Мальта для всех!
Malta
Мальта
МальтаВсё о МальтеЕсть и пить

История мальтийской кухни

Кармель Кассар
Перевод Светланы Велла Агафонычевой

От пер.: Перевод этой статьи пестрит отсебятиной; статья, увы, написана весьма сухим языком. Там, где это, по моему мнению, было необходимо, я сделала перекрестные ссылки на события общей истории Мальты. Надеюсь, что с их помощью у читателя появится более-менее цельный взгляд на историю такого непростого и самобытного в своем роде явления, как мальтийская кухня.

Средневековье часто награждают эпитетом «темное». В этом есть своя доля истины, поскольку до нас дошло не так много документов той эпохи. Особенно это касается мальтийского Средневековья. Невозможно узнать наверняка, что выращивали, какой скот разводили и, в конечном итоге, чем питались жители Мальты в Средние века. В то далекое время историки не написали, кажется, ни одной книги, целиком посвященной мальтийской кухне. Знания об этом остается буквально собирать по крупицам из летописей тех лет. Однако, увы, средневековые историки Мальтой почти не интересовались.

Можно порассуждать на средневековую кулинарную тему так. Мальтийский ландшафт в Средние века уже был каменистым и малопригодным для земледелия и садоводства. (Считается, однако, что доисторическая Мальта была покрыта лесами (дубовыми рощами), но первые колонизаторы, высадившиеся на остров в эпоху неолита (5200 до н.э.) начали их вырубать – прим. перев.). Следовательно, большее внимание уделялось домашним животным. В хронике арабского летописца ибн Хаукаля (X век н.э.) есть несколько строк, посвященных Мальте. На островах, говорит летописец, обитали только одичавшие ослы, многочисленные овцы и пчелы. Путешественники, в основном сицилийцы, время от времени высаживались здесь, чтобы собрать мед и поохотиться на овец, которых невозможно было продать на рынке. Ослы же, наоборот, были в цене.

Сейчас все больше современных историков склоняется ко мнению, что после арабского нашествия 871 года на Мальте не осталось ни одного жителя. Два века спустя острова могли быть заново заселены – на этот раз мусульманами, говорившими по-арабски, рабами и пленными христианами («Официальная» история говорит об ушедшем в подполье мальтийском христианском сообществе, не желавшем переменять веры. В 1091 году граф Роже Норманнский якобы освободил острова от арабского ига. Однако при таком толковании истории остается без ответа вопрос, откуда же взялся мальтийский язык с его арабским строем, а также вся нынешняя топонимика – прим. перев.)

Аль Идриси, араб, географ короля Нормандии Роже II, описывает в одном из своих трудов экономику Мальты XII века. (Роже II, сын Роже Норманнского, в 1127 году повторно отвоевал Мальту у арабов – прим. перев.) Хотя формально острова принадлежали норманнам, многое в повседневной жизни сохранялось в таком же виде, как и при арабах (арабы были изгнаны с Мальты только в 1249 году, и «всеобщая мальтийская латинизация» началась не раньше XIV века – прим. перев.) Аль Идриси пишет: «Неподалеку от острова Панталлерия, на расстоянии сотни миль к востоку лежит остров Гоззо (так в тексте – прим. перев.) с надежной гаванью. Рядом с Гоззо находится маленький островок Камуна. Восточнее расположен остров Мальта. Это большой остров с великолепными гаванями на востоке. На Мальте есть поселение и многочисленные пастбища, а также овцы, фрукты и мед.»

Помимо разведения овец, садоводства и сбора меда, арабы завезли в Средиземноморье хлопок – сначала на Сицилию, потом и на Мальту. Арабы же первыми стали выращивать на Мальте апельсины. С началом «апельсиновой эры» на островах прекратилось выращивание оливковых деревьев и производство оливкового масла – основной «отрасли» античного сельского хозяйства в Средиземноморье (на Мальте оливы выращивали римляне; при раскопках так называемых «римских вилл» археологи находят каменные прессы для выжимания масла из оливок. А мальтийские топонимы Бирзеббуджа, Зеббудж, Зейтун, арабские по происхождению, указывают на то, что в этих местечках когда-то выращивали оливы и давили масло – прим. перев.)

В еще одном средневековом документе, письме императора Фридриха II своему доверенному лицу на Мальте Жильберту Абату (1241), рассказывается о трех укрепленных поселениях на островах. Это Мдина, Каструм Марис («крепость-на-море», современный Форт св. Анжело – прим. перев.) и Кастелло, или Цитадель, на Гозо. Эти укрепления охранял гарнизон из 220 человек, которые снабжались провизией из деревень. Питались солдаты скудно, но вполне сносно: в их рацион входили хлеб, сыр, мясо, масло.

С самых ранних времен на островах немалое значение уделялось потреблению злаков. Также Мальта всегда ощущала недостаток в пресной воде. Вода была настолько плоха, что островитянам, включая арабов, приходилось пить вино вместо воды (Вот это жизнь! – прим. перев.). Возможно, вино завозилось с Сицилии, а вот мед и сыр были местными, причем их всегда хватало. Отсюда и пошла привычка есть хлеб с сыром. В 1394 году, согласно запискам одного путешественника, Мальта была процветающим островом, где выращивали хлопок, кумин, делали вино и откармливали скот на мясо.

Известно, что перед тем, как Мальта была отдана в ленное владение рыцарям Ордена св. Иоанна в 1530 году, шестью годами раньше на неё была отправлена комиссия, которая создала так называемый «отчет о поездке». В этом документе Мальта награждается нелестным эпитетом «голодной страны» – неплодородная, безлесая, к тому же зависящая от сицилийских поставок пшеницы. Неплодородность местной почвы волновала рыцарей св. Иоанна вплоть до изгнания Ордена. Об этом можно судить по переписке Великих Магистров с главами и послами европейских государств. Обычно Мальта именовалась в письмах “sterilissima isola”, что означало «самый неплодородный остров», поскольку там всегда ощущался недостаток провизии. Однажды Великий Магистр Переллос (1697-1720) даже отказал Кармелитанскому Ордену основать свой конвент в Витториозе из-за того, что на острове и так недостает пищи.

Записки путешественников
1.Записки путешественников велись с 1530 года, года прихода Ордена св. Иоанна на Мальту. В них рассказывалось об основном рационе островитян. Известный историк и путешественник Жан Квинтин д’Отун пишет: «На острове плохо растет кукуруза. Вообще, Мальте очень повезло в том смысле, что Сицилия, чья чрезвычайно плодородная почва позволяет выращивать любые злаки, расположена совсем недалеко. Иначе островитяне просто умерли бы от голода. Мальтийцы прекрасно понимают, что их земля неплодородна, и поэтому очень бережливы.» (Так вот откуда их страшная, не поддающаяся описанию, любовь к старому хламу! – прим. перев.)

Однако Квинтин все же пишет о плантациях, на которых росли оливы, виноград и фиги, «помимо других фруктов». Он также упоминает и отличный мед, который замечателен, «потому что пчелы собирают нектар с тимьяна, фиалок и других цветков». Мальта также производила кумин, которым «посыпается корочка хлеба, что придает ему совершено неповторимый вкус» (сейчас хлебная корочка посыпается кунжутом, что тоже очень вкусно – прим. перев.) Квинтин даже упоминает травы и применение приправ в местной кулинарии.

«Островитяне собирают чертополох, который, вместе с коровьим навозом, используют вместо дров... Мальтийцы даже едят некоторые сорта чертополоха; не те, которые мы, вслед за итальянцами, едим сейчас с большим удовольствием... мальтийские как раз более кислые на вкус... Питьевая вода – это вода дождевая (если выпадают осадки), которая хранится в бочках или, чаще, во рвах... еще имеются многочисленные пастбища для овец.»

2.Секретарь папской свиты, монсеньор Висконти, пишет в 1582 году, что «большинство мальтийцев ест pane misturato (то есть хлеб, выпеченный из ячменно-пшеничной муки), овощи и сыры.»

Во второй половине XVIII века Мальта все еще импортировала большую часть провизии с Сицилии.

Особая роль хлеба
Утверждение, что хлеб есть «пища жизни и символ выживания», встречается во многих мальтийских пословицах. Народная мудрость говорит, что без хлеба ни один человек не способен выжить. Например, о зажиточном человеке говорится, что «у него есть хлеб в печи». О потерявшем работу говорится как о потерявшем свой хлеб насущный (то же в русском – прим. перев.). Когда нужно узнать о характере человека, спрашивают: «А какой он ест хлеб?» Когда чего-то сильно не хватает, говорят «Это мне нужно, как кусок хлеба». Прибыльная работа называется «хлебной», а работа в убыток, соответственно, «бесхлебной». Таким образом, хлеб оказывается синонимом жизни и смерти. Из этого можно заключить, что хлеб на Мальте был заменителем любой пищи, который ели все без исключения слои общества.

Существовало несколько сортов хлеба, каждый сорт выпекался для определенного общественного класса. Сорта хлеба различались по цвету. На Мальте, где неурожай пшеницы просто означал голодную смерть, бедняки как никто другой были озабочены, как бы цены на хлеб не взлетели. Установление и регулирование цен на хлеб было одной из самых сложных задач, стоящих перед правительством времен конца средневековья – начала нового времени.

В средние века Мальте требовалась сицилийская пшеница, чтобы ее население выжило. Однако с приходом рыцарей св. Иоанна потребность в импортируемом зерне не только не отпала, но увеличилась в несколько раз. Потому-то правители Мальты всегда были всерьез озабочены вопросами провизии. В то время злаки были основной пищей мира. Цены колебались, но всегда в сторону увеличения, так что мальтийцы тратили почти все свои деньги исключительно на хлеб. Вино, сыр и масло потреблялись вслед за хлебом, а мясо появилось на столах только после Первой мировой войны. Путешественники, побывавшие на Мальте с 1830 года, вспоминают скудные мальтийские завтраки и ужины: ячменный хлеб, сыр, оливки, лук, чеснок, сухофрукты, соленая рыба, масло и т.п. Островитяне пили и вино, правда, умеренно, и ели минестру. (От итальянского «минестроне», вегетарианский густой овощной суп с макаронами – прим. перев.) До начала ХХ века хлеб оставался основным продуктом питания мальтийцев.

Мясо и запрет на его употребление
Мясо на столе было роскошью и говорило о высоком общественном положении владельца такого стола. Редкие свидетельства мясоедства в XV веке только подтверждают это правило. В архивах больницы Святого Духа в Рабате есть записи о пяти особых праздниках, отмечавшихся с размахом: Рождестве, Карнавале, Пасхе, Пятидесятнице и особой фесте больницы Святого Духа. В эти дни можно было есть мясо и пить вино, что было настоящим праздником для желудка, привыкшего к хлебу, маслу и бобам. Другие записи той же больницы, датированные 1519 годом, рассказывают о меню участников карнавала более подробно. Счастливчики ели лазанью, сыр, телятину и пили вино. С приходом Ордена св. Иоанна в 1530 году ситуация почти не изменилась, и по-прежнему больничные служители объедались редкими яствами на карнавалах. Фиорини свидетельствует, что в 1540-1562 годах меню практически не изменялось и включало в себя мясо, хотя к 1562 году на островах появились макароны. Однако мясо во время карнавала ели все без исключения слои общества (слово «карнавал» происходит от итальянского слова “carni”, что означает «мясо» – прим. перев.)

«Владыкой дум» и душ людей в то время была Церковь, которая превратила потребление пищи в особый культ, определив особые правила, ритуалы и запреты в этом, в общем-то, несложном деле. Католическая Церковь назначала дни, когда можно было есть жиры, а когда – только постную пищу. В 1582 году инквизитор Федерико Чефалотто составил «единственно верное католическое постное меню».

«Строго воспрещается есть мясо и молочные продукты во время Поста и в другие дни, когда это противно Святой Церкви.»

Инквизитор Фабио Чиги (1634-1639), который позднее стал папой римским Александром VII, дал схожее определение постной пище. Он запретил солонину. Его постная диета состояла из овощных супов, рыбы, фиников, сушеного инжира, оливок и т.п. Это помимо свежевыжатого апельсинового сока и вина.

Поститься обычно означало ни в коем случае не есть мяса. Есть мясо, когда его запрещено есть, считалось большим грехом, особенно когда Римская Инквизиция (а именно этот институт существовал на Мальте, созданный для борьбы с протестантскими настроениями – прим. перев.) стала насаждать более строгие ограничения в отношении пищи. О любом, кто нарушал эти правила, тут же докладывалось Инквизитору. Продавать мясо по пятницам также считалось большим грехом. Некий Джузеппе Гаво, французский торговец, был обвинен в торговле мясом и курицей в пятницу. Инквизитор налагал строжайший запрет на продажу мяса, яиц и дичи во время 40-дневного Великого Поста, пятниц и других дней. Обвиняемому нужно было предъявить справки от врача и священника, чтобы снять с себя обвинение. Симулянтов ждала особая кара Инквизитора.

Пост и обжорство суть части одного цикла. Сначала мы насыщаем свою плоть, потом делим последние крохи со своим ближним. Однако после победы Контр-рефомации тем, кто мог себе позволить есть мясо, приходилось скрываться от всевидящего ока соседей. Для последних не было большей радости, чем донести Инквизитору на подпольных мясоедов. Некая Империя Тонне из М'аббы подсматривала за неким доном Мариано Бриффа, который любил полакомиться мясом по пятницам и субботам в 1599 году. Спасибо г-же Тонне, с чьих слов мы знаем, как мясо готовилось и какие сорта в то время предпочитали. Злосчастный дон Мариано, например, ел свинину. Однажды, рассказывает Тонне, она видела, как дон Бриффа набивает рот мясом, жаренным на углях, запивая его вином. В другой день он изволил откушать мальтийские сосиски и колбасу (Сальцет таль-мальти, видимо. Это особые толстые сардельки, приготовленные из свинины с большим количеством жира и обильно приправленные солью, черным перцем и кориандром – прим. перев.) Этот дон Мариано настолько потерял совесть, что пару раз попросил саму г-жу Тонне приготовить для него мясо!

Художник Джио Маттео Станьо из Апулии прославился необыкновенной жадностью и неразборчивостью в еде. Он очень любил есть мясо, особенно в те дни, когда это было запрещено. Однажды он оскорбил своих друзей, художника Филиппо Паладини из Флоренции, мастро Винченцио Аццупард и грека Папаса Янни, тем, что как-то в пятницу поел крольчатины и мясных пирожков. Станьо оправдывался перед Инквизитором, ссылаясь на советы своего доктора есть побольше мяса.

Поскольку мясо и молочные продукты было почти всегда запрещено есть, на столах появлялась рыба, соленая или копченая. Однако, и рыбы на Мальте часто недоставало. Рыбаков было немного, хотя они и ловили рыбу по всему побережью. К тому же зимой рыбаки не выходили в море из-за плохой погоды и штормов. Поэтому рыбу приходилось ввозить из-за границы, иногда чуть ли не из Северных морей. Арнальдо Бастиано, гамбургский моряк, вспоминал, что он «приплыл на Мальту на своем судне, доверху наполненном соленой рыбой.»

В течение многих веков стандартная пища оставалась неизменной, особенно для бедняков. Мальтийцы ели мало мяса, дешевую рыбу и плохой сыр. Хлеб оставался основным продуктом питания, по крайней мере, до начала XX века.

Одна знаменитая колдунья, Бетта Калоиро, вспоминала, как еще до Великой Осады 1565 года она познакомилась с одной женщиной из Зеббуджа по имени Гинайна. Эта Гинайна разбогатела после того, как духи помогали ей ткать полотно. Женщина разбогатела настолько, что ей буквально некуда было прятать деньги. Однажды утром Бетта зашла к Гинайне за огоньком и заметила, что та уже накрыла на стол. Стол был застелен чистой белой скатертью, и на нем лежал хлеб, соль, мед и нож. Бетта удивилась, что ее товарка решила завтракать в такую рань. Но соседка Гинайны, Шеллюза, рассказала Бетте по секрету, что это завтрак для тех самых духов, которые помогали Гинайне ткать.

Что ели крестьяне
Особую пищу, такую, как мясо и т.п., крестьяне если редко, например, по случаю свадьбы. Зажиточные фермеры могли позволить себе мясо гораздо чаще.

Что ели горожане
Именно городские повара улучшили, обогатили и видоизменили простые, сытные и вкусные блюда. Полугородская, полудеревенская кухня и есть то, что сегодня называется «бабушкиными рецептами».

Кофе
Кофейные бобы, возможно, пришли на Мальту из Эфиопии. Кофе как напиток появился в Каире в 1510 году и в Стамбуле – в 1517 году. Вскоре он стал популярным во всей Турецкой империи; кофе появился в Дамаске, Алеппо и Алжире, и к концу XVI века весь мусульманский мир наслаждался чудесным напитком. Это отметили западные путешественники, и к 1615 году кофе завезли в Венецию. Есть свидетельство, что кофе на Мальте стали пить в 1626 году. Рабы-мусульмане любили ходить в кофейню в Витториозе, где они коротали время за чашкой кофе. Этот кофе не всегда подавался черным. Одному человеку кофе подали с молоком, от которого, впрочем, он отказался. Рыцари св. Иоанна, посещащавшие европейские страны, разрекламировали кофе в Италии, Франции и позже в Испании, Австрии, Южной Германии и других уголках Европы. В Европе кофейни вошли в моду в XVIII веке, и таверны превратились в заведения для публики низкого происхождения.

Вино
Поскольку питьевая вода была грязной, островитяне пили вместо нее вино. В южной и восточной Европе виноделие и винопитие стало расшатывать священные устои ислама. Виноградные лозы возделывались на землях, завоеванных мусульманами, и вино тайно продавалось. Хозяева гостиниц в Стамбуле продавали вино греческим матросам, а султан Селим Пьяница, между прочим, сын знаменитого султана Сулеймана Великолепного, очень любил кипрский ликер.

На юго-западе Европы винопитие было традицией еще со времен римлян. На юго-востоке оно было обычным делом задолго до римлян... Повальное же увлечение вином (сорри за каламбур – прим. перев.) началось в XVI веке, особенно в крупных городах. Это совсем не значит, что вино было только хорошего качества. Плохо выделанное вино в больших количествах распивалось в тавернах и домах и стало чем-то вроде дешевой пищи. А на Мальте виноград продавался на рынках как фрукт, а не как сырье для виноделия. В XVII и XVIII веках виноделие было так плохо развито на Мальте, что, по словам одного летописца, почти все вино, что пили на Мальте, привозилось с Сицилии. Таким образом, не стоит пенять на малое разнообразие местных вин.

Пили также и аквавита (бренди), и анизетт (крепкий анисовый ликер – прим. перев.), особенно жители городов в Великой Гавани и солдаты. Анизетт был напитком, который пили мужчины во время свадебных торжеств. Женщины же пили сладкое розолио.

Табак
Табак был завезен в Европу из Нового Света. Когда Колумб прибыл на Кубу в ноябре 1492 года, он увидел аборигенов, курящих свернутые в трубочку листья табака. Растение (и его имя) достигло берегов Европы, где довольно долгое время вызывало лишь любопытство. Обычно табак рос в ботанических садах, считаясь, к тому же, целебным растением. Табак начали культивировать в Испании, и в скором времени он распространился по Франции, Англии, Италии, странам Балканского полуострова и России. Лишь в начале XVII века табак начали наконец продавать в Лиссабоне, Севилье и, естественно, Амстердаме, хотя в том же Лиссабоне табак нюхали уже в 1558 году. Свидетельство о появлении табака на Мальте относится к 1630-м годам, когда Мастро Джиозеппе Каллюс намеревался продать мешок табака двум еврейским торговцам. Мешок был погружен на корабль, который попал в руки мусульманских пиратов, так что мешок исчез бесследно. Тем временем в Европе и Средиземноморье появились глиняные курительные трубки. И только в XIX веке были изобретены сигары и, позднее, сигареты.

Современные продукты, неизвестные до XVIII века

Картофель
Современные блюда мальтийской кухни ассоциируются с картофелем. Однако это не традиционный гарнир к мясу. Картофель стали употреблять наравне с хлебом только в конце XIX века, причем поначалу весьма неохотно. Британским и мальтийским агрономам понадобилось немало усилий, прежде чем картофель, завезенный в Европу испанцами в конце XVI века и культивировавшийся в Англии уже в начале XVII века, начали выращивать на Мальте.

Первые кустики картофеля появились на Мальте благодаря стараниям бейлифа Арготти, сановника Ордена св. Иоанна, который известен своим ботаническим садом (был открыт в 1774 году).

В период британского владычества в мальтийском сельском хозяйстве произошли изменения. Британцы во что бы то ни стало решили покончить с проблемой самообеспечения острова хотя бы провизией. Были опробованы новые культуры. Скорее всего, сэр Александр Болл (один из первых британских губернаторов на островах, разбил несколько садов, известных как ġnien tal-kmand – прим. перев.) впервые ввел в севооброт картофель как основную культуру около 1803 года. Этот овощ стал основной пищей матросов Британского Королевского флота, расквартированного в Средиземноморье.

Несмотря на все это, картофель появился в местной кухне только в середине XIX века. На первой сельскохозяйственной выставке, проведенной 29 июня 1854 года, картофель все еще был для Мальты чем-то экзотическим. Только один крестьянин привез картофель на выставку, причем клубни были не самого высокого качества. Однако со временем картофель оценили по достоинству, и уже во второй половине XIX века крестьяне снимали по два урожая в год. Постепенно картофель вытеснил с рынка такие традиционные мальтийские культуры, как кумин и хлопок.

Помидоры
Несколько причин способствовали популярности помидоров в Италии и Франции, откуда этот овощ и пришел на Мальту. Томаты было легко вырашивать и легко перевозить, консервировать, они были дешевы, поэтому поварам они сразу же пришлись по вкусу. К середине 1700-х годов помидоры завоевали любовь Неаполя и Прованса, однако настоящий успех пришел, когда томаты были замечены парижскими поварами. К концу XVIII века томатный соус подавался к мясу, рыбе и яичным блюдам повсеместно. Кулинарная мода на томаты захватила и Северную Европу, и в XIX веке помидоры перестали быть деликатесом. Хотя их родина – Америка, томаты прижились в Средиземноморьи, и их стали культивировать в Южной Италии, Южной Испании и, естественно, на Мальте. К концу XIX века овощ Нового Света превратился в основной продукт южно-европейской кухни.

Бигилла
Бигилла – это бобовая паста. В настоящее время бигилла считается традиционной мальтийской закуской. В действительности же bigilla была поминальной пищей в XVI веке. Когда-то существовал обычай готовить бигиллу в больших количествах и раздавать бедным, чтобы облегчить страдания усопшего в чистилище.

Бигилла – не обязательно мальтийское блюдо. Древние римляне, например, «кормили» бобами своих мертвых. Эта традиция продолжалась с III века до нашей эры до Средних веков и была религиозным обрядом, как языческим, так и христианским (католическим). Многие крестьянские общины южной Европы до сих пор считают бобы пищей усопших. На Мальте бигиллой любили лакомиться бедняки городов, расположенных в Великой Гавани.

В чем готовили пищу
Глиняная посуда появилась еще в доисторические времена, в эпоху неолита, поэтому можно считать, что искусство тушения пищи появилось именно в те времена. Хотя тушение в глиняном горшке требует времени, это вполне удобно. Можно просто поставить горшок на огонь и оставить пищу тушиться, занявшись другими делами.

Миф, традиция и крестьянская кухня

1.Почему некоторые блюда считаются традиционными?
Обычно некоторые блюда называют традиционными безо всяких объяснений этих самых традиций. Неизвестно, откуда пришло и, что еще важнее, когда появилось в местной кухне то или иное блюдо. Все эти «традиционные» блюда, несомненно, в чем-то легендарные, за исключением тех, о которых хоть что-то известно. Нет вымысла лишь в том, что такие блюда никогда не были приготовлены простым людом, который и составлял основную часть населения.

2.Почему некоторые блюда едят только по определенным дням?
Потому что такие блюда, как правило, были либо запрещены Церковью в остальные дни, либо просто слишком дороги. Только зажиточные люди могли позволить себе такие кушанья. Богатая и разнообразная кухня процветала не только в домах зажиточных крестьян, но и в городах, которые жили за счет деревни и снабжались самыми свежими продуктами самого высокого качества.

3.Насколько разнообразной была еда горожан, и не питалась ли деревня так же, только чуть беднее?
Как раз в городах улучшили, обогатили и видоизменили простые, сытные и вкусные блюда. А полугородским, полудеревенским вариантом мальтийской кухни мы как раз сейчас и питаемся.

Как изменялись привычки в еде
1.Как привычки в еде влияют на питательность тех или иных блюд?
Из-за вновь возникшего интереса к массовой культуре наших предков внимание было уделено в основном культуре без учета исторического развития нации. Отсюда любовь к так называемой «крестьянской кухне», однако эта кухня – кухня зажиточных крестьян: бедняки о подобных блюдах и мечтать не могли. Как бы там ни было, процесс освоения наследия предков совпал с повсеместным во всей средиземноморской Европе сменой пищевых привычек.

Что влияло на изменение кулинарных традиций?
Внутренняя миграция. Помимо этого важнейшего фактора, социальное неравенство и господство иностранных держав. К этому перечню можно добавить и домашние традиции, этнические различия и историческую память.

Заключение
До начала XX века Мальта в целом была аграрной страной. Однако неурожаи случались довольно часто. Земли не хватало. Над страной всегда висела угроза голода. Небольшие перепады температуры и недостаток дождевой воды только добавляли горя. И в самом деле, во время сбора урожая не велось серьезных войн, в то время как переписка об урожае между странами была обычным явлением в Средиземноморьи. Мальта не была исключеним в общем правиле, а сильные ветра превратили ее в «голодную страну». Острова настолько сильно зависели от импорта пшеницы с Сицилии, что местные правительства, Университа Мальты и Гозо, занимались этим вопросом очень серьезно. Это частично объясняет, почему земля ценилась так дорого. Земля была самым надежным помещением капитала, а сельское хозяйство – самым важным источником дохода.

Овощи люди ели в качестве гарнира, а для большинства крестьян мясо и рыба были роскошью. Как и другие традиционные общества, большинство мальтийцев питалось одним-двумя основными продуктами. Этой пищей были хлеб и вино, а также масло, сыр, овощи и совсем немного мяса или рыбы. Так питались все средиземноморские народы до начала индустриализации.

Мальта



Rambler's Top100

© Мальта для всех 1998-2016
При перепечатке ссылайтесь на нас, пожалуйста!
RSS