Мальта для всех!
Malta
Мальта
МальтаВсё о МальтеИстория

Политическая история Мальты

Лекция проф. Мальтийского Университета Годфри Пиротта
Перевод Светланы Велла Агафонычевой

Острова Мальтийского архипелага являются независимым суверенным государством благодаря удачному стечению обстоятельств... а именно – своему выгодному географическому положению и великолепным естественным гаваням. Английский писатель Самуэль Тейлор Колридж, обозревая Великую Гавань с бастионов Верхней Барракки, сказал, что она напоминает огромное озеро, которое с легостью способно вместить весь Британский флот. Если бы не эти гавани (Великая и Марсамшетт), а также удачное геополитическое положение Мальтийских островов – в самом сердце Средиземного моря, – они вполне могли бы разделить судьбу Панталлерии или Лампедузы. Из-за недостатка, если не сказать отсутствия, полезных ископаемых и природных ресурсов самым важным ресурсом и стало выгодное стратегическое положение Мальты. Со времен рыцарей Ордена Св. Иоанна по 1979 год острова служили важной военно-морской базой для своих правителей.

Можно в общем сказать, что развитие общественной, политической и экономической жизни Мальты напрямую связано с вышеперечисленными факторами. Общим местом в рассуждениях об истории Мальты является утверждение, что история Мальты – это история Средиземноморья в миниатюре. Мальтийский язык, который имеет арабские корни, – один из примеров этой истории. И в течение долгого периода времени языковой вопрос являлся основополагающим для мальтийцев, и именно он привел в конечном итоге к образованию политических партий.

Орден св. Иоанна Именно рыцари св. Иоанна (правившие островом с 1530 по 1798 гг. – прим. перев.) превратили Мальту в военно-морскую базу и остров-крепость. Одной из главных целей христианского Ордена была священная война против неверных (второй, а фактически первой главной целью являлось врачевание, которое в то время не вступало в противоречие с военными операциями Ордена – прим. перев.), а именно – против мусульманской Оттоманской империи. Для рыцарей Мальта была своего рода передовой, с которой они атаковали турков. Это обстоятельство способствовало быстрому росту мальтийской экономики, поскольку большое количество рабочей силы требовалось для строительства и обслуживания островных фортификаций. Деятельность Ордена дало толчок в развитии судостроения, а также пиратства, которым занимались и мальтийцы, и сами рыцари. Владельцы определенного рода судов могли купить у Ордена своего рода «лицензию на осуществление законной пиратской деятельности», которая давала право нападать на турецкие суда и продавать их команды в рабство. Платой за лицензию был определенный процент от пиратской добычи, которая доставалась Орденской казне.

Присутствие рыцарей на острове также позволило шире использовать возможности прекрасных мальтийских гаваней. В портах со временем были построены склады, как, например, склады Пинто (Великий Магистр Мануэль Пинто, прославившийся самым длинным периодом правления в истории Ордена – 32 года – прим. перев.) в Великой Гавани, были построены для хранения товаров, завозящихся на остров. Как бы там ни было, внешняя торговля имела и свои недостатки: вместе с импортными товарами на остров ввозили смертоносные бациллы чумы или холеры (На Мальте было несколько эпидемий чумы, самая сильная вспышка «черной смерти» в 1676 сократила население острова на 20%, унеся более 11 тысяч жизней – прим. перев.) Именно поэтому в XVIII веке Орден выкупил у Церкви остров, называвшийся Изолотто (теперь – остров Маноэль, Гзира), чтобы устроить на нем карантин для иностранных торговцев и товаров. Люди и товары, поступавшие из зараженных портов, должны были выдерживать до сорока дней карантинного режима. Лаззаретто, или карантинный госпиталь, банально выражаясь, помнит множество знаменитых путешественников, торговцев, авантюристов и даже особ королевских кровей.

Правительство Ордена св. Иоанна подчинялось напрямую Великому Магистру. Существовал и Великий Совет, что-то вроде кабинета министров, в который входили только рыцари с очень высоким положением в Ордене. Важно отметить, что этот совет отнюдь не напоминал парламент. Великий Магистр избирался пожизненно и, как современный премьер-министр Мальты, фактически был главой государства. Однако в условиях автократической системы правления власть Великого Магистра была не в пример больше. Хотя и современному премьер-министру Мальты грех жаловаться на свое положение...

Как Великий Магистр исполнял обязанности правителя? Например, каждый год Великий Магистр проводил так называемое «Расследование». Он давал аудиенцию судьям, во время которой давал указания и распоряжения относительно судопроизводства. В настоящее время подобное мероприятие просто невозможно, поскольку cудья может быть лишен своего звания лишь за недостойное поведение или невозможность исполнять свои обязанности. Снятие судьи с поста должно быть обсужено в Парламенте и получить две трети голосов «за».

Одной из основных проблем, с которой сталкивался всякий, кому выпадало «счастье» править Мальтой, было продовольственное снабжение острова. По своей природе острова не способны «прокормить» большое население, так что продукты так или иначе приходилось ввозить. Даже до прибытия рыцарей в 1530 году городской совет Мдины, более известный под именем Университа, был уполномочен импортировать пшеницу и другие важные продукты оптом. С прибытием рыцарей и усиливающейся день ото дня угрозой турецкого нападения проблема ввоза продуктов стала еще острей. Университа, которую Орден лишил всякой власти, стала заниматься пшеничным импортом. Она стала своего рода оптовым покупателем, действовавшим от имени правительства Мальты. Закупка зерна контролировалась правительством, оно же назначало цены. Пшеница хранилась в силосных башнях, построенных Орденом, и перемалывалась на государственных мельницах. В Валлетте, например, имелись свои мельницы; до сих пор одна из столичных улиц носит название Мельницы (Windmill Street). Поскольку правительство удерживало в своих руках монопольное право на импорт пшеницы, оно же могло позволить удерживать более-менее стабильные цены на нее, независимо от избытка или недостатка муки на рынке.

Несложно объяснить, почему рыцари так держались за эту монополию. Во-первых, Орден хотел быть уверенным, что в случае осады на острове будет достаточно пищи, чтобы ее выдержать (до того момента, пока какая-нибудь дружественная монархия не пришлет подкрепление). Не секрет, что голод не тетка. Когда мальтийцы восстали против французов, захвативших остров в 1798 году во главе с Наполеоном, французы сумели продержаться два года, блокированные с моря и суши. Во-вторых, будучи монополистом, Орден мог не волноваться из-за иностранных торговцев, которые, нарочно сбивая цены, могли обвалить рынок. В-третьих, в случае народного восстания Орен мог бы контролировать продовольствие в руках повстанцев и таким образом погасить волнения. Когда мальтийцы восстали против французов, именно мальтийцы остались в конечном итоге без пищи (французы были осаждены в стенах Валлетты – прим. перев.)

Орден св. Иоанна внедрил на Мальте основы административного управления. Конечно, эта система держалась на налогах, которые Орден собирал со своих европейских владеий. Когда доход от земель стал падать или же земли Ордена были отняты королями и особенно Великой Французской Революцией, система замерла. Также стало невозможным финансировать некоторые местные учреждения. Нужно помнить, что Орден управлял организациями социального обеспечения и поддерживал благотворительные фонды, созданные по частной инициативе.

Британское правление Официально Мальта перешла в руки Великобритании в 1814 году, что оговаривалось в Парижском соглашении. Британцы, желая заручится поддержкой населения, восстановили все прежние местные учреждения, за исключением Священного Синода. В 1812 году, однако, из Британии прибыла комиссия, которая занималась изучением общественного мнения по поводу введения самоуправления на островах. Самоуправления мальтийцы потребовали аж в 1801 году, когда члены мальтийского Конгресса, который управлял островами во время французской блокады, составили историческую Декларацию Прав Мальтийского народа.

Комиссия 1812 года решила дело не в пользу мальтийцев, и в 1813 году Сэр Томас Майтланд был назначен первым Британским генерал-губернатором Мальты. Мальтийцы прозвали Майтланда «Король Том» за ярко выраженный автократизм местодов его правления. Он не замедлил убрать мальтийцев с постов начальников госучреждений и понизить их в должностях. Он же прекратил государственную монополию на ввоз и продажу кукурузы, но ввел налог, который впоследствие был назван «налогом на хлеб» и стал причиной мальтийско-британских конфликтов в конце XIX века. Этим налогом облагалась продажа кукурузы. Из-за чумной эпидемии, разразившейся незадолго до назначения Майтланда, экономика Мальты переживала трудные времена. Новый налог помог трудным временам превратиться в труднейшие.

Во времена преемника Майтланда, маркиза Гастингса, в честь которого названы сады в Валлетте, нищета местного населения вышла за все мыслимые пределы. Во время правления Ордена св. Иоанна мальтийцы находились под клановой защитой, и британцы вскоре осознали, что получить поддержку местного населения можно, только обеспечив последнему нормальные условия существования. На самом же деле, население было так бедно, что многие умирали от голода или же ели коренья и травы, которые не годились в пищу даже скоту. Хотя в этот период по вопросам голода заседало несколько местных комиссий, воззвать к совести британцев им так и не удалось.

И мальтийцы, видя такое несправедливое к себе отношение со стороны Британии, начали роптать и требовать от Колониального Управления права на Конституцию, которая позволила бы им самим управлять внутренними делами островов. В 1835 году на Мальте был учрежден первый Совет Правительства, однако этот орган имел очень ограниченную власть. Фактичеки власть оставалась целиком и полностью в руках губернатора. Так что мальтийцы снова возроптали.

В 1836 году Британское правительство отрядило вторую комиссию по вопросам мальтийского самоуправления. Хотя эта комиссия и сочла действия Колониального правительства неправильными, вопрос самоуправления опять остался решенным не в пользу мальтийцев. Комиссия посоветовала все же отдать управление госаппаратом мальтийцам, за исключением должностей Генерального Секретаря, Секретаря Правительства, Начальника Полиции и вооруженных сил. Колониальное правительство последовало этому совету, что дало зеленый свет истинно мальтийским госучреждениям. Мальта добилась этого раньше Канады и других британских колоний.

Но требования самоуправления не прекращались, и в 1849 году была принята новая Конституция. Согласно ей, были созданы Совет Правительства, состоявший из губернатора, большинства официальных лиц (в основном руководителей важнейших учреждений) и меньшинства выборных членов. Губернатором, которому пришлось пойти на эти уступки, был Мур О’ Ферралл, который исповедовал католицизм, – собственно, он и был назначен на этот пост, чтобы продемонстрировать уважение Британии к Мальте. Также О’ Ферралл стал первым светским губернатором островов.

Между официальными лицами и выборным меньшинством отношения складывались более-менее гладко и во времена О’ Ферралла, и во времена его преемника Уильяма Рейда. Рейдом впервые была введена система открытой конкуренции на должности в госучреждениях. Она заключалась в проведении экзаменов, была новой для Британии и использовалась в основном для индийских госслужащих. В это же время Британия активно начала инветировать средства в экономику Мальты – на постройку фортификационных Линий Виктории, которые практически разделили остров на две части. Эти денежные вливания в экономику не замедлили сказаться на значительном приросте нселения и внутренней миграции. К последней трети XIX века оказалось, что почти все население Мальты проживает в радиусе пяти миль от Великой Гавани и работает на постройках укреплений или во флоте. С открытием Суэцкого канала значение Мальты как военно-морской базы Британии возросло. Пароходы, отправлявшиеся на восток и особенно в Индию, нуждались в заправках углем, и Мальта превратилась для них в важный порт захода. Британии нужна была Мальта. Индия для Британской Империи была тем самым «алмазом в оправе», котрый обеспечивал ее всем необходимым, а Мальта охраняла доступ к нему. Остров был крепостью, которая защищала путь к Индии, а также военно-морской базой, откуда Британия могла атаковать своих врагов, покушавшихся на драгоценную британскую колонию.

Отношения между правителями и народом были испорчены желанием Британии ввести английский язык как основной язык системы образования и госучреждений. Это обстоятельство породило так называемый «языковой вопрос» и привело к образованию двух враждующих политических группировок: «риформисти», которые поддерживали новые реформы, и «анти-риформисти», которые противились им. Первую группировку возглавлял Сигизмондо Савона, вторую – Фортунато Мицци.

Конфликт между двумя враждующими сторонами разгорелся не на шутку, и Британии вновь пришлось идти на уступки и утверждать новую Конституцию (1887), в которой впервые большинство членов правительство было выборным. В то время эта система правительства называлась представительной, однако и здесь основная власть сосредотачивалась в руках губернатора. Губернатор, хотя и имел конституцинное право выбирать трех выборных представителей в свой совет, этим правом не пользовался.

Однако это не решило языкового вопроса, и в 1903 году эта Конституция была изъята. Мальта вернулась к Конституции 1849 года. Недовольство народа копилось долгие годы и вылилось в знаменитое «Сетто Джуньо», бунт 7 июня 1919 года. Бунт разразился из-за неуклонно растущих цен на хлеб, которые мальтийцы, задавленные послевоенным кризисом, не могли платить. Толпа бушевала в Валлетте, и четыре человека были убиты британскими солдатами по приказу губернатора. В то же время Национальная Ассамблея, созванная Филиппо Шиберрасом, пыталась создать новую Конституцию. Несколько раненых во время хлебного бунта были доставлены на заседание Ассамблеи в Валлетте.

Британия получила хороший урок от восстания 7 июня: до тех пор, пока мальтийский народ не будет вовлечен в систему управления государством, напрасно надеяться на его лояльность. К тому же на страницах политической истории Мальты уже промелькнула личность Мануэля Димека, который ратовал за Независимость (Мануэль Димек – крайне интересный персонаж мальтийской политической истории, первый социалист-утопист – прим. перев.). Так что Британия даровала Мальте Ответственное правительство, то есть полностью выборное правительство, ответственное за свои деяния перед своим народом. Впервые в истории партии могли официально принять участия в выборных гонках. Выборной системой была система единственного переводного голоса – вариант системы пропорционального представительства. Эта выборная система используется на Мальте и по сей день. Такая же система существует в Ирландской Республике. Выборы должны были проходить каждые три года. Британия надеялась, что эта система поможет предохранить появление сильных политических партий и даже, напротив, привести к слабому коалиционному правительству. В последнем Британия действительно не ошиблась.

Как бы там ни было, Конституция 1921 года была довольно сложной, так как предусматривала двухпалатную систему: Нижнюю Палату, или Законодательную Ассамблею, и Верхнюю Палату, или Сенат. Более того, Конституция разрешала диархию, то есть двухправительственные отношения: Имперское правительство и Мальтийское правительство. Это объяснялось военным характером острова.

Четыре партии участвовали в выборах 1921 года: -Унионе Политика Мальтезе во главе с Монсеньором Панцавеккья; -Конституционная Партия, ведомая Джеральдом Стрикландом; -Партито Демократико Наццьоналиста под руководством Энрико Мицци; и -Мальтийская Лейбористская Партия (МЛП), возглавляемая Савоной. Ни одна партия не набрала абсолютного большинства голосов, и стало ясно, что право Верхней Палаты, Сената, отзывать денежные билли Нижней Палаты, которая была ближе к народу, неуклонно приведет к кризису, если Нижняя Палата останется слабой.

Кризис разразился, когда правительство возглавлял Стрикланд (1927 – 30), когда Конституционная Партия состояла в коалиции с МЛП, что больше известно как Договорное Правительство. Националистическая Партия (НП) занимала большинство мест в Сенате, и однажды бюджет, поданный на согласование Нижней Палатой, был отозван. Согласие в правительстве по денежным вопросам было нарушено. Дело к тому же осложнилось церковными спорами. Дело в том, что в то время священники могли не только выдвигать свои кандидатуры на выборах, но и возглавлять министерства. Священники-министры имели на все особые мнения, и конфликт разрастался. До 1930 года Церковь официально объявила, что поддержка Конституциональной и Лейбористской партий на выборах является не больше не меньше как смертным грехом! Британское правительство приостановило выборы.

Разбираться в возникшей ситуации предоставили комиссии из Британии, и после завершения ее работы были проведены новые выборы (1932). Их выиграли Националисты, однако вскоре разгорелся конфликт между ними и Британским правительством – все по тому пресловутому языковому вопросу. Националисты поддерживали итальянский язык. Конфликт окончился тем, что Британия отменила конституцию и возвратила Мальте статус королевской колонии.

С этого времени основное внимание было уделено военным приготовлениям, и Британия пыталась вернуть доверие мальтийцев программами социального обеспечения и продвижением мальтийского языка. На обложках школьных учебников запестрели мальтийский и британский флаги. Вторая Мировая война началась на Мальте 10 июня 1940 года, когда фашистская Италия вступила в войну. Многие мальтийские общественные деятели, которых власти сочли италоманами, включая Энрико Мицци, некоторых официальных лиц и даже священников, были сосланы в Уганду. В дни войны нынешний национальный гимн Мальты стал официальным гимном. Гимн был написан специально для школьников, но стал чрезвычайно популярен среди населения. Он стал исполняться после британского «Боже, храни королеву», и это настолько вошло в привычку, что сразу же после окончания войны, когда зарубежная футбольная команда играла на стадионе в Гзире, после исполнения британского гимна и паузы мальтийские болельщики как один поднялись со своих мест и запели мальтийский гимн. Рузар Бриффа в своей поэме назвал этот день Днем Победы.

В 1947 году за боевую доблесть, проявленную во время войны, Мальта была награждена Георгиевским крестом. Еще одной наградой стала новая Конституция. К этому событию Мальта готовилась с 1945 года, и Мальтийская Национальная Ассамблея была созвана специально по этому поводу. Благодаря объединенным усилиям МЛП, состоящей в коалиции с Генеральным Профсоюзом (созданным 5 октября 1945 года), на эту ассамблею были допущены мужчины и женщины, кому исполнился 21 год.

На выборах 1947 года победила МЛП во главе с Боффой, и новый Парламент, теперь однопалатный, был торжественно открыт герцогом Глочестерским. Лейбористы немедленно начали жилищную реформу и реформу обязательного образования для всех слоев населения.

Однако мнения членов Лейбористского правительства разделилиась по поводу британских финансовых вливаний в экномику Мальты, и в 1950 году, не несколько месяцев до официальных выборов, правительство было вынуждено уйти в отставку. Пять последующих лет ни одна партия не могла набрать абсолютного большинства голосов. В 1955 году, однако, МЛП вновь одержала победу. Она продолжила начатую ранее реформу социального обеспечения и начала обширную программу строительства школ и техникумов. Также было уделено немало внимания проблемам здравоохранения школьников и жилищным программам. Лейбористы заявили еще в 1950 году, что Мальта либо должна оставаться с Британией, либо встать на путь к независимости. В 1956 году был проведен референдум по этому вопросу. Как обычно случается на Мальте, разные партии по-разному трактовали результаты референдума (вспомните хотя бы недавний «европейский референдум» – прим. перев.) Однако интеграция в Британскую Империю не прошла по двум причинам: Мальтийское правительство не было уверено, что Британия одобрит равенство прав для мальтийских граждан или же увеличит свой вклад в экономику страны. Ситуация достигла своего пика, когда в 1958 году Британское правительство решило приватизировать судоремонтные мастерские – предприятие № 1 на Мальте. Лейбористы стали оспаривать это решение в парламенте, что привело к так называемому разрыву с Британской резолюцией. Лидер оппозиции поддержал правящую мальтийскую партию. Так страна встала на путь к Независимости. Возобновились стачки, и даже было объявлено чрезвычайное положение. Конституция в который раз была отозвана, и до 1962 года Мальта находилась под властью губернатора.

Следующие выборы регулировались Конституцией 1962 года. Конституция была опять переписана, и впервые Мальта признавалась государством. Также в тексте Конституции упоминалась Декларация о правах. На эти выборы легла тень противостояния Лейбористской партии и Церкви. Церковь объявила смертным грехом голос в пользу МЛП. И НП, и МЛП ратовали за Независимость в один голос, однако на этом их согласие заканчивалось. Лейбористы хотели видеть Мальту республикой, а не монархией, чего добивались Националисты. Лейбористы хотели включить в текст Конституции положения, которые исключали бы всякие злоупотребления властью во время выборов, а также давали бы возможность заключать новые торговые соглашения с Европейским Экономическим сообществом. Нациооналисты предпочитали видеть Мальту одной из стран Британского содружества. Лейбористы настаивали на прекращении использования острова как военно-морской базы и проповедовали нейтральный статус, в то время как Националисты ратовали за связи с НАТО.

Две мелкие партии, Партия Христианских Рабочий и Демократичнская Националистическая Партия, были «осколками» двух главных мальтийских партий. Они подавали голос против Независимости, объясняя это неготовнстью страны к таким пребразованиям. Прогрессивная Конституциональная Партия, от которой только Мейбл Стрикланд заседала в парламенте, также противилась Независимости. В 1964 году по вопросу о Независимости в трактовке НП был проведен референдум, и в 1956 году результат, как всегда, был оспорен всеми партиями. Мальта стала независимым монархическим государством 21 сентября 1964 года (День Независимости, отмечаемый каждый год сторонниками НП – прим. перев.)

Следующие выборы были проведены в 1966 году, но религиозные санкции все еще оставались в силе. На этот раз мелкие партии были убраны из парламента, и с тех пор только НП и МЛП имеют своих представителей в парламенте. Прогресс и кризис того времени шли рука об руку. В то время как развивалась туристическая деятельность, постепенно сворачивалась британская военная активность, а вместе с ней и британские инвестиции. В период между Независимостью 1964 года и 1971 годом не менее 45 тысяч мальтийцев эмигрировали в Австралию, Канаду и США.

В 1971 году МЛП вернулась к власти, по-прежнему пропагандируя нейтралитет и республиканизм. Именно поэтому вскоре закрылись и британская, и натовская базы. В марте 1972 года Британия и Мальта подписали историческое соглашение, которое в дальнейшем привело к освобождению Мальты от многовекового статуса военно-морской базы и острова-крепости. Впервые в истории Мальты был избран мальтийский генерал-губернатор, Сэр Энтони Мамо. Семь лет спустя, 31 марта 1979 года, британская военная база прекратила свое существование, и этот день отмечен в календаре как День Свободы (празднуется каждый год сторонниками МЛП с обязательным возложением цветов у памятника Дню Свободы в Биргу – прим. перев.)

МЛП же внесла поправки в Конституцию 1964 года. В 1974 году Мальта стала республикой во главе с Президентом, который избирается парламентом. Первым республиканский президентом Мальты стал д-р Антон Буттиджидж, гозитанский юрист, парламентарий, член МЛП. (А также поэт – прим. перев.) Число мест в парламенте увеличилось с 65 до 75.

МЛП победила и на выборах 1976 года. Это время ознаменовалось появлением Агаты Барбары, первой женщины, избранной в парламент в 1947 году, когда женщины получили право голоса, которая сменила свое кресло в парламенте на кресло Президента Республики Мальты. Она остается до сих пор единственной в истории острова женщиной-президентом.

Выборы 1981 года ознаменовали собой конституционный кризис, поскольку ПН, набрав большинство голосов на выборах, не имела большинства своих представителей в парламенте. Это было время жестоких споров и стычек сторонников обеих партий. Наконец, конфликт был улажен, и парламентарии от ПН заняли свои места в парламенте. В 1987 году была внесена поправка к Конституции, в которой говорилось, что партия, набравшая 50%+1 голосов при первом подсчете, считается победившей на выборах. Число мест в парламенте по необходимости добавляется к уже существующим. Так что 75 парламентских кресел – еще не предел.

На выборах 1987 года победили Националисты. Главной целью партии было членство страны в Европейском союзе и в 1991 году была подана заявка в Брюсель. Брюсель рассмотрел ее и в 1993 году предложил начать переговоры. За год до этого ПН вновь выиграла всеобщие выборы. В 1993 году также появились 67 (сейчас 68) муниципалитетов (Local Council) на Мальте и Гозо. Выборы в муниципалитет проводятся каждые три года, хотя закон позволяет задержать эти выборы, если имеют место выборы всеобщие. Выборы в муниципалитет не пользуются особой популярностью у мальтийцев: в 1993 году явка на них была 62%, в 2003 – 68%.

Выборы 1996 года выиграла МЛП, которая выступала против членства в ЕС. Она немедленно заморозила переговоры с Брюсселем и начала разрабатывать программу партнерства (а не членства) с Европой. Однако разразившийся скандал внутри партии повлек за собой уход правительства в отставку. Выборы 1998 года вернули власть ПН. Переговоры с Брюсселем возобновились, и в марте 2003 года был проведен референдум по вопросу членства в ЕС. Результаты его в который раз трактовались по-разному обеими партиями, однако месяц спустя всеобщие выборы показали, что мальтийский народ поддерживает ПН. Неделю спустя Мальта подписала соглашение о вступлении в ЕС, а 1 мая 2004 года стала членом Евросоюза.

Конституция Мальты
краткая характеристика
 
Мальта



Rambler's Top100

© Мальта для всех 1998-2016
При перепечатке ссылайтесь на нас, пожалуйста!
RSS