оставляло желать лучшего, за что в 1538 году он был исключен из рядов иоаннитов и четыре месяца провел в одиночном заключении на острове Гозо.
Выйдя на свободу, Ла Валлетт добился своего восстановления в рядах ордена. Однако судьба, судя по всему, за что-то на него серьезно разгневалась. Менее чем через два года, во время кампании против Алжира, он был ранен, угодил в плен к мусульманскому корсару Каст Али и был отправлен на галеры.
Этих страшных месяцев молодой иоаннит не забыл и, освободившись при размене пленных, охотился за своим бывшим «хозяином» до тех пор, пока не захватил Каст Али в рабство и не сделал его гребцом на своем судне. Фортуна снова улыбнулась Ла Валетту в 1557 году, когда он был избран Великим Магистром. Однако улыбка эта оказалась не совсем милостивой: высший пост в орденской иерархии он получил в момент, когда речь шла не только о том, кому будет принадлежать Мальта, но и о самом существовании иоаннитов вообще…

Битва Креста и Корана
С благословения Папы Римского братья-рыцари занимались тем, что называлось «корсо», — узаконенным пиратством, направленным против турок. Однако у султана Сулеймана Великого имелись собственные корсары. Таким образом, в 1530–1550 годах Средиземноморье оказалось фактически поделено на две части — Восточную, принадлежавшую туркам, и Западную, находившуюся под контролем христианских правителей. Причем Мальта лежала как раз на границе…
Баланс сил нарушился после того, как Карл V разделил свою державу на две части — испанскую и австрийскую. Филиппа II, короля Испании, больше беспокоили не мусульмане, а еретики-протестанты. До Мальты руки у него просто не доходили. Зато руки султана Сулеймана были свободны.
Для экспедиции на Мальту турки собрали 40-тысячную армию и флот из 200 судов. Предводитель войска Мустафа–паша собирался осуществить высадку на восточном побережье острова — в гавани Марсашлокк, а уже оттуда двигаться к Бирге и Сенглеа.
Но у рыцарей были шпионы, которые сообщили магистру Ла Валлетту об этих приготовлениях. После чего на полуострове Скиберрас начали возводить форт Сент Эльмо, орудия которого одновременно защищали две гавани — и Марсашлокк (видимо, всё же, имелась в виду гавань Марсамшетт, ибо от форта Сент Эльмо до Марсашлокка никакое орудие не добьёт – примечание MaltaVista.ru), и Большую.
Готовясь к обороне, глава ордена сумел сгладить противоречия между иоаннитами и коренными мальтийцами – и те и другие собирались отчаянно драться за свой остров.
15 мая, за три дня до появления на горизонте турецкой эскадры, магистр обратился к рыцарям с пламенной речью: «Это будет великая битва Креста и Корана. Бесчисленная армия неверных надвигается на наш остров. Мы — избранные солдаты Креста, и если святые небеса потребуют пожертвовать собой, то нет лучшего случая, чем этот. Поспешим же тогда, братья мои, на этот священный алтарь. Вспомним наши клятвы, выкажем презрение к смерти ради нашей веры, и это сделает нас непобедимыми».

Оборона Сент Эльмо
Войско, которое иоанниты выставили против турок, состояло из 700 рыцарей, 1000 пехотинцев и примерно 6 тысяч мальтийских ополченцев.
Сразу же после высадки турки столкнулись с небольшим отрядом рыцарей и, разгромив его, взяли в плен двух иоаннитов. Под пытками те открыли врагу, что бастион в Бирге является самым уязвимым местом оборонительной позиции. Мужественные рыцари солгали. Как только османы приблизились к бастиону, им навстречу выскочила мальтийская кавалерия. После ожесточенного сражения поле битвы осталось за турками, но за двадцать убитых противников они заплатили сотнями погибших.
Здраво оценив ситуацию, Мустафа-паша перенаправил атаку. Утром 24 мая турецкие пушки начали обстрел форта Сент Эльмо.
Беспрерывная канонада сильно измотала обороняющихся. Однажды двое турецких разведчиков, подобравшись к стене укрепления, увидели через амбразуру, что защитники форта спят, не позаботившись даже о часовых. Турки бросились на приступ, но проснувшиеся мальтийцы задействовали страшное по тем временам оружие — снабженные запалом горшки с зажигательной смесью.
Не меньшее впечатление производила труба, извергавшая огонь и выбрасывавшая два бронзовых цилиндра, которые, в свою очередь, выстреливали пулями. Это были оружейные новинки, благодаря которым гарнизону форта удалось выстоять.
Вечером Ла Валлетту доставили письмо из Сент Эльмо. Подписавшиеся под ним 50 рыцарей обращались к Магистру со следующими словами: «Мы готовы умереть за орден. Но не готовы позволить бесславно перерезать себя словно скот. Если Великий Магистр не отдаст приказа к эвакуации, мы пойдем в атаку и со славой погибнем в бою».
Ответ Ла Валлетта был лаконичен: «Приказываю покинуть форт, смена готова». Магистр знал, что для иоаннита нет большего бесчестья, нежели замена во время боя. Прием сработал. Рыцари Сент Эльмо начали умолять Магистра разрешить им остаться. Свою слабость они пообещали искупить кровью. И выполнили обещание…
Три дня атаки перемежались обстрелами. 18 июня последовал еще один штурм, и через пять дней форт пал. Торжествующий предводитель янычар приказал пустить по водам Большой гавани три плота, на которых стояли кресты с обезглавленными трупами рыцарей.
Узнав об этом, защитники Бирги казнили всех пленных турок. Фактически стороны объявили друг другу войну на уничтожение. Теперь единственный выбор иоаннитов был — победить или погибнуть.

Бирга и Сенглеа
Мустафа-паша отступать не собирался. Понимая это, Ла Валлетт приказал перегородить Большую гавань, вбив бревна в дно. Турки узнали об этом, вплавь подобрались к заграждению и принялись разрушать его кирками и топорами. Рыцари, взяв в зубы оружие, поплыли к противнику. Этот бой стал одним из самых необычных в истории военного искусства. Сотни людей душили и резали друг друга прямо в воде. Уже умирая, некоторые хватали противника и вместе с ним погружались в пучину. Обе стороны бились с одинаковым ожесточением, но у мальтийцев было преимущество: как и положено островитянам, они лучше плавали.
Не менее напряженной оказалась ситуация 15 июля, когда подобравшиеся на лодках янычары были сбиты огнем артиллерии. Их спасло только то, что в этот момент взорвался от шального ядра пороховой склад в Сенглеа. Когда дым рассеялся, Ла Валлетт увидел турецкие флаги на стенах и, взяв свой последний резерв, бросился по наплавному мосту, связывавшему Биргу и Сенглеа.
Наблюдавший за боем Мустафа-паша выслал навстречу отряд на десяти галерах. К счастью, девять из этих судов оказались потоплены ядрами, летевшими со стен Сент Анжело, а единственному оставшемуся пришлось ретироваться. Так закончился очередной штурм, стоивший туркам трех тысяч погибших.
Следующий приступ начался 2 августа. На сей раз Мустафа-паша решил атаковать Сенглеа и Биргу. И опять османов постигла неудача, после чего они решили сделать ставку на артиллерию. Канонада, которую открыли осаждающие, продолжалась несколько дней, причем, как писали современники, грохот выстрелов слышали даже на Сицилии. Оба мальтийских города были почти разрушены, но, когда турки приблизились к развалинам, их встретил мушкетный огонь. От Бирги османы отступили быстро, а вот в Сенглеа смогли добраться до цитадели. И тогда престарелый Магистр лично бросился в контратаку. Вместе с ним в бой пошли даже раненые, а женщины и дети в это время лили со стен кипяток и сбрасывали на врагов камни.
Последний штурм состоялся 18 августа. Устроив подкоп, турки взорвали Кастильский бастион — щит Бирги. Ла Валлетт был ранен в ногу, но, несмотря на уговоры, отказался уйти, заявив: «Я никогда не покину моих солдат, пока турецкие знамена развеваются над Мальтой!.. Есть только одно место, где мы должны остаться и сражаться. Здесь мы или должны будем вместе погибнуть, или с божьей помощью изгнать наших врагов».

Долгожданная победа
В душе рыцари считали свое дело проигранным. Но сдаваться они не собирались. И то, что произошло дальше, защитники сочли чудом Господним. Чудо, впрочем, имело рациональное объяснение: силы турок были подорваны, и когда 6 сентября к Мальте подошла эскадра с восьмитысячным войском дона Гарсиа де Толедо, это подкрепление стало «перышком, сломавшим шею турецкого верблюда».
Через день армия Мустафы-паши погрузилась на корабли и оставила непокоренный остров. Великая осада завершилась. За время боев на Мальте османы потеряли около 20 тысяч воинов. Потери защитников в процентном отношении были еще больше — в живых остались 460 рыцарей и 2500 пехотинцев. Но они были победителями! Мальту называли островом героев и оплотом веры, а Биргу переименовали в Витториозу (Победоносную).
Интересно, что Ла Валлетт, как и его враг — Сулейман Великолепный, умер в 1568 году. Перед смертью Великий Магистр успел начать дело, которое прославило его едва ли не больше, нежели Великая осада, — возведение новой столицы, ставшей вершиной фортификационного искусства того времени. Сам магистр не дожил до воплощения своего замысла, но город, названный в его честь Валлеттой, все-таки был построен.

Вместо послесловия
Великая осада стала военным триумфом иоаннитов, но она же косвенным образом привела орден к упадку. Почив на лаврах, братья-рыцари все чаще предпочитали спокойную жизнь ратным подвигам. И если двенадцатый магистр ордена — Ла Валлетт — благодаря своему мужеству и уверенности в победе сумел сохранить за рыцарями остров в практически безнадежной ситуации, то последний из череды его преемников, Фердинанд Гомпеш, в 1798 году капитулировал после нескольких залпов французской эскадры. Золотой век Мальтийского ордена подошел к концу.

В начале июля 2005 года в свет вышел номер журнала «Всемирный следопыт», целиком посвященный Мальте. В создании этого номера команда Мальтависты приняла живейшее участие – и как авторы, и как фотографы, и как консультанты 🙂 Статьи этого номера мы публикуем с любезного разрешения редакции журнала.

«Всемирный следопыт» #12, 2005 г.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ