Остров между Сицилией и Тунисом: зачем нужен такой отдых? | Библиотека |...

Остров между Сицилией и Тунисом: зачем нужен такой отдых? | Библиотека | Мальта для всех!

165
0

Алексей Васильев

Верно, что на мизерных 316 квадратных километрах Мальты вероятность
встречи со шведом, французом, русским, чехом и особенно итальянцем
(потому что Италия – в часе езды на моторной лодке) и англичанином
(независимость от Британии страна получила лишь в 1962 году (в 64-м – примечание MaltaVista.ru) ) равна
вероятности встречи с одним из 358 тысяч мальтийцев (на момент публикации данной статьи – более 400 тысяч – примечание MaltaVista.ru) . Также верно, что
этот архипелаг, в котором лишь два острова – обитаемые (три острова обитаемые – примечание MaltaVista.ru) , не похож на
обычные курорты, с отлогими песчаными бухточками и заискивающим
персоналом отелей all-inclusive. Мальта прекрасна своим безразличием.
Вы можете никогда ее не полюбить – заискивать перед вами она точно не
собирается. Здесь дорого; местная лира равна двум с половиной
долларам, и уровень цен соответствующий (страна не собирается вступать
в Евросоюз (на момент публикации статьи страна уже 4 года активно пытается вступить в Евросоюз – примечание MaltaVista.ru) ). Справедливо будет сказать, что количество звездочек на
отеле стоит делить на два, чтобы представить уровень комфорта (аллегория понятна, но всё же не «делить на два», а вычитать одну – примечание MaltaVista.ru) . Может
быть, душные ночи не дадут вам выспаться, камни не подарят телу
комфорт, а традиционное осьминожье рагу в чесночном соусе обречет на
трехдневную необоримую жажду. Скорее всего, так оно и будет. Возникает
вопрос: зачем вообще нужен такой отдых? Можно, конечно, сесть на один
из катеров, переправляющих туристов к песчаным отмелям на необитаемом
острове (о каком острове идёт речь? – непонятно – примечание MaltaVista.ru) , и стать частью плотного лежбища; но для этого есть более
дешевые и податливые Турция с Египтом.

Правда в том, что Мальта не для купальщиков – для пловцов. Здесь
спускаются к морю в одиночестве, по камням, и, оттолкнувшись от
валуна, плывут на
закат. А отплыв достаточно далеко, оглядываются на этот поток лавы
древнего вулкана, застывшей на поверхности Средиземного моря. Так
можно почувствовать странное время Мальты, когда голубое небо, не
тронутое ни единым облаком, и не тронутое пеной голубое море образуют
вокруг острова, как вокруг драгоценного камня, хрустальную сферу
вечности без дней и летоисчисления; так же атмосфера хранит Землю.

Еще одна причина побывать здесь – увидеть мальтийцев. 97% населения –
ревностные католики, возможно, последние околдованные догмами
католицизма, как магией. Разница между католическим воспитанием
мальтийца и итальянца проступила во всей очевидности, когда в мой
отель заселилась команда итальянских футболистов-юниоров. Обедая в
ресторане, итальянцы свистели вслед проходящим девчонкам, гостиничный
бассейн превратили в место соревнований по картинному нырянию, а друг
к другу в комнаты заваливались голыми и с боевым криком: «Amore mio!»
Тем же вечером парочка их ровесников-мальтийцев молча пила пиво за
стойкой бара «Гадкий койот» с пляшущими на стойке
официантками-болгарками: их взгляд был прикован к девушкам, но
мальчишки не позволяли никак себя обнаружить – ни разговором, ни
жестами. Если им нужно было что-то друг другу сказать – шептали на
ухо. Пристальный взгляд мальтийца – особенно молодого – вы часто
поймаете на себе. Вы можете прочесть в нем спокойное любопытство, но
всегда увидите пусть прозрачную и все же неодолимую стену, разделяющую
вас. Их глазам приходится видеть много туристов со всеми их причудами;
изучая их, они если и соблазняются открытостью поведения, со вздохом
возвращаются к предначертанному им пути, сохраняя собственную верность
католическому воспитанию. Они напоминают тех любопытных новорожденных
крабиков, которые
приходили на закате на мой пирс, заглядывали в сумку и ботинки, но
никогда не пытались забраться внутрь и при малейшем моем телодвижении
потешно отскакивали назад. Эта упрямая верность под мальтийским
крестом уникальна в современном христианском мире; видя многочисленные
следы – свидетельства древности этой цивилизации – византийские и
готические храмы, раннехристианские порты с гигантскими каменными
воротами для галеонов и гигантские статуи Христа и Девы Марии,
распростершие руки с утесов необитаемых островов, понимаешь, что и
вправду имеешь дело с Орденом. Ибо только рыцари, скрепившие свой союз
клятвой, могли бы пронести верность ей через три тысячелетия и
стольких завоевателей. Эти люди и их каменный остров заставляют
пережить чувство, редкое в наши дни и оттого особенно ценное: не
симпатию, влечение или любовь – уважение. Гранитное, стремящееся в
небеса вслед за мачтами яхт, шпилями храмов и ладонями каменных
святых.

Афиша (Москва) , N015, 5.8.2002

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ