Новые рыцари с Мальты | Библиотека | Мальта для всех!

Новые рыцари с Мальты | Библиотека | Мальта для всех!

262
0

Олег Осипов

Из Рима на Мальту я собирался отправиться не для сбора материала о
мальтийских рыцарях, а совсем по-иному и куда более современному поводу –
Евросоюз на прошлогоднем саммите в Копенгагене решил-таки принять в свои
ряды это островное государство. Но перед самой поездкой из итальянской
прессы узнал, что основатель Мальтийского ордена – блаженный брат
Джерардо — был родом с севера Италии, а не с юга. Если точнее, то из
городка Тонко под Асти (Пьемонт), а не из раскинувшегося под Неаполем
Амальфи (область Кампания). Дерзнул об этом заявить профессор Ренато
Бордоне. И внес смуту в стройные ряды этого духовно-рыцарского ордена, где
на протяжении девяти веков происхождение основоположника не подвергалось
сомнению. С этим я и поспешил на Мальту, до которой из Рима «не так уж,
друзья, далеко».

…Последний крестовый поход бесславно увяз в Тунисе в 1270 году.
Благородные рыцари не стали распускать свои изрядно потрепанные полки, а,
выражаясь современным языком, конверсировали их в закрытые клубы по
интересам потомственной аристократии. Один из них – «Суверенный военный
Орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского, Родосского и
Мальтийского». Орден обзавелся даже собственной «страной» — сначала на
Кипре, затем на острове Родос и наконец на Мальте. Но в 1798 году Наполеон
Бонапарт выгнал мальтийских рыцарей с этого клочка суши посреди Средиземного
моря, что окончательно определило статус общины – экстерриториальность.

Статус, действующий по сей день.

Вся изюминка в том, что, продолжая оставаться де-юре благотворительной
католической организацией, Мальтийский орден признан мировым сообществом еще
и как суверенное государство. Хотя вся его «земля» — 6000 квадратных метров
дорогих паркетных и мраморных полов в двух римских особняках: Палаццо ди
Мальта на улице итальянской высокой моды Виа деи Кондотти, 68, где живет и
работает одетый в дорогой костюм от-кутюр Великий магистр, и — Вилла Мальта
на Авентинском холме, который с античных времен считается одним из самых
престижных жилых кварталов Вечного города.

Виллу на Авентине окружает небольшой, но ухоженный как на картинке парк,
главная аллея которого сориентирована точно на купол ватиканского Собора
святого Петра — «вышестоящей организации». Палаццо и вилла — вот и вся
«суверенная территория» Ордена.

Любое сравнение субъективно. Однако невозможно не согласиться с одним
российским отдыхающим в мальтийской столице — Валлетте, который после
ознакомления с краткой историей Ордена в туристическом справочнике,
резюмировал: «Это как суслик в фильме «ДМБ». Ты его не видишь, а он —
есть».

Нет на Мальте и сажени земли, избавленной от свидетельств пребывания на ней
рыцарей-лекарей (недаром один из их титулов — госпитальеры). Повсюду —
знаменитые «восьмиконечные» мальтийские кресты. Как будто ударили с разных
сторон света в одну точку четыре стрелы с остро отточенными наконечниками.
А, кстати, крест служил символом восьми блаженств, которые ожидают
праведника в загробном мире.

Некоторые из этих крестов двигаются: например, на бортах полицейских машин,
в компании с латинским изречением «Domine salva nos» («Спаси нас, Господи»).
Спасаются за словами молитвы смуглые оперативники в черной униформе,
наверное, от местных и заезжих жуликов. Любопытно, что само слово «Полиция»
по-мальтийски пишется «Pulizia». На итальянском языке, который не чужд двум
третям жителей островной страны, это означает «опрятность» или…
«зачистка». Правда, для островной республики это серьезное мероприятие
сегодня, к счастью, не актуально.

Помимо государственной символики остров унаследовал от Ордена уйму
исторических памятников. На главном столичном проспекте — Рипаблик стрит
(Кингсуэй — до обретения независимости от Великобритании в 1964 году), чуть
в глубине высится дворец Великого магистра постройки ХVI века. Внутри —
портреты нескольких десятков «Гранди Маэстри»: белый парик до плеч, соболья
накидка, высокое жабо и пристальный, пронизывающий взгляд. А еще — фрески и
гобелены с видами Великой осады (в 1565 году мальтийцы выдержали
трехмесячную турецкую блокаду). Ныне в этом палаццо обосновались президент и
однопалатный парламент.

Столицу государства — Валлетту — можно пройти из одного края в другой
всего за полчаса, успев познакомиться при этом со всеми средиземноморскими
культурами: таинственный остров, вернее острова (собственно Мальта, а
рядом — малыши — Гоцо и Камино) всегда манили к себе людей «оттуда» —
финикийцев, арабов, испанцев, греков, итальянцев, британцев.
Однако знаменитейшие страницы мальтийской истории непосредственно связаны с
300-летней историей правления Мальтийского ордена. Эта эпоха — период
расцвета архитектуры и искусства. По воскресеньям в форте Сент-Эльмо, как и
в рыцарские времена, ряженый Великий магистр принимает военный парад. Рыцари
палят из настоящих ружей и пушек под «зарницу» фотовспышек заморских
туристов. И по сдавленной древними стенами площади гуляет гулкое эхо.
Отражая в далеком 1565 году ту страшную турецкую осаду, 70-летний Великий
магистр Жан Паризо де Ла Валлет, спасая остров от янычар, дрался наравне с
молодыми рыцарями и остался героем в памяти Мальты. Тогда-то и решили наречь
столицу его именем — Ла-Валлетта. Но как-то незаметно город лишился своей
«дворянской приставки» и стал «просто» Валлеттой.

На землю Мальты ступали многие известные личности — и мифологические и
реальные. Так, в плену у прекрасной нимфы Калипсо томился хитроумный
Одиссей. В 60 году н.э. на острова после кораблекрушения был выброшен
апостол Павел, а римские полководцы во главе флота, направлявшегося в
Карфаген, останавливались здесь для отдыха. В обозримую историческую эпоху
здесь побывал Наполеон и гостила «сладкая парочка» — адмирал Нельсон со
своей возлюбленной леди Гамильтон.

Сегодня Мальтийский орден — самый эксцентричный субъект международного
права. У него нет таких атрибутов государственности, как территория, армия и
валюта, зато имеются флаг, герб, гимн и конституция, а также издаются
почтовые марки, пользующиеся огромным спросом у филателистов. Рыцари Ордена
имеют свои паспорта — крайне редко встречающийся, но пользующийся большим
почетом у пограничников всего мира дипломатический документ. Он не
определяет гражданства, а скорее является визитной карточкой, открывающей
многие границы.

Мальтийский орден поддерживает дипломатические отношения с 78 странами мира,
в том числе с Российской Федерацией, Беларусью, Латвией, Литвой, а также
представлен постоянными делегациями при ООН, Комиссии европейских сообществ,
Совете Европы и других международных организациях.

Великим магистром и правящим князем Мальтийского ордена в настоящее время
является фра (брат) Эндрю Берти, бывший преподаватель английского языка из
Суссекса (Великобритания), внук седьмого графа Абингтона.

Дипломатические отношения между Орденом и Россией на уровне послов были
официально восстановлены в августе 1992 года. Постпред России при Ватикане
Виталий Литвин — по совместительству посол при Мальтийском ордене.

В январе 1998 года на пресс-конференции в Риме Великий канцлер Ордена
(имеющий статус «главы правительства») граф Дон Карло Марулло Ди Кондоянни
на вопрос о том, как стать рыцарем Мальтийского ордена, ответил, что для
этого существуют два пути. Первый, как он выразился, — «исторический»:
попасть в самые высокие круги посвящения могут лишь потомки нынешних
«рыцарей». Второй — «активно участвовать в делах Ордена, что может открыть
возможность для вступления в один из классов Ордена», сказал он, имея в виду
не самые высокие уровни посвящения.

Женщины тоже могут занимать в Ордене некоторые посты. Дав обет повиновения,
они получают титул «дам», что предполагает ведение определенного образа
жизни, допуск к участию в делах Ордена. Но все же наиболее важные поручения
доверяются лишь «братьям» — посвященным членам Ордена.

В постиндустриальную эпоху Мальтийский орден решил посвятить себя
благотворительности. По крайней мере в этом убеждают общественность сами
рыцари в своих многочисленных коммюнике, на регулярных пресс-конференциях,
во время неформального общения на светских раутах. «Мы успешно лечим диабет,
подбираемся к разгадке тайны борьбы с раком, снабжаем гуманитарной помощью
страждущих во всех концах земли», — говорил мне на приеме по случаю
отмечавшегося в июне 1999 года 900-летия этого духовного объединения один из
обладателей скромного золотого значка в форме мальтийского крестика на
лацкане пиджака — современный рыцарь-госпитальер. Их иногда называют «новые
мальтийцы».

На глянцевых страницах орденской наглядной пропаганды — передвижные
хирургические палаты, оснащенные самым современным оборудованием, барокамеры
для астматиков, загруженные медикаментами военно-транспортные самолеты,
океанские суда-госпитали с мальтийским крестом.

Читаю в официальном рекламном проспекте, полученном в римской штаб-квартире
на Виа деи Кондотти: «Орден осуществляет гуманитарную деятельность с помощью
10 тысяч своих членов, около 80 тысяч экспертов-добровольцев и 11 тысяч
приглашенных специалистов, в основном — врачей и имеющих сходные
профессии».

Рыцари обеспечивают работу многих клиник в Европе, в частности, в Германии,
Франции, Бельгии, Великобритании и Италии. Среди структур Ордена в Риме —
клиника «Сан-Джованни Баттиста», специализирующаяся на нейрохирургии. Во
Франции ассоциация имеет пять центров по уходу за инвалидами. Такие же
центры есть в Венгрии, Ливане и даже в Эквадоре.

Спрашивается: на какие средства? Даже авторы официального проспекта
споткнулись на этом: «Трудно исчерпывающе ответить на вопрос, как построено
финансирование деятельности Ордена, ибо оно варьируется от одной страны к
другой. Только в Италии и Австрии историческая собственность Ордена
позволяет финансировать текущие расходы. В других странах Орден не имеет
такой собственности, если не считать принадлежащих ему медицинских
учреждений и служб социальной защиты». Тогда как же?

Оказывается, в некоторых европейских государствах благотворительная
деятельность Ордена оплачивается за счет особых соглашений, заключенных им с
национальными медицинскими ведомствами. Часть расходов покрывают Евросоюз,
ООН, другие международные организации. Плюс ко всему, мальтийские рыцари не
брезгуют принимать средства от кого бы то ни было и в неограниченном
размере.

В последние годы вокруг Ордена развелось много мошенников. Выражаясь
современным языком, под этим «брендом» действуют несколько десятков
структур. Многие из них претендуют на «первородство», раздавая от своего
имени титулы, рыцарские «шпоры» и дермантиновые «корочки» вожделенных
диппаспортов.

За рыцарей Ордена себя стали выдавать люди, не имеющие к нему никакого
отношения. В прежние века за нарушение этических норм организации
безжалостно казнили и самозванцев, и предателей. В XXI веке могут от силы
пропесочить в газете или осрамить на ТВ.

Один из самых часто упоминаемых двойников — Орден святого Иоанна
Иерусалимского, известный также по своей латинской аббревиатуре — O.S.J.
Эта организация утверждает, что является наследницей
«православно-протестантской» ветви рыцарей-госпитальеров с тремя
штаб-квартирами — во Франции, Испании и США. Между прочим, в одной только
Америке не менее 20 «мальтийских орденов».

В начале 90-х годов на пространстве бывшего СССР стали активно
разворачиваться всевозможные рыцарские и орденские организации, претендующие
на древнее происхождение, обладание тайными эзотерическими знаниями и
приближенность к сильным мира сего. Они охотно жаловали «аристократические
титулы» и «рыцарские патенты», вербовали верных исполнителей среди
высокопоставленных чиновников и олигархов.

В наши дни, по данным итальянской прессы, в бывших советских республиках
действуют по меньшей мере семь самопровозглашенных Орденов. Пожалуй, самая
известная история, связанная с этим, — посвящение первого президента России
Бориса Ельцина в «почетные командоры» с помощью небезызвестной
«прорицательницы» Джуны Давиташвили. Она возглавила некий «мальтийский
орден», отпочковавшийся от «Российской Гранд Приории Суверенного Ордена
святого Иоанна Иерусалимского», зарегистрированный в 1993 году Минюстом РФ
как филиал международной организации, расположенной на Мальте. Кто кого
«развел» и «кинул» в этой истории — еще вопрос. Но, к чести россиян будет
сказано, зачастую самозваных мальтийских рыцарей «обувают» по полной
программе, выкачивая из них деньги и оставляя с носом.

Даже Великий магистр всамделишного Мальтийского Ордена Эндрю Берти выразил
обеспокоенность действиями лжерыцарей в Российской Федерации. «До настоящего
времени ни один гражданин Российской Федерации (или бывшего СССР) не был
принят в Мальтийский орден» — говорится в распространенной не так давно
«Памятной записке» представительства Ордена в России.

Руководство «мальтийского креста» обратилось ко всем правительственным и
церковным властям России с призывом «помочь остановить мошенническую
деятельность самозваных «великих магистров» и «великих приоров» всеми
законными способами.

Российская губерния по имени Мальта

Когда в Петербург пришло известие о взятии Мальты французами, гневу
императора Павла Петровича не было пределов. Завоевание острова он счел
личным оскорблением, так как Мальта принадлежала рыцарскому Ордену,
покровителем которого он объявил себя перед всею Европой. В припадке
сильного раздражения император немедленно послал адмиралу Ушакову рескрипт,
в котором писал: «Действуйте вместе с турками и англичанами против
французов, яко буйного народа, истребляющего в пределах своих веру и Богом
установленные законы».

Далее церемонию изобразил Е.П.Карнович в книге «Мальтийские рыцари в
России». 26 августа 1798 года на собрании мальтийских кавалеров великого
приорства российского в Петербурге граф Джулио Литта, посол Великого
магистра, объявил, что сдача Мальты без боя — позор в истории державного
Ордена св.Иоанна Иерусалимского. Великий магистр барон Гомпеш как изменник
недостоин носить это высокое звание и должен быть низложен. Верховное
предводительство над Орденом лучше всего предоставить Императору
Всероссийскому.

С известием о таком постановлении отправился к Павлу Петровичу в Гатчину
граф Литта, и там был подписан акт о поступлении острова Мальты под защиту
России (причем Павел Петрович повелел президенту академии наук барону
Николаи в издаваемом Академией наук календаре означить остров Мальту
«Губерниею Российской Империи»).

Церемония была торжественной, 29 ноября утром к Зимнему дворцу съехались все
высшие военные и гражданские чины. Мальтийские кавалеры в черных мантиях и
шляпах со страусовыми перьями были введены в большую тронную залу. Один из
рыцарей нес на пурпуровой бархатной подушке золотую корону, а другой — на
такой же подушке нес меч с золотою рукояткой. После того, как рыцари
почтительно поклонились императору и его супруге, Литта произнес речь, в
которой просил государя принять на себя звание Великого магистра. Канцлер
Безбородко, отвечая на эту просьбу, заявил, что его величество согласен
исполнить желание мальтийского рыцарства.

На плечи императора была накинута черная бархатная, подбитая горностаем
мантия, а Литта, преклонив колено, поднес ему корону Великого магистра.
Император надел ее на голову и принял поданный ему меч, или «кинжал веры».
Обнажив меч Великого магистра, император осенил им себя крестообразно, давая
этим знаком присягу в соблюдении орденских уставов.

Для поощрения русских дворян император учредил орден святого Иоанна
Иерусалимского. Его устав был прочитан самим государем с трона. Считая себя
уже обладателем Мальты, занятой еще французами, Павел Петрович назначил туда
русского коменданта с трехтысячным гарнизоном. Вскоре была учреждена
собственная гвардия Великого магистра, состоящая из ста восьмидесяти девяти
человек. Гвардейцы, одетые в красные мальтийские мундиры, занимали во дворце
внутренние караулы, и один мальтийский гвардеец вставал за креслом
императора во время торжественных обедов, а также на балах и в театре.
Мальтийский осьмиугольный крест был внесен в российский государственный герб
(помещен на груди двуглавого орла). Император жаловал крест за военные
подвиги вместо Георгиевского ордена. Крест сделался украшением дворцовых
зал. В знак своего благоволения император раздавал его войскам на знамена,
штандарты, кирасы и каски. Не была забыта даже придворная прислуга, которая
с того времени получила ливрею красного цвета.

Державин сочинил хвалебный гимн Мальтийскому ордену, за что получил от
государя мальтийский, осыпанный бриллиантами, крест.

…Странная тогда была пора. Католическая Европа отказывала во всякой защите
единоверному рыцарскому Ордену. А французы — нация, по преимуществу
отличавшаяся в прежнее время духом рыцарства, старалась истребить последний
уцелевший его остаток. Неведомый прежде в России остров Мальта получил
теперь первенствующее значение: о нем беспрестанно упоминали в русских
газетах, о нем постоянно говорилось в обществе. Казалось, что от участи
этого острова зависела судьба России.

В уме у Павла Петровича составился обширный план действий касательно
распространения мальтийского рыцарства в России. Он намеревался открыть в
Орден доступ не только лицам знатного происхождения, но и талантам —
ученым, писателям. Император хотел основать в Петербурге огромное
воспитательное заведение, в котором члены Мальтийского ордена подготовлялись
бы не только по части военной, но и народного просвещения, дипломатии.
Император хотел также, чтобы члены организуемого им в России рыцарства не
могли уклоняться от обязанности служить в больницах, где уход за больными
«смягчает нравы, образует сердце и питает любовь к ближнему».

Императора Павла свергли в 1801 году в результате дворцового переворота. Его
наследник — Александр не был почитателем мальтийских рыцарей. Остались в
России лишь слабые следы «сего древнего, знаменитого и почтительного
учреждения».

Эхо планеты, #5 (772) 31янв-6фев 2003 г.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ