Путешествие через века – рецензия на книгу | Библиотека | Мальта для...

Путешествие через века – рецензия на книгу | Библиотека | Мальта для всех!

69
0

М. В. Дмитриев

Malta and Russia. Journey through the Centuries. Historical Discoveries in Russo-Maltese Relations. Malta. Progress Press Company. 2002. 480 p.

Рецензируемое издание – весьма экзотический продукт новой эпохи в нашей историографии и публикаторской деятельности. Это сборник написанных по- английски (и лишь одной – по-французски) статей по истории русско- мальтийских отношений, подготовленный кандидатом исторических наук, директором Российского научного и культурного центра на Мальте Е. Золиной. Книга велика по объему и формату, прекрасно издана, снабжена отличными иллюстрациями и открывается приветственными словами президента Мальты Гвидо де Марко и главы Российского центра по сотрудничеству в науке и культуре при правительстве Российской Федерации. В. Терешковой. Сборник состоит из пестрой серии очерков и эссе, написанных историками, архивистами, искусствоведами, журналистами, архитекторами, юристами, литераторами. Все 1250 экземпляров тиража – номерные и сопровождены подписью Е. Золиной.

Читатель ощущает себя приобщенным к некой полутайне, что вполне соответствует образу, встающему в нашей памяти за терминами Мальтийский орден и мальтийские рыцари при упоминании о крестоносцах-иоаннитах (госпитальерах), а также общеизвестном факте связей Павла I с этим орденом. Кто-то вспомнит и встречу М. С. Горбачева с президентом США Дж. Бушем на Мальте в 1989 г., кто-то – недавний референдум о вступлении этого минигосударства в Евросоюз или военные действия вокруг Мальты во времена Ушакова, Суворова и наполеоновских войн. И тем больше удивляешься, когда узнаешь, что связи России с этим государством были интенсивными, многообразными и насчитывают по меньшей мере 400 – 450 лет!

Многое зависит, правда, и от того, как понимать само слово «связи». Из первых статей ( в частности, из введения, написанного Золиной и очерка Дж. Бонелло) мы, например, узнаем, что уже в 1545 г. некий «Иоанн из Русии», бежав из турецкого плена, попал на Мальту и был снабжен охранной грамотой для возвращения на родину. И такие случаи, как видно из этой и последующих статей (Т. Фреллера и П. Стегны) были вовсе не единичны. Иногда речь шла о сотнях «рутенов» и «московитов» (такие списки сохранились в архивах Мальты и Рима), подобно Ивану Болотникову обретших свободу после более или менее длительного пребывания в турецком рабстве и получивших возможность вернуться в Россию или Речь Посполитую. Но особое внимание названных авторов привлекают фигуры побывавших на Мальте сподвижника Петра Первого Б. П. Шереметева, а также П. А. Толстого, отправленного на Запад вместе с другими дворянами учиться корабельному мастерству и оставившего дневник своего путешествия.

Со второй половины XVIII в. русско-мальтийские политические связи приобрели более или менее регулярный характер. Их разные аспекты нашли отражение в ряде статей сборника. Кульминация этих связей – проанализированные французским историком, профессором Сорбонны А. Блонди контакты Павла I с Мальтийским орденом. Автор показывает, как известные особенности биографии, воспитания и характера русского императора отразились в его внешней политике, в которой навязчивое желание стать главой Мальтийского ордена стало едва не главным императивом (с. 95). Блонди справедливо напоминает, что многое в деятельности Павла I было продиктовано вовсе не государственными интересами, а особенным умонастроением сына Екатерины II, на которого сильнейшее впечатление производили контакты с Западом и католической культурой – от усвоенных в детстве рассказов о крестоносцах до впечатлений от поездки вместе с супругой по Европе (встреча с папой Пием VI, участие в папской литургии в храме Св. Петра, прием в Версале, устроенный рыцарями Ордена Св. Духа, пребывание при дворе родственников жены Марии Федоровны в Монбельяре и беседы со знаменитым физиогномистом и протестантским мистиком И. Лафатером в Цюрихе).

Все это привело, в частности, к тому, что после воцарения Павла I на российском престоле на Мальтийский орден, по констатации одного из его историков, пролился «золотой дождь» из российской казны (с. 82). Став покровителем Ордена, Павел, не спрашивая, разумеется, мнения российских церковных иерархов, создал православное ответвление (приорат) Ордена, куда были включены представители многих русских аристократических семей. После перехода Мальты под французский контроль в июне 1798 г. Дж. Литта, папский нунций в Петербурге, и его брат, находившийся при Римской курии, воспользовались увлечением русского царя, который умудрялся «стареть не взрослея», чтобы сместить сдавшего Мальту Бонапарту Великого магистра Гомпеша, создавая у Павла иллюзию, будто Рим готов отказаться от верховной юрисдикции над Орденом. Этот план сорвался, Литта был даже выслан из России, но чуть позднее ту же слабость Павла стали эксплуатировать Ш. М. Талейран и британская дипломатия. Фактически Блонди выявляет, как личные капризы царя и его инфантильные фантазии оказались мощным фактором европейских дипломатических коллизий рубежа XVIII и XIX веков. Французы, англичане, папство, руководители Ордена использовали в своих целях идею- фикс Павла I, и неизвестно, к чему бы все это привело, если бы не цареубийство 1801 года. Знаменитая страница истории русско-мальтийских связей – прекрасный пример вторжения иррационального в «высокую» политику, где мы чаще всего ищем логику и здравый расчет, тогда как по временам она оказывалась результатом случайностей и довольно нелепого прожектерства власть имущих.

К этим же эпизодам русско-мальтийских отношений возвращаются и авторы других статей. Г. Малковский прослеживает, какую роль соперничество в борьбе за Мальту играло в эпоху наполеоновских войн, вплоть до Венского конгресса. В двух статьях (Д. Бонелло и Р. Элюль-Микаллеф) анализируются русские связи средиземноморского корсара Г. Лоренци, который был возведен в полковники русской армии, награжден орденом св. Георгия и пытался врасплох захватить Мальту (якобы, для передачи ее России), за что и был казнен в Ла Валетте в январе 1799 года. Продолжая эту же тему, А. Абела освещает русско- мальтийские политические связи во время русско-турецкой войны 1828- 1829 гг. и Наваринской битвы, а в статьях Е. Микаллеф-Валенции и В. Викман дан очерк истории российско-мальтийской торговли в XIX в. и представлена роль членов купеческой семьи Тальяферро (один из братьев Тальяферро стал первым российским консулом на Мальте), развернувших в 1830-е годы торговлю с Россией и поддерживавших коммерческие связи с нашей страной вплоть до 1920-х годов. Статья М. Камильери содержит обзор документов по русско- мальтийским отношениям из Национальной библиотеки в Ла Валетте, над которыми в свое время успели поработать российские историки Э. фон Берг и Е. Ф. Шмурло.

Е. Золина посвятила две статьи русским эмигрантам, оказавшимся на Мальте в 1919 году. Большинство из них позднее осело в других европейских странах, но некоторые, как военный историк К. А. Военский, которому целиком посвящена одна из статей Золиной, так и остались на Мальте. К этой же теме примыкает и статья М. Эллюля, в которой речь идет о финансовых потерях мальтийских держателей облигаций российского дореволюционного правительства.

Во второй части книги рассмотрены русско-мальтийские связи в области искусства. Тут особое внимание привлекает работа Ю. Пятницкого, хранителя византийских коллекций Эрмитажа, о реликвиях Мальтийского ордена (икона Филермской Божией Матери, правая рука Иоанна Крестителя и частица Креста Господня), переданных Павлу I в 1798 – 1799 годах. Они были встречены специальной церемонией, устроенной Павлом в Гатчине, и потом помещены в домовой церкви Зимнего дворца. Реликвии хранились в Зимнем дворце, а с 1850-х годов до 1916 г., в Гатчине и Петербурге. Они оказались в руках Белой армии после занятия ею Гатчины в октябре 1919 г. и были отправлены (как предполагает Пятницкий, по поручению императрицы Марии Федоровны и благословению патриарха Тихона) в Эстонию, потом в Данию, а оттуда – сначала в Берлин, а затем – в Белград. В 1941 г. их удалось тайно увезти в Черногорию, где они были спрятаны в одном из монастырей, пережили всю войну, послевоенный период и только в 1993 г., во время визита в Черногорию Московского патриарха Алексия II, снова стали доступны верующим.

Ряд статей и заметок касается тех или иных эпизодов художественных связей между Россией и Мальтой. Статья А. Абелы рассказывает о так называемой русской часовне в президентском дворце Мальты. Построенная в XVII в., она использовалась для православного богослужения. А. Ганадо повествует о художнике Н. Краснове, жившем и писавшем на Мальте, и скульпторе Б. Эдвардсе, родившемся в Одессе и проведшем на острове значительную часть жизни. В другой статье Ганадо идет речь о русской карте Мальты, опубликованной в 1800 г., и мальтийском альбоме, посвященном Крымской войне. Л. Маркина рассказывает о находящемся во дворце Ла Валетты портрете Екатерины II кисти Д. Г. Левицкого, П. Шембри – о нескольких письмах, отправленных Н. В. Гоголем с Мальты в 1848 г., а Н. Широкова – о «Приоратском» дворце в Гатчине, построенном по приказу Павла I после создания Российского приората Малтийского ордена и провозглашения Павла его главой. Е. Фаруджиа сравнивает судьбу иконы Владимирской Божией матери с иконой Дамасской Богоматери, забранной рыцарями-иаоннитами с Родоса в 1523 г. и ставшей объектом почитания на Мальте, а А. Мицци делится с читателем собственным опытом перевода стихотворений А. С. Пушкина на мальтийский язык.

В третьей части книги собраны материалы мемуарного характера. Это воспоминания Ш. Ваттерсон об отце, майоре Ю. Адаире, который отвечал за прием русских эмигрантов на Мальте в 1919 г., заметка Л. Качьи о российском консуле на Мальте Б. Рудавском, который издал в начале XX в. грамматику мальтийского языка и брошюру об его связях с арабским языком. Статья В. Депаскаля рассказывает об открытии им в конце 1970-х годов ряда русских манускриптов в Национальной библиотеке Мальты. Здесь же помещена заметка М. Серрачино-Инглотта о посещении Мальты А. Алехиным в 1934 г. по приглашению местной ассоциации шахматистов, воспоминания Т. Байона о княгине Наталии Путятиной, размышления М. Церафы, сооснователя общества дружбы «Мальта-СССР», о развитии связей Мальты с Советским Союзом в послевоенный период, заметка об установлении дипломатических отношений между двумя странами в 1967 г. (Ф. Амато-Гаучи), статьи Д. Мицци о визите мальтийских скаутов в СССР в 1991 г. и Р. Каруаны о пребывании на Мальте российской военной эскадры в 1996 году. Не остался без внимания, конечно, и мальтийский саммит Д. Буш – М. Горбачев в 1989 г. (статья П. Науди).

Рецензируемая книга является превосходным памятником российско- мальтийских связей на рубеже XX и XXI веков.

Вопросы истории № 10 от 31.10.2003

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ