Обитаемый остров | Библиотека | Мальта для всех!

Обитаемый остров | Библиотека | Мальта для всех!

7
0

Алексей Шлыков

Здесь эпохи цивилизации набегают друг на друга, как волны прибоя – эти волны и
отточили облик Мальты, Если есть гармония в эклектике, то она – в этом крошечном
островном государстве, затерянном в Средиземном море.

Большое в малом
Мальта – самая густонаселенная страна Европы: на острове в 27 километров в длину
и 14 в ширину проживает больше людей, чем в Исландии. Однако архипелаг славен не
столько плотностью населения, сколько плотностью своей истории: из гостиничного
окна можно одновременно созерцать античную цитадель, барочный дворец и культовый
мегалит, датированный третьим тысячелетием до нашей эры. Один фотограф сказал так: море, суша, церковь, цветы, пляж и девушка – все умещается в одном кадре.
С точки зрения туризма это удобно: за несколько дней можно исколесить всю
страну. Кстати, арендовать машину на Мальте удается даже тому, кто не имеет водительских прав. Мальтийцы питают одинаковое глубокое уважение ко всем
удостоверениям личности, поэтому в качестве документа сойдет любая жесткая
«корочка» с печатью.

Все флаги в гости
Основы мальтийского этноса заложили финикийцы. Будучи народом миролюбивым (лучше
торговать, чем воевать), они определили не только язык, но и характер
современных мальтийцев – едва ли в Средиземноморье найдется другой такой народ,
который бы так приветливо встречал гостей. Мальтийцы никогда не противились
ассимиляции и всегда легко шли на контакт с завоевателями, как бы способствуя
притоку «свежей крови». «Лучше открыть дверь, чем ждать, пока ее сломают» –
гласит мальтийская поговорка. Мальтийцы находили общий язык с римлянами и
сарацинами, норманнами, рыцарями-госпитальерами и британцами. Исключение
составили только османы. Когда в 1565 году Сулейман Великолепный бросил на
Мальту сорокатысячное войско, то ему противостояли семьсот (!) госпитальеров и
несколько тысяч мальтийских ополченцев. Несмотря на численный перевес, Сулейман
не взял Мальту.

История ордена госпитальеров, или иоаннитов, теснейшим образом связана с
историей архипелага. Созданный в XII веке как военно-монашеское братство в
Иерусалиме и представляющий собой интернациональное образование (восьмиконечный
крест обозначал не только восемь христианских добродетелей, но и восемь
государств-участников), орден занимался тем, что врачевал пилигримов и
крестоносцев, прибывавших отвоевывать Гроб Господень. Гонимые исламом,
госпитальеры отходили на запад: сначала осели на Кипре, затем на Родосе и,
наконец, в 1530 году на Мальте (откуда еще одно, наиболее известное, название
ордена – Мальтийский). И хотя за все время их пребывания на острове ни один
коренной мальтиец не был пожалован в рыцари, отношения островитян и ордена были
более чем дружескими. Не секрет, что многие мальтийские семьи отдавали дочерей
«на содержание» рыцарям, чтобы поправить свое материальное положение. Кавалеры
обращались с девушками по-рыцарски: платили жалованье, а если рождался ребенок,
то он был обеспечен и получал хорошее образование.

Сиеста
Мальтийские имена витиеваты. Полное имя – это имя собственное плюс имя отца плюс
имя матери плюс девичье имя матери. Часто для простоты мальтиец «присваивает»
себе какое-нибудь прозвище. Скажем, по паспорту он может быть Джоуи Марио Дорес
Кармен, а в быту – Джоуи Кривая Нога…

Джоуи, то есть Джозеф, Иосиф, – самое распространенное мужское имя на Мальте.
Стоит войти в таверну и произнести: «Привет, Джоуи!», как хозяин сразу бросается
к вам с распростертыми объятиями. Через минуту у вас на столе – запотевшие
кувшины с красным и белым вином, громадная тарелка «пасты» и разновидные соусы.
Затем – суп из мидий и салат-ассорти.

В средиземноморских ресторанах нельзя съедать всю pasta до конца, иначе не останется места для настоящей еды. Суп из мидий вкусен, особенно если его заедать нежнейшим мальтийским хлебом (хобз). Но еще более замечателен салат, в котором есть все: свиная отбивная и блинчики с кислой капустой, жареная лампука в хрустящем картофеле и бобовый паштет бигила, острый сыр джбейнит и столь же острые бутончики каперсов, вяленые помидоры и браджоли – голубцы наоборот: тонкие мясные ломти, в которые завернуты овощи.

…На десерт хозяин приносит капуччино с белоснежной молочной шапкой. Дабы не мешать посетителям, он садится на пороге, ногами на улицу. У него на коленях гитара, он слегка пощипывает струны, но постепенно увлекается, отдается импровизации – и вы слышите, как печальные мотивы арабских кочевий вдруг становятся баркаролой, а та, в свою очередь, превращается в матросскую жигу. Все перемешано в этой мальтийской песне без слов. Все перепуталось на Мальте.

Ловись, рыбка
Деревня Марсашлокк – своеобразный микрокосм острова: здесь найдены руины карфагенской и византийской эпох, остатки единственной местной мечети и норманнские монеты. Но в первую очередь это рыбный рынок, куда по выходным дням съезжается половина населения страны. Интересно пройтись по торговым рядам, вдыхая соленый аромат морских деликатесов: осьминога и мурены, меч-рыбы, тунца, акулы в локоть величиной и, конечно, лампуки – рыбы вроде ставриды. Ловят ее простым и оригинальным способом. Рыбак с верхом нагружает лодку-дайсу пальмовыми листьями и, отойдя в море, вываливает их в воду: образованная тень привлекает целые косяки лампуки – тут ее и лови. Этот способ практикуется испокон веков. Мальтийская дайса считается прародительницей венецианской гондолы. Каждый рыбак расписывает свою дайсу в яркие, праздничные цвета – это своеобразный народный промысел. Цветов, в общем, немного, но их сочетаний – не счесть. Двух одинаковых лодок найти невозможно, при этом все они имеют имена собственные: по мальтийским понятиям, дайса – предмет одушевленный. Это, кстати, подтверждается тем, что на всех лодках нарисованы глаза. Если вы спросите рыбака, зачем это нужно, он посмотрит на вас такими же круглыми глазами: «Для того чтобы не заблудиться в море».

Чур меня, чур
Мальтийцы суеверны. Особенно рыбаки и водители автомобилей. Машина – средство повышенной опасности, и на Мальте это понимают как нигде в мире. Многие автомобили «защищены» амулетами, а автобусы и такси ими просто увешаны. Мальтийский водитель – самый осторожный и дисциплинированный в Европе. Если стоит знак «40 км/час», то мальтиец будет ехать со скоростью тридцать пять километров. Куда спешить, если живешь на острове? Несмотря на то, что на 350 тысяч жителей приходится 120 тысяч машин, число дорожно-транспортных происшествий здесь минимально – одно-два в год. Конечно, есть определенные проблемы с парковкой, зато светофоров стало больше: если десять лет назад на Мальте их было три, то теперь уже более двадцати. При всем при этом на Мальте негласно разрешается езда в нетрезвом виде. Не то чтобы разрешается, но полиция смотрит на это сквозь пальцы – главное, как говорится, не вываливаться из машины. Впрочем, это относится скорее к иностранцам – коренные островитяне остерегаются состояния опьянения и почти не пьют крепких напитков.

Летят перелетные птицы
Мальта бедна флорой и фауной (говорят, еще финикийцы вырубили здесь все деревья для постройки кораблей). Быть может, поэтому мальтийцы так трепетно относятся ко всякой живности. В каждом мальтийском доме, например, есть клетка с певчей птичкой, иногда такие «певчие» клетки вывешивают прямо на улицу. Отсутствие лесов и их обитателей тем не менее не притупило охотничьего азарта. На Мальте своих птиц нет, но находясь на пересечении миграционных путей, архипелаг служит «перевалочным пунктом» для многих пернатых, которые привлекают местных охотников. Стрельба влет – любимое развлечение островитян. Любопытно, что несколько лет назад лейбористская партия Мальты одержала победу на выборах над националистами во многом благодаря тому, что пообещала не чинить препятствий охотникам на перелетных птиц. Двенадцать тысяч стрелков-избирателей обеспечили лейбористам перевес голосов на выборах.

Рыцари нового времени
На улицах Мальты можно увидеть людей с восьмиконечным крестом на лацкане пиджака – это члены ордена госпитальеров. Автору этой заметки довелось познакомиться с одним из них. Роберто Буонтемпо – весьма общительный и веселый молодой человек. Ему 30 лет, он работает консультантом по связям с общественностью. Любит футбол, неаполитанские песни и девушек. Интересно, что по поводу девушек сказано в орденском уставе?

— Когда-то рыцари не имели права не только жениться, но даже «официально»
пользоваться услугами рабыни или невольницы моложе 50 лет, – улыбается дон Роберто. – Но времена меняются. Обет безбрачия давно стал историей, и теперь никто не может запретить члену ордена иметь семью.
Все прочие каноны сохранены: рыцарем может стать только католик и дворянин, предъявивший доказательство своего происхождения до седьмого колена со стороны матери и отца. В настоящий момент духовно-рыцарское братство госпитальеров объединяет более десяти тысяч кавалеров всех национальностей и один миллион ассоциированных членов, являясь крупнейшей благотворительной организацией в мире после «Армии спасения». Фактически выполняя функции Красного Креста, орден занимается милосердной деятельностью: содержит больницы, госпитали, дома для престарелых и медицинские службы не только в Европе, но и по всему миру – в Южной Америке, Китае, Африке, США, на Ближнем Востоке. По статусу он независимое княжество (Великий магистр признан главой государства, его светский ранг – князь, духовный его сан приравнен к кардиналу). Являясь суверенным государством, орден имеет свою территорию: в 1989 году ему была возвращена его территория на Мальте – форт Сан-Анджело. Все возвращается на круги своя.

Матриархат
К вечеру жизнь на острове замирает: улицы пустеют, в окнах закрываются ставни. Криминогенность тут ни при чем – здесь ее не существует. (По словам самих мальтийцев, они не знают, что такое «крайм»: ребенок здесь может гулять где угодно и сколько угодно, если школьник у школьника украл тетрадь, то это трагедия всей страны, об этом говорят по телевизору.) Просто мальтийцы предпочитают пораньше лечь спать, чтобы утром со свежими силами встать на работу. Но это только по будням. В ночь с пятницы на субботу и с субботы на воскресенье Мальта гуляет. Самым показательным в этом плане является столица Валлетта, город всемальтийских молодежных тусовок. На таких «вечерах» и знакомятся будущие супруги. Знакомятся лет в 15-16, однако даже если юноша и девушка друг другу понравились, до свадьбы еще очень далеко. В 19-20 лет их обручают, после чего для них прекращаются всякие вечеринки. Они встречаются только друг с другом, но жить продолжают с родителями. Молодой человек не может привести в дом родителей девушку, даже если он с ней помолвлен. По мальтийским понятиям, мужчина может обзаводиться семьей только после того, как построит свой дом. Поэтому мальтийцы женятся поздно, ближе к тридцати.
Одевает невесту ее тетка, при этом большое значение в наряде придается амулетам (подковка, ключик, стручок перца, фигурка дельфина). Подарки невесте дарятся за неделю до свадьбы. Гости съезжаются, усаживаются за стол, но никто не прикасается к еде, пока этого не сделает виновница торжества. В самом свадебном обряде прослеживается руководящая роль жены. Мальтийская семья по сути своей матриархальна. Этот феномен своими корнями уходит в глубокую древность. Ведь известно, что народ, населявший Мальту многие тысячи лет назад, поклонялся не богу, а богине – Аштроз, покровительнице плодородия и материнства.

Ставропольские губернские ведомости (Ставрополь) #037-038 от 03.03.2005

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ