Мальтит | Библиотека | Мальта для всех!

Мальтит | Библиотека | Мальта для всех!

85
0

Сергей Григорьев

Собственно говоря, это не рассказ, а просто мимолетные впечатления во время очередного, пятого по счету, моего визита на Мальту. Останавливались мы в отеле «Intercontinental Malta».

Действовали:
Рассказчик
Катя – жена и подруга жизни
Света и Вик – Света из Зурри и её жених
Аня и Иван – Аня из Буджиббы и её жених

Мальта – это диагноз. Это некий тест на иммунитет. Побывав там, ты можешь заразиться на всю жизнь. И каждый раз тебя будет тянуть сюда вновь и вновь.
Как некий родной маленький город, в который приятно возвращаться время от времени, проверить, что изменилось, что осталось по-прежнему.
Придирчиво и ревниво ходишь по окрестностям – ага, здесь все как в старые добрые времена, а здесь – господи, что за ерунда они построили на месте моего любимого бара? Кстати, и автобусы уже не совсем те, и кофе воооон в том кафе раньше был лучше. Черт возьми, неужели тут проложили нормальную дорогу, и можно уже не ломать ноги?
А характер – характер мальтийский, он-то как?
Тот же, жив курилка. Когда в первый же день попадаешь на неожиданную фесту, ощущение «дома» хватает тебя и не отпускает.
А в остальном – все хорошо, все хорошо. Отель Intercontinental – без лишнего пафоса, как сказала Катя, без «позолоченных канделябров», но свои пять звезд отрабатывает честно.
****
Оркестр в Гзире играет что-то торжественно-веселое. Следом идет толпа местных жителей – каждый болеет за своего музыканта. Полный мужчина в очках суетится впереди – здесь он главный. Движение перекрыто, на помощь полицейскому степенно идут четыре человека, завязывается оживленная дискуссия, как именно правильно махать жезлом и руководить машинами. Без помощников полисмен явно не справился бы.
В толпе оживление – сейчас оркестр снова двинется в путь. Старики, как водится, качают головами – в их годы феста была лучше, оркестр играл громче, огни были ярче, а молодежь не целовалась по углам.
Пожилой мальтиец идет со всей семьей. Супруга толкает коляску, а он воспитывает молодое поколение. Непочтительность лечится подзатыльниками.
Девушка, походкой напоминающая утку, ревниво сторожит кларнетиста, при любом удобном случае обнимая его и выдавая ценные советы, как играть на кларнете.
Распорядитель волнуется – но все не так плохо. У него есть человек десять советчиков.
***
Если отойти два шага от Republic street, то даже Валетта не столь туристическая. Висит белье, поют птицы, там и сям валяются ленивые кошки, и деловито бегают собаки.
****
Такса водителя автобуса – пять центов с туриста. Если турист дает деньги на билеты ровно по тарифу, или пересчитывает сдачу – то это зануда и никуда не годный человек.
****
В Мдине лучше сразу ходить с табличкой «I don’t want to ride on your horse». Иначе замучают. Можно еще, завидев кибиточника, сразу кричать «No!»
*****
На выезде из Мдины/Рабата стоит автобус. Рядом толпа. На парапете спит водитель автобуса.
*****
В мальтийском парламенте работает человек сто. Или каждый имеет по несколько машин. Иначе объяснить количество машин на стоянке, где написано «только для машин членов Парламента» невозможно.
****
Стандартный набор посетителей автобуса – несколько пар пожилых англичан, пара итальянских подростков, две-три мальтийские девушки, один-два француза, мы с Катей, и несколько местных, один из которых будет знаком с водителем. На промежуточных остановках обязательно залезут несколько немцев и мальтийские женщины с сумками. Ближе к концу путешествия откуда-то вынырнет российская блондинка лет 19, с выражением лица «а я такая загораю, и ваще, не такое видала».
****
Если сидеть на скамейке у полицейского участка Рабата, у тебя подойдут попросить денег. Если не дашь – не обидятся, но потом попросят денег и у полицейского, а в спину тебе покажут пальцем – понаехало жадин!
****
Сиеста – это когда ты сидишь у своего магазина и объясняешь, что магазин закрыт.
***

Вообще, что-то здесь портится непременно – в некогда любимом пабе BlackBull звучит песня «Про любовь, про тебя» и даже «про волшебные слова», в Фонтанелла подают чай в пакетиках, а десять лет назад – непременно сами заваривали. В Мдине половина улиц на ремонте.
***
Такое явление, как бродячие артисты, было распространено в Европе много лет назад. Мало того, судя по «Всеобщей истории, обработанной «Сатириконом», даже в древнем Риме особо отличившихся все время сопровождали человек с зажженным факелом и человек с флейтой.
Сейчас не те времена, но старые традиции возрождаются вновь. Нас (вернее, Катю, ибо я сплю как убитый) по всей Европе сопровождают человек с отбойным молотком и человек с дрелью. Так было в Праге, так было дома. Перемещение на Мальту добавило бродячим артистам сложностей, но – к их чести – до нас они добрались. И уже с утра Катя могла слышать привычные дрель и отбойный молоток.
***
Основной сельскохозяйственной культурой Мальты является выжженная трава. Проезжая мимо полей, видишь, что фермеры, не покладая рук, выращивают этот полезный и нужный в экономике продукт.
Правда, попадаются среди крестьян и нерадивые, и, вместо фирменного мальтийского урожая, на их нивах произрастают какие-то тыквы и помидоры, а, иногда, даже, и апельсины. Но, это неприятные исключения, в основном же, выжженная трава в этом году уродилась на славу.
****
Вообще, «взрослых cоотечественников» гораздо меньше, нежели в прошлые разы, когда на Репаблик стрит дородная тётя кричала тыкая ботинком в лицо продавщице, думая, что если громче, то понятней: «А сорок второй есть? Сорак втааарой!». Недостаток взрослых с лихвой компенсируется изобилием подростков из «летних лагерей» и «школ языка».
*****
Автобус в Валетту. Группу подростков распирает от впечатлений от страны:
«Наш групп-лидер, дура, говорит, на магазины в Валетте только полтора часа», – говорит неформальный лидер с непередаваемым выговором, который трудно идентифицировать, ибо в нем и Юг, и Север, и фрикативное «г», и все, что можно себе представить.
«А ты её на хуй не послал?» – интересуется девушка, сидящая на соседнем сиденье, невинное создание лет 15 с подведенными глазами.
«Неа», – сожалеет лидер, но тут де вспоминает новую историю: » А чё, у нас один такой пацан, типа, мы его смски ну, типа, пачитали, он пишет, что в комнате все говнюки, мы с ним типа, кто говнюки, ты че пиздишь ваще, а он, типа, да не, я чё, я раньше думал, а теперь смарю, вы реальные пацаны»
Автобус проносится мимо гавани Марсамшетт, видны крепостные стены шестнадцатого века. Это впечатляет соспутников:
«А че, реально столица? А мы там были?»
***
По лестнице спускается «пацан». То, что он «реальный» пацан, видно по тренировочным штанам и свисающей от штанов цепочке и маааабиле, в которую он говорит: «Ну да, ща, спущусь, дивчонки с вами?».
По состоянию пацана видно, что, может, и спустится. Но уже не будет таким реальным. Пацану лет 14.
**
Режьте меня, бейте по голове и топчите, но нет лучше места на Мальте, чем Таш-Биш – там автобус сворачивает чуть раньше, и все турЫсты радостно проносятся мимо.
И вот этот-то промежуток Мсиды Марины и Таш-Биш – набережная с видом на гавань Марсамшет, на остров Маноэль, на крепостные стены Валлетты, на Пиету – и есть для меня нечто непередаваемое. Этот темный сад с качелями, эта набережная с сидящими на стульчиках местными, с теми же местными, что вынесли на камни столики и стульчики, и немножко пьют вино, немножко обсжудают все, что произошло – для меня это что-то непередаваемое.
Ночь тиха, света от отелей нет, видны звезды, чуть вдали – подсвечивается церковь Святой Катерины, тихо, спокойно, на волнах покачиваются яхты. Жители не смотрят на нас, как на диво дивное, и, в то же время, чуть улыбаются, а, некоторые даже умиляются обнимающейся парочке.
Тут же собачки – от самых мелких до крупных, они тоже вышли прогуляться.
Справа – основательные дома, чуть сзади – дома люда попроще, а слева доносятся звуки игры в бинго: «Намбер тёрти файв, намбер севенти ту», и группы людей с видом, будто решается их судьба, ищут номера тёрти файв и севенти ту и закрывают их фишками. Чуть поодаль два мужчины рыбачат – видно, что не для рыбалки, а просто так.
«Бай итселф намбер уан», – торжественно произносит голос.
Шумят волны, горят огни вдали, чуть покачиваются мелкие лодки и крупные яхты с разными портами приписки.
Время замирает.
«Намбер тёрти фор».

***
Сегодня ночью почти не спали. Сильный ветер пел через балконную дверь песни Малютки Привидения. Под утро, когда удалось заснуть, естественно, разбудил бодрый голос горничной «Клин ёр рум?»
***
Три Города – еще одно из любимых мест. На искушенный взгляд – уникальное сочетание историзма и рыцарской архитектуры, плюс – немного культовых соооружений, с местным колоритом. ТурЫстов почти нет, все больше местные. Если углубиться – так и вообще, полная аутентичность. В Синглеа были в баре, что собрал в себе все местные спортивные достижения: от футбола и бокса до гольфа и крикета.
На центральной площади Сенглеа водитель чинил автобус, приколачивая зеркало молотком. Рядом, естественно, сидели советчики.
****
Были, конечно, во Дворце Великого Инквизитора с выставкой о пытках. Хороший повод порассуждать о роли Церкви в жизни простого люда. Особенно, почему-то, впечатлило, помимо разнообразных орудий пыток, свидетельство простой женщины с Гозо, виновной лишь в том, что назначила травяные ванны детям, и они, к несчастью для неё, помогли. После второй пытки женщина вынуждена была признать, что способ ей подсказали «темные силы». И поэтому после пяти месяцев ожидания приговора она была осуждена, «всего лишь», к высылке.
*****
В Коспикуа и Сенглеа люди на улицах обязательно с тобой поздороваются. А хозяин бара, если у него чего-то нет, подскажет, что оное есть у конкурента. Все это, несмотря на то, что Три Города считаются пролетарским районом.

****
Вечером в ресторане Ghonella изображали придирчивых клиентов. Катьке не пошли спагетти с соусом из каракатицы, разочарования скрыть она не смогла. Блюдо заменили с извинениями, после чего каждый работник ресторана считал своим долгом справиться, все ли у нас «о-кей». Когда работник проходил мимо без вопроса, Катя провожала его взглядом, и говорила, что » забыла сказать, у нас все в порядке».
Заказали по второй бутылке вина. Слишком поздно пришла в голову идея сообщить, что вино нас тоже не устроило. Тем не менее, шороху наделали.
****
По Сент-Джулианс едет пижонская тачка-купе. Видно, что хозяин редко ей пользуется – машина в пыли. Виднее всего надпись по-русски: «помой меня».
****
Сзади нас едут два невоспитанных дитенка. Самый младший отхватил мамину сумку: «Mama, may I take your mobile?» Брат присоденияется к просьбе. Младший негодует: «Shut up, I Told it first!»
***
Чувствуешь свой возраст, когда на тебя смотрят в упор, потом отворачиваются и не дают флаер от дискотеки.
Один из дней (спасибо Свете!) был посвящен изучению мальтийской глубинки, высинки и углубинки – Дингли, одноименные утесы, Карт Ратс, пещеры и пеший путь до Рабата.
***
Не иначе, как наш мальтийский номер попал в руки какому-то мальтийскому маньяку – весь день звонил и молчал в трубку. По войсмэйлу – вздохи и бряканье стаканов. Не иначе, маньяк еще и алкоголик.
***
Хуже отечественных подростков без родителей – итальянские дети с родителями. Орут как резанные.
***
Дороги по местным глубинкам с некоторой игрой слов были названы Катей «потрясными».

***
Рыба дня звалась «сибаз». Она не представилась, за неё её представила хозяйка ресторана. Катя в ответ знакомиться не стала.

***
О мальтийском языке: еще в первый раз сложилось стойкое впечатление – итальянцы говорят по-грузински. Жестикуляция, эмоциональность, но, в то же время – и горловые звуки.
***
Сегодня нашли два потрясающих места в своем районе на предмет поесть и затусоваться, оба, как ни странно, на Ball Street. Ресторан «Викинг» – давненько я не едал такого стейка, а уж стейков я едал много где. Большие порции, отличная кухня (правда, позиционируют себя смешно – как ресторан скандинавской и (!) средиземноморской кухни), вежливый персонал, в общем, хайли рекоммендед.
Второе – Rolling Stone. Играет живая группа, каждый день, кроме понедельников и вторников. Причем, играют неплохие вещи 60-х и 70-х (не диско). Например, когда мы вошли, ребята очень неплохо сделали «Before Aquse Me».
Одно плохо – место, похоже, держат, как ни странно, китайцы, так что, оных там очень много.
***
Были на Гозо. Хоть, и один день, но для восторгов нужна отдельная корзина – складывать. Кстати, пресловутое Jeep Safari – в какой-то степени, выход, если не водишь машину. По крайней мере, не привязан к толпе, именуемой группой.
***
Отель портится – осталось по три вида полотенец на рыло.
***
Водитель минибаса до и от Чиркеввы – очень заботливый и (как это будет по-русски слово helpfull?) – каждая собака, застрявшая где-либо, или просто, на взгляд водителя, испытывавшая проблемы, получала квалифицированный совет. При этом, водила вылезал из автобуса. Поскольку улицы узкие, то движение стопорилось, и, в силу социальности местного характера, количество советчиков и «решателей» резко возрастало.
**
Верно сказала Катя – начинаешь скучать не по дому, а по времени, когда тебя здесь не будет.
***
Вообще, небольшие города, на наш взгляд – лучший способ почувствовать, проникнуться, и прочее. Аттард – один из них. Узкие трики и скаки, балконы, статуи, аккуратно подметенные мостовые, непременные старички в старой части. Некоторые дома открыты настежь – наверно, чтобы прохожие могли оценить количество и качество финтифлюшек в прихожей.
Были в центре имени Иоанна Павла Второго – некий коференц-центр, построенный общиной Аттарда для месс, когда жарко, ну, и для мероприятий вообще (в том числе свадеб, конфирмаций, и конференций обо всем, что угодно, начиная от плохого обращения с детьми, и заканчивая ролью Иоанна Крестителя в судьбе Саломеи). Мы были единственными посетителями в это время – мы не заказывали ничего, тем не менее, добровольный тетя-гид показало абсолютно все, включая кухни, открыла все двери, включила везде свет. Самое приятное – было видно, что делается это не для скромной мзды, а просто из желания показать гостям из далекой страны, как здесь все классно.
Наблюдали в Pudlic Gardens кормление двадцати пяти кошек разом, не меньше.
Из принципа нашли Сады Сан-Антонио, дошли до них, и пройдя пару десятков шагов, покинули.
***
Мне кажется, что Толкиен, описывая Шир, может, не подозревая, писал именно о Мальте и мальтийцах. Небольшая страна с особенными людьми. Да, где-то там происходят события, да, безусловно, мы в них вовлечены, мало того, иногда, мы пуп Земли. Хотя, честно говоря, вся эта ерунда с их глобальными новостями и гроша ломаного не стоит того известия, что Марио из соседнего дома ведет себя странно, а Роджер Мифсуд, слышали, да, женился на Лукреции Заммит.
Где-то там большие события, они рядом, но пусть их себе идут, эти дурацкие события, у нас, вот, молодежь совсем от рук отбилась, дочь сестры, та, вообще себе пупок проколола, куда мир катится.
***
Пили Lacto – самое темное пиво в мире. Как темное Крушовице, но, немного поособенней.
***
Да, точно, однозначно, стопудово, и прочее – уже через неделю пробьёт жуткая ностальгия. И объяснить её практически невозможно. Это не ностальгия по отпуску с его дурацкими проблемами типа «куда сегодня едем, где едим, что пьем». Если бы!
Долго будет приходить во снах желтый цвет домов, синее небо, редкая зелень, жуткий акцент в английском, многоязыкая толпа в автобусах, и то самое ощущение беззаботности и жития сегодняшним днем, та ненапряжность (да простит мне русский язык это слово), эта эмоциональность, эти… можно очень долго продолжать…
Но просто понимаешь, что обречен призжать сюда вновь и вновь. Это болезнь. Это какой-то мальтит.
***
Обратный автобус. Пытаемся успеть. В двери торчит пожилой стройный седовласый мальтиец в форме. Он – Повелитель Автобусов, Распорядитель Всего, Заведующий Всем. Указующим перстом он тыкает в сторону остановки, как будто мы не знаем, где она. Повелеваясь его Велению, автобус останавливается и ждет нас. Заведующий руководит покупкой билетов и дает водителю Знак ехать. Сам он снова занимает Пост в дверях, высунувшись немного наружу, и говорит по рации.
На следующих пунктах происходит много Важных Вещей, и за всем надо уследить. Повелитель выходит из автобуса, руководит входом и выходом, успевает немножко порегулировать движением, и указать, куда ехать автобусу, который мы обогнали. Помавав, он дает знак продолжать путь, и вскакивает на ходу, похлопав потом рукой по желтому транспортному боку – можно ехать быстрее.
Но обязанностей много, и все они исполнены. К вящей радости Главного Автобусного, входит контролер, теперь в салоне два Человека При Деле. Под чутким руководством Мастера происходит проверка билета, после чего два деловых человека вступают в беседу. Главный наловчился еще и объявлять пункты.
Народу все меньше, можно хоть на секунду отдохнуть. Пожилой седой человек садится на сиденье, снимает фуражку и устало вытирает пот. Долг почти исполнен.
Общественный транспорт в надежных руках. Когда он сошел, автобус почему-то ехал без него, и даже спокойно осуществлял посадку и высадку пассажиров. Но это, конечно, было уже не то.
А Главный по Автобусам, наверняка, пошел в семью, и жаловался пожилой жене, как трудна, почетна и ответственна его Работа.
***
В Биркиркаре три раза шествовали по одной и той же улице, ибо так вышло. Доставили большое удовольствие сидевшим в Кузине Националисти старперам, ибо каждый наш проход, благодаря Кате, воспринимался на ура. От продавца пастицци на третий раз пришлось скрываться – в первый проход он отпустил нам продукцию, во второй – удивленно кивнул. После третьего прохода, скорее всего, или зачислил бы в друзья семьи, или вскричал бы по-мальтийски насчет того, что «и эти заебали туда-сюда ходить».
Видели совершенно ебанутую церковь Святой Терезы, празднично разукрашенную по случаю фесты. Лишним доказательством глубокой религиозности мальтийцев послужил окурок у одного из ангелочков. Скорбно-просветленное лицо ангела приобрело вид хулигана на перевоспитании или воспитанника дома для трудновоспитуемых на уроке физкультуры.
Сама же церковь, своей округло-основательной формой удивительно похожа на НЛО (правильно отметил Иван), сходство усугубляет ракетообразная колокольня – так и кажется, что инопланетян достанет поклонение и улетят они к себе на Родину, а поздние исследователи Мальты будут удивляться, откуда у жителей Биркиркары такой зеленоватый оттенок кожи.
Старую станцию мы нашли, благодаря подсказке пожилого мальтийца, который попутно поведал нам о «попьюлейшн оф Мольта», о том, что Биркиркара – это большой город, и о том, что мальтийцы, многоязычные по сути, скоро будут говорить на еще большем количестве языков. На прощание он пожал нам руки. Есть, все же, есть куча непуганных мальтийцев…
Станция железной дороги покорила меня своим существованием и ошибкой в названии города, а Катю – кошачьими стаями вокруг. Зеленый фургон-вагон просто очаровал, так и хотелось, чтобы вагончик тронулся, а перрон с надписью «Birchirkara» остался.
***
Видели офисы и кабаки имени следующих местных клубов: Hamrun Spartans, Birkirkara, Mosta (последние в свою честь устраивают барбикью для поклонников, 5 лир со взрослых, полторы – с младенцев, включая грудных, собираться в субботу в 19.30, звонить Марио, он скажет, куда поедем, или заходите в офис), конечно же, Sliema Wanderers, и каких-то Атлетов из Валетты.
***
Если в Хамруне куча мебельных магазинов, то в Мосте на каждом шагу мясники.
***
Полночи не спал – жутко болела спина. Достал медицинскую страховку, смотрел на неё со значением.
***
Во Флориане Катя устроила слет голубей, скормив им остатки пирожка. Неплоха там и Методистская Церковь, и дома с финтифлюшками. Дальнейшая экспедиция приняла несколько беспорядочный и мучительный характер, ибо я непременно хотел добраться до этой «пиздюлины на стене» (небольшая башенка). Добрались.
***
Мальтобизнес
Основная задача некоторых магазинчиков на Мальте – производить впечатление, что они вот-вот разорятся. Десять лет назад идешь по улице, и видишь лавочку. Полуразваленная, она торгует какой-то абсолютной ерундой, типа детских резиновых матрасов, невнятной одежды или является гордым третьим посредником по продаже услуг катания на лошади. Чаще всего лавчонка закрыта, а окна и двери затянуты железными ставнями. Иногда владелец гордо сидит у закрытой лавки (сиеста) или в дверях открытой лавки беседует через улицу с соседом (не сиеста). Покупателей не видно, и кажется, что первому же вошедшему будет отдан почетный приз Первого Клиента, а если тот же человек зайдет туда второй раз, то его сфотографируют и повесят в дверях с надписью «наши постоянные посетители». Десятого случайно забредшего будут носить на руках, а сотого и не будет вовсе.
Кажется, разорится это предприятие, если не завтра, то через неделю. И что же? Через 10 лет стоит та же лавочка там же, висит в витрине тот же самый детский матрас, или на полинявшем манекене одеты всё те же брюки, и восседает на маленьком стульчике хозяин, и ведет неспешную беседу. Бизнес движется. Разорились популярнейшие бары, запустение в некогда неплохих гостиницах. А эти лавочки все торгуют.
****
Наш отель принадлежал к одной из мировых гостиничных сетей. Там знали слова «продвижение продукта», «цель бизнеса», «кредо» и вообще соображали в таргет-группах, делали митинги и сейлс-встречи. Более того, некоторые работники отеля выглядели явными Менеджерами.
Но вся эта наносная ерунда легко и непринужденно перебивалась мальтийским характером, создавая потрясающую смесь.
На завтраке к клиенту подходит юный работник ресторана, и, эффектно выгнувшись и заложив руку за спину, спрашивает, не хочет ли клиент чая или кофе. «Позже», говорит клиент. Обрадованный работник идет заниматься делом – беседовать с другим работником, и чая или кофе клиент вряд ли дождется. Вернее, дождется, но сильно позже.
Мы соблюдаем ваш покой, говорила менеджерского вида записка, подсунутая под дверь, и поэтому не придем в ваш номер проверять мини-бар. Лучше мы просто поржем под дверью и поперекрикиваемся с горничными в коридоре, давал нам понять принесший записку, а так – конечно, покой есть покой.
Во время нашествия итальянцев отель пережил пиковую нагрузку. Даже Менеджеры суетились во время завтрака по ресторану и помогали. Помощь заключалась в том, что они с видом Выполнения Миссии стояли за спинами остальных работников и показывали ждущим столика «сейчас все будет!»
***
Собственно говоря, можно писать и живописать очень много – о студентых языковых школ, чтоб им пусто было, о караоке в баре Rolling Stone, где в списке песен два листа на английском, а остальные – на китайском, о том ощущении, когда на тебя сваливается многоязыкая толпа, о тишине и вечности улиц Валлетты, о привычных маршрутах, о Спинола, что простирается внизу, когда ты ужинаешь, о хороших людях, знакомых и нет, об автобусах и их водителях, о молодежи и старперах, что за ручку бредут по набережным, о самих набережных, о солнце, что рекордно быстро заходит, много ли о чем….
Отпуск закончился.
Мальтит не отпускает.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ