В бункер Эйзенхауэра – за былыми секретами | Библиотека | Мальта для...

В бункер Эйзенхауэра – за былыми секретами | Библиотека | Мальта для всех!

103
0

Николай Черкашин

В сентябре 1945 года закончилась Вторая мировая война. Долгое время многие страницы ее истории оставались закрытыми для россиян. Сегодня наш обозреватель ведет репортаж из одного из мозговых центров той войны – из бункера Эйзенхауэра
на Мальте.

МАЛЬТА – это чашечка хорошего кофе посреди Средиземного моря. Остров-кафе. Сверху из-под крыла подлетающего к острову самолета Валлетта похожа на огромный песочный торт, нарезанный ровными кусками. Ровные параллели главных улиц напоминают те таинственные колеи, что окаменели на здешних плато с доисторических времен. Трудно поверить, что над этим «сладким островом» шли когда-то ожесточенные воздушные бои, что война оставила на нем свои незарастающие следы… Один из них – бункер Эйзенхауэра.

Генерал Дуайт Эйзенхауэр находился на Мальте как верховный главнокомандующий экспедиционными войсками союзников в Западной Европе. Он же возглавлял здесь операцию «Хаске» (высадка союзных войск на Сицилию) в 1943 году. Генерал Роммель умолял Гитлера покончить с Мальтой. Она мешала его действиям в Северной Африке, торчала посреди Средиземного моря как кость в горле, мешая подвозу подкреплений и боеприпасов. Немцы пытались разбомбить бункер Эйзенхауэра с невероятной яростью. Порой по пять раз на дню заходили бомбардировщики на Валлетту. Две трети города были обращены в руины. День 15 августа 1943 г. помнят здесь как день Спасения. Именно тогда завершилась операция «Пьедестал», когда из Англии на осажденную Мальту, умиравшую от голода, пробились пять кораблей с продовольствием, бензином, боеприпасами. Остальные были потоплены фашистскими самолетами и подводными лодками. Король Англии наградил остров-герой Георгиевским крестом за мужество и стойкость. Однако бомбы не могли причинить вреда глубокому подскальному убежищу. Чаще всего они попадали почему-то в оперный театр. Его разбитые стены и обломки колонн и поныне торчат в центре столицы как живая память о той войне. Трудно заподозрить в зеленом скверике на береговой круче, откуда открывается великолепный вид на столичные бухты и старинные форты, крышу секретного бункера. Об этом говорят разве что всезнающий гид да бронзовый бюст Черчилля, совсем неспроста установленный на этом месте. Именно британский премьер назвал Мальту «непотопляемым авианосцем». Правда, остров больше всего походил тогда на огромную наковальню, по которой изо дня в день молотили фугасные авиабомбы. Тем не менее с мальтийских аэродромов во Вторую мировую войну регулярно взлетали британские самолеты, докеры принимали, разгружали, ремонтировали боевые корабли, а в подземелье острова шла кропотливая штабная работа. Если отойти в сторону от цветущих клумб к чугунной решетке, ограждающей головокружительной глубины обрыв, то можно еще отыскать в скальной стене следы крепления наружного лифта, который спускал на дно каньона высокое начальство по воздушным тревогам. Там, внизу, в тесном дворике-колодце находился один из входов в штабное убежище. Лифта давно нет.
Но почему-то эта посадочная площадочка весьма притягивает тех, кто решает покончить счеты с жизнью. Зато укрытие под природным массивом, толщина которого не снилась Гитлеру в его «Волчьем логове», надежно сберегало жизни тех, кто спускался сюда полвека назад…

СПУСТИМСЯ туда и мы. Для этого придется обойти скалу стороной по крутым улочкам Валлетты, пройти сквозь аркады средневековых бастионов по бессчетным лестничным маршам, на самое дно обустроенного ущелья и вот он, невысокий сумрачный вход. Шагаю вниз по длинной пологой потерне, уходящей в глубину прибрежного утеса, на котором расположены террасные сады Барракки и смотровые площадки. Трудно поверить, что где-то наверху сияет ослепительное мальтийское солнце над ошеломительной голубизной моря. Здесь сыро и мрачно. К холодным стенкам тесаного камня примкнуты откидные койки, на которых ночевали когда-то солдаты подземного караула. Скупые огоньки уводят все глубже и глубже – через низкосводчатые коридоры, переходные площадки, тамбур-шлюзы. Наконец, последняя броневая гермодверь – и ты попадаешь во вполне уютный ярко освещенный холл. В годы войны здесь строжайшим образом проверялись документы входящего, теперь – входные билеты. Отремонтированный бункер работает как музей. Высокие своды – порой до четырех метров, широкие коридоры, стальные трапы. В одном из отсеков – подземный гараж с заправленным «виллисом» наготове. Из бункера есть прямой выезд на поверхность. Те, кто строил в Куйбышеве «подземный небоскреб» для Сталина, явно уступали в размахе здешним проходчикам. К своду главного коридора подвешена итальянская морская контактная мина типа «J». Рядом подсвеченная диорама: налет итальянских взрывающихся катеров на железнодорожный мост через бухту. Центральный – оперативный – зал бункера напоминает патио итальянского дома: во «дворик» выходят окна-балкончики кабинетов верховного главнокомандующего экспедиционными войсками, а также командующими видами войск – генерала Александера, адмирала Каннигхэма и маршала авиации Теддера.

Кабинет Эйзенхауэра по-спартански прост: черный стол, за ним стул, в углу – американский флаг и вид на огромную карту Сицилии. Из всех келий эта карта превосходно видна. К ней приставлена лесенка-стремянка. На ней оператор-манекен готовится передвинуть условный значок корабля… Внизу – огромный стол-планшет надводной и воздушной обстановки. Девушки в наушниках передвигают деревянными лопаточками – точь-в-точь как у крупье казино – макетики кораблей и самолетов. Они делали это поминутно, получая информацию из центрального узла связи. Восковые фигуры в настоящих униформах за шифровальными столами, штабными картами, телефонными пультами безмолвно разыгрывают историческую драму – война вокруг Мальты. Впрочем, безмолвие относительное: из динамиков – рев фашистских самолетов и разрывы бомб… Керосиновые лампы с электрическими язычками «пламени» помигивают в такт взрывам весьма натурально. Если не считать эти застывшие фигуры, в бункере почти безлюдно. Редкий турист отвлечется от солнечных бухт на это мрачное подземелье, где затаился по темным углам тревожный дух самой яростной войны на планете. Впереди меня идет господин весьма преклонных лет. В оперативном зале он надолго замирает и буквально впивается глазами в огромную карту. Он не отводит от нее взгляда и пять, и десять минут… Я уже возвращаюсь, а он все промеряет глазами трассы былых сражений. Знакомимся: Иоахим Бауэр, бывший летчик люфтваффе, а ныне пенсионер из Кёльна. – Я летал бомбить Мальту с аэродромов на Сицилии. Лету сюда было всего полчаса. Мои бомбы не попали в этот бункер. Вместо них сюда попал я, – шутит старик. – Мог ли я подумать тогда, что однажды войду в подземный кабинет самого Эйзенхауэра и увижу эту наисекретнейшую карту? Это просто невероятно! Я потрясен…

Я ТОЖЕ. Среди многочисленных манекенов в американских и британских мундирах вдруг ожил реальный участник тех страшных дней, а вместе с ним ожило и это музейное подземелье, эта карта… Иоахим Бауэр наводит на нее свой «Кодак»: вспышка, вспышка, вспышка! Я тоже вскидываю свою фотокамеру… На минуту мне становится не по себе. В этом подскальном мире сместились все времена и понятия. И вот мы с германским военным летчиком фотографируем в американском бункере наисекретнейшую карту с планом высадки союзного десанта на итальянское побережье… Невольно сравниваю бункеры вождей Второй мировой войны. У Сталина в Самаре, пожалуй, самое прочное и заглубленное – оно уходит в земные недра на 37 метров, даром что он ни разу там не побывал. У Черчилля в Лондоне, пожалуй, самое легкомысленное укрытие – в подвале обычного жилого дома, подкрепленное подручными средствами. Зато в личной спальне полный комфорт, под кроватью даже фаянсовый ночной горшок – как вызов германским ракетам и авиабомбам. У Гитлера в «Вольфшанце» («Волчьем логове») самое толстостенное боевое перекрытие – из десятиметрового армированного бетона. Он боялся ударов только с воздуха, хотя его полевая ставка за всю войну ни разу и не была обнаружена авиаразведкой. У Эйзенхауэра на Мальте, пожалуй, просторнее и комфортабельнее, чем где бы то ни было. Впрочем, все относительно. Главное, что ни одна из бомб не проверила на прочность эти бетонные черепа мозговых центров войны. И во всех них, как своеобразные вечные огни, круглосуточно горят на столах вождей настольные лампы. Кроме бункера Гитлера. Он пребывает в руинах, в которые обратили его саперы вермахта, перед тем как навсегда покинуть «Волчье логово» фюрера. На выходе из бункера Эйзенхауэра посетителей провожает плакат с вещими словами: «Уходя отсюда, помните: за ваше завтра мы отдали свое сегодня».

Российская газета №179 от 14.09.2001

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ