Под мальтийским крестом | Библиотека | Мальта для всех!

Под мальтийским крестом | Библиотека | Мальта для всех!

74
0

Сергей Чернявский

Сумрачным ноябрьским днем 1798 года иерархи православной церкви вместе с придворными и высшими государственными чиновниками вынуждены были наблюдать странную картину: русский царь посвящался в сан Великого Магистра католического ордена святого Иоанна Иерусалимского. Отныне православный государь формально становился защитником интересов католической церкви…

Принимая из рук великого приора графа Литты орденские регалии, Павел I не мог сдержать восторженных слез. Обнажив клинок ритуального меча, осенил себя крестом… Сбылись мечты, которые он вынашивал с юности, с тех пор как в руки молодого наследника престола попала книга «История гостеприимных рыцарей святого Иоанна Иерусалимского…» аббата Верто. Разглядывая чеканные профили мужественных воинов Церкви, облаченных в мантии и доспехи, впечатлительный подросток, должно быть, очень живо представлял себя в роли честного и справедливого монаха-воина, сражающегося за светлое имя Христа.

Первые шаги
Серьезные попытки утвердиться на Средиземном море предпринимала еще Екатерина II, которая благосклонно относилась к Мальтийскому ордену и его главе — принцу Рогану. Она отправила на Мальту для приобретения «навыка навигационного и морского дела» шесть русских моряков и назначила туда посланником офицера российского флота Антона Псаро, грека по происхождению. Великая государыня последовательно и искренне заботилась о благе своей империи и была не прочь прибрать Мальту к рукам.
В сентябре 1792 года французский Конвент лишил рыцарей госпитальеров всех владений в республиканской Франции. Кавалеры ордена в числе прочих дворян были выдворены за пределы страны.
На помощь униженной и оскорбленной братии пришел православный государь Российской империи. В январе он подписал Конвенцию, учреждавшую Российское великое приорство иоаннитское со «всеми теми отличностями, преимуществами и почестями, коими знаменитый орден сей пользуется в других местах». Согласно конвенции русский филиал ордена должен был состоять из 13 командорств, и ему был назначен годовой бюджет в 300 тысяч злотых (злотых, поскольку был создан на месте польского приорства).
В августе 1797 года Конвенцию ратифицировал капитул ордена святого Иоанна, и Совет ордена постановил просить императора Павла принять титул протектора, то есть защитника, ордена.
Российский император собственноручно разработал правила приема в ряды защитников Христовой веры новых, русских «рыцарей церкви». Вопрос только, какой — православной или католической?
Кандидатом в мальтийские рыцари мог стать лишь потомственный дворянин, заплативший в орденскую казну от 1200 до 2400 золотых, в зависимости от возраста. Те, кто предполагал сделать в ордене карьеру, должны были прослужить определенный срок в российской армии или орденском флоте.
В качестве резиденции русскому приорству ордена был пожалован дворец, принадлежавший графу Воронцову. Его стали называть замком мальтийских рыцарей. Великим приором назначался принц Конде, эмигрировавший из Франции после революции 1789 года.

Мальтийская губерния
Тем временем молодой и честолюбивый генерал Наполеон Бонапарт по пути в Египет без особого труда захватил Мальту. Великий Магистр ордена госпитальеров Фердинанд Гомпеш, уроженец Баварии, практически без боя сдал неприступный остров противнику. Сам же «главный рыцарь», прихватив с собой несколько христианских святынь, укрылся сначала в Триесте, а затем перебрался на родину.
Реакция мальтийских братьев была скорой и бескомпромиссной. Изменника Гомпеша лишили сана и потребовали предать суду. Европейские дворы один за другим отказывали иоаннитам в приюте, отчуждая при этом имущество ордена в свою пользу. Римский Папа Пий VI публично осудил опального магистра, подчеркнув при этом, что отныне земные дела госпитальеров его не интересуют.
Когда весть о захвате Мальты достигла Санкт-Петербурга, гневу императора не было предела. Если бы остров был где-то поблизости, у Павла хватило бы решимости самому повести войска в бой за освобождение оплота христианства. Немного успокоившись, государь потребовал перо и бумагу. «Командующему Черноморским флотом адмиралу Ушакову, — бегая по кабинету, диктовал Павел. — Действуйте вместе с турками и англичанами супротив французов, яко буйного народа, истребляющего в пределах своих веру и Богом установленные законы».
Вслед за этим государь подписал декларацию, в которой предлагал всем «рыцарям церкви» сплотиться вокруг российского трона «с целью сохранения этого достойного похвалы братства и восстановления его во всем прежнем блеске». Чрезвычайный посол Мальтийского ордена в Петербурге граф Литта потребовал от своих орденских братьев согласия на избрание Павла I главой ордена. Братья не возражали…
Павел с искренним восторгом принял предложение иоаннитов. Не колеблясь, он подписал акт «О поступлении острова Мальта под защиту России» и, вызвав президента Академии наук барона Николаи, повелел ему в академических изданиях обозначить Мальту как «губернию Российской империи».
Вскоре посол России в Риме начал зондаж настроений римской курии на предмет избрания Великим Магистром Мальтийского ордена российского императора. Папа Пий VI назвал православного государя «другом человечества» и в устной форме, дабы никто из католиков не обвинил понтифика в симпатиях к «восточным схизматикам» (православным), дал Павлу I свое пастырское благословение.
По высочайшему указу к императорскому титулу были добавлены слова «и Великий Магистр ордена святого Иоанна Иерусалимского», а на российском гербе помимо мальтийского креста появилась и корона Великого Магистра. Так мальтийский крест наряду с двуглавым орлом стал официальным символом Российской империи.

Триумф и падение
Вслед за этим началось широкое внедрение ордена в государственные дела и жизнь Российской империи. Гвардейские полки получили новые знамена с изображением мальтийского креста. На Балтийском и Черноморском флотах были сформированы четыре эскадры — по одной парусной и одной гребной. Они получили наименование «Эскадры державного ордена святого Иоанна Иерусалимского», а их корабли несли мальтийский флаг. Генерал-адмиралом, то есть главнокомандующим флотом Мальтийского ордена, был назначен адмирал Г.Г. Кушелев.
В начале января 1799 года на одном из бастионов Адмиралтейства установили мальтийский павильон, а дворцовую прислугу одели в красные ливреи — цвета одежд мальтийских рыцарей.
По распоряжению Павла I был сформирован двор Великого Магистра. Рядом с Воронцовским дворцом Джакомо Кваренги построил Мальтийскую капеллу. Здесь находился трон Великого Магистра, а также прочая мебель и утварь, выполненные по проектам знаменитого архитектора.
С особой торжественностью стали праздновать день святого Иоанна Крестителя — 24 июня. Впервые его отмечали в 1798 году. Праздник состоялся в Павловске — летней резиденции императрицы Марии Федоровны. Накануне из Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца доставили регалии Великого Магистра: государственную печать с изображением Павла, корону, меч и знамя. Их приняли прибывшие в Павловск кавалеры ордена. Под звуки военной музыки и барабанную дробь они торжественно внесли регалии в главный дворцовый зал. Гвардейские полки, построенные перед дворцом, отдавали кавалерам ордена почести, как коронованным особам.
После процедуры провозглашения главой ордена Павел I всерьез стал считать себя законным владетелем Мальты. Император даже назначил коменданта «мальтийского гарнизона», придав ему три тысячи солдат, и учредил гвардию Великого Магистра из 189 человек.
Внешне некоторые «мальтийские» мероприятия русского императора выглядели вполне серьезно. Правда, в Европе никому до этого дела не было. Сперва французы, а затем англичане прочно удерживали ключевой остров в своих руках и уступать его России вовсе не собирались.
Идиллические отношения между орденом и его Великим Магистром продолжались недолго: поддержка, которую Пий VI оказывал Павлу I, была тайной и не могла быть твердой. Папа считался с тем обстоятельством, что ряд великих приорств — Каталонии, Арагона, Наварры и Рима — так и не признали российского императора Магистром.
После трагической смерти Павла I положение ордена иоаннитов в России резко изменилось. При Павле в руках этого чуждого православной стране учреждения сосредоточились многие нити российской внешней политики. Такая ситуация не устраивала нового государя — Александра I, решившего по восшествии на престол освободиться от двусмысленного положения. На четвертый день своего пребывания на троне он объявил, что принимает госпитальеров под свое покровительство, но отказывается принять высокий титул. Вслед за этим император изъял изображение мальтийского креста из российского герба, а в 1817 году было высочайше объявлено, что «…орден в Российской империи более не существует».
Так госпитальеры окончательно превратились в странствующих рыцарей, вынужденных находить себе пристанище при европейских дворах, а титул Магистра после смерти Павла I достался мало кому известному командору ордена Жану Батисту Томази.
Тем не менее память о рыцарях ордена по сей день продолжает жить в России, особенно в местах, связанных с жизнью «романтического императора» Павла I. Кажется, что здесь до сих пор сохраняются аромат и романтика рыцарской эпохи, слышатся шелест тяжелых плащей, бряцание мечей и звук шагов русских рыцарей.

В начале июля 2005 года в свет вышел номер журнала «Всемирный следопыт», целиком посвященный Мальте. В создании этого номера команда Мальтависты приняла живейшее участие – и как авторы, и как фотографы, и как консультанты 🙂 Статьи этого номера мы публикуем с любезного разрешения редакции журнала.

«Всемирный следопыт» #12, 2005 г.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ