Мальта для всех!
Malta
Мальта
МальтаВсё о МальтеМальтийцы

Повседневная жизнь

Из статьи Кармеля Кассара «Повседневная жизнь на Мальте в XIX и XX веках»

Перевод Светланы Велла Агафонычевой

От перев.: Эта статья рассказывает о том, чем увлекались и как развлекались мальтийцы. Наблюдательный и любящий Мальту путешественник найдет здесь ответы на следующие вопросы: почему в деревенских кабачках и лавочках заседают только мужчины? Откуда взялись банд-клубы – непременная принадлежность любого мальтийского поселка? Почему такое важное значение придается деревенской фесте – шумному и довольно бестолковому народному гулянию? и т.п. Хотя эта статья – историческое исследование, следует отметить, что очень многое описанное в ней справедливо и по отношению к современной Мальте.

Сначала необходимое пояснение. До Второй мировой войны Мальта была четко разделена на «город» и «деревню». Горожанами считались жители Валлетты, Флорианы и Трех Городов, все остальные – деревенскими жителями. Такое деление происходило из-за глубоких различий в образе жизни тех и других. И общечеловеческие ценности, и семейный уклад, и род занятий. Даже свободное время горожане и крестьяне проводили по-разному – С.А.


До Второй мировой войны общей картины досуга по-мальтийски не существовало. В деревнях в начале XIX главным праздником считалась феста (festa).

Деревенская феста была чем-то вроде народного гуляния, когда и женщинам не возбранялось покинуть дом и выйти с мужьями в свет. Во время фест заключались сделки, бойко шла торговля продуктами и домашними животными, предлагалась работа. Во время фесты деревенские парни и девушки могли знакомиться друг с другом в более непринужденной обстановке, нежели в обычные, непраздничные, дни. Поэтому большинство брачных контрактов заключалось в эти дни, что, впрочем, суть обычное явление в средиземноморских деревнях. В праздничные дни женщины обычно наряжались в лучшие платья и надевали все свои золотые украшения. Золото считалось символом благородства и достатка, будучи, помимо всего прочего, просто объектом для вложения капитала.

Любая мальтийская деревня находится под покровительством одного или нескольких католических святых. Празднества в честь этих покровителей начинались в канун дня святого и сопровождались фейерверками (теперь все фесты перенесены на лето, поскольку зимой то и дело подводит погода – прим. перев.). Иногда праздник дополнялся конными и ослиными бегами. Обычно же день святого покровителя деревни начинался с утренней мессы для всех жителей деревни, после чего они целый день отдыхали и развлекались: веселились, пели и танцевали под гитары. На фесту готовился и праздничный обед. Девицы на выданье в брачном контракте особо отмечали, что их будущий муж обязуется вывезти их в Бускетт в день свв. Петра и Павла (Ль-Имнарья,29 июня, по утверждению многих мальтийцев, «феста для бедных и бесстыдных» – прим. перев.) и в Марсашлокк на фесту св. Григория (Сан Гиргор, когда традиционно открывается сезон купания – прим. перев.).

Мало что изменилось век спустя. В своем стихотворении некий Джованни Баттиста Мамо из Луки описывает типичную фесту (1913). Мальтийцы по-прежнему любили проводить время на море, особенно те, кто жил от него неподалеку – в Бирзеббудже, Марсашлокке, Ар-Лапси (рядом с Сидживви), Сент Полс Бэй и Меллихе. Помимо прочих развлечений, необычайно популярно было исполнение народных песен – ghana. Ана – это как состязание двух мужчин в пении и остроумии. Такие песенные поединки нередко заканчивались перебранками с взаимными оскорблениями и даже дракой.

В дни особо почитаемых святых со всего острова съезжались люди туда, где праздновалась феста этого покровителя. Уже упоминавшийся синьюр Мамо в своем стихотворении рассказывает о фесте в Меллихе, самом отдаленном северном уголке острова, на которую, однако, приезжали жители Валлетты, Орми, Зейтуна и других городов и деревень. Большинство, однако, съезжалось из двух последних деревень, поскольку жители именно этих поселений были известны своей любовью к ghana’е, (как и жители бедного квартала Мандраджио в Валлетте и города Коспикуа). Не менее любопытен рассказ о том, как жители центральной части Мальты добирались до Меллихи. Тогда еще не существовало автобусов. Чтобы поехать в ту же Меллиху, дядя синьора Мамо явился за племянником в два часа ночи на повозке, запряженной мулом. От Луки до Меллихи путь неблизкий, так что прибыли они на место только на рассвете. В дорогу путники запаслись едой: караваем серого хлеба (пшеница с ячменем), козьим сыром, полудюжиной репок, кувшином с вином, сушеным инжиром и т.п.

Помимо празднований дней святых покровителей, существовал и другой всенародный праздник, когда люди могли открыто веселиться – карнавал (Мальтийский карнавал, "il-Karnival", тождественен нашей Масленице, когда люди веселятся и объедаются перед Великим Постом. Слово "карнавал" происходит от итальянского слова "carne" – "мясо" – прим. перев.). Вплоть до начала Второй мировой войны карнавал, хотя и не такой пышный, как деревенская феста, был очень популярен в народе. На него валили толпами. Главное веселье происходило в Валлетте, но со всех концов острова стекались в столицу жители других городов и деревень, других посмотреть и себя показать.

Самым любимым способом времяпрепровождения деревенских жителей была охота с ружьем на перелетных птиц (bird shooting). (Автор не упоминает еще одного "сопутствующего" охоте на птиц традиционного увлечения – ловли птиц силками (bird trapping). Внимательный путешественник, скорее всего, замечал, что все склоны холмов и особенно побережья острова буквально усеяны странными хибарками, построенными из чего бог послал. Это засады птицеловов, силки расстелены неподалеку, а по периметру площадочки расставлены железные штыри, на которые подвешиваются клетки с певчими птицами, обычно зеленушками, реже щеглами. Любителям пеших прогулок настоятельно НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ в охотничий сезон бродить рядом с этими хибарками: можно нарваться на брань и даже на пулю. Это относится, увы, не только к туристам, но и мальтийцам. Справедливости ради стоит отметить, что "охотничье лобби" в стране за последнее время сильно пошатнулось, хотя до сих пор в любой мальтийской семье есть хотя бы один ее член, который увлекается охотой или ловлей птиц – прим. перев.)

По будням, ближе к вечеру, мужчины обычно собирались в винарне (wine shop) – единственном "месте встреч", которое в деревне оставалось неизмен-ным. Там они пили вино и сплетничали. До 1860 года в деревнях существовало всего одно заведение, где уставшие после работы люди могли расслабиться и отдохнуть. Этим местом и была винарня. (Любопытное было место: в "специально отведенных" нишах помещались статуи святых, а на стенах висели запрещения сквернословить и богохульствовать. Расслабиться не получалось... – прим. перев.) Однако в 1860 году в Рабате (Мальта) открылся первый музыкальный клуб – банд-клуб (band club). Очень скоро это заведение завоевало в народе популярность, и в других поселках тоже стали открываться банд-клубы. К концу XIX века банд-клуб стал одной из типичных черт мальтийской топографии. Изначально банд-клубы создавались как нерелигиозные организации, однако вскоре стали ассоциироваться с церковными учреждениями, поскольку музыканты-члены клуба играли на фестах. Репертуар местных оркестров состоял из классических произведений вплоть до отрывков из известных опер. Опера была одним из самых любимых народом жанров, поскольку представляла собой сплав музыкального и теат-рального искусства. Театр любили все без исключения – и богачи, и бедняки. Что касается духовной музыки, которую исполняли в церквях, то мальтийцы относились к ней с глубоким трепетом.

Деревенских винарням соответствовали в городах, и особенно столице, кофейни (coffee shop). Кофейни, как и банд-клубы, были вотчиной мужчин. Даже дамам из высшего общества не позволялось заглядывать туда, а о простолюдинках и говорить нечего. В кофейне можно было встретить представителей самых разных сословий и профессий. Там часто велись политические дискуссии, а те, кто был в них не заинтересован (познакомьте меня с этим героем! – прим. перев.), просто развлекались или слушали музыку. Чашка кофе в начале XX века в такой кофейне стоила очень недорого.

Кингсвэй, или Страда Реале (современная Репаблик стрит – прим. перев.) в Валлетте была и остается по сей день одной из самых оживленных улиц города. На ней располагается множество столичных магазинов. Также там есть и театр, и кофейни, и рестораны. По Репаблик стрит вечно сновали толпы. Во времена владычества Британии именно здесь происходили военные парады, посмотреть на которые стекалось множество народа. (Сейчас там проводятся полицейские парады. И, Боже, как их не любят сами полицейские... – прим. перев.)

Присутствие британских военных на Мальте, несомненно, оставило в истории и культуре острова свой след. Особенно это касается популяризации некоторых видов спорта. Самым-самым главным из этих нововведений, как нетрудно догадаться, был футбол. Футбольные матчи проводились в начале XX века в Майл-энд (Блата ль-Байда) и Коррадино (Паола), где играли обычно флотские команды. Мальтийцы принимали в этих матчах самое горячее участие, особенно когда британцы играли против местных футбольных клубов. К 1920 году Слима и Флориана собрали свои команды, которые стали самыми знаменитыми среди местных команд. Естественно, дружбы между игроками этих команд не было, одно соперничество.

Футбол был популярным зимним видом спорта, поскольку летом играть было просто невозможно. Однако летом тоже хотелось тренироваться и состязаться, так что самым любимым летним видом спорта было плавание. Водное поло, еще один очень популярный на Мальте вид спорта, вышел как раз из состязаний пловцов. Другими летними видами спорта была рыбалка и гребля. Плавание стало по-настоящему популярным к концу Первой мировой войны, когда в гавани Марсамшетт у Валлетты и Слимы установили специальные кабинки для переодевания.

Лакруа описывает мальтийцев как людей "восточных привычек", которые предпочитают общение со своими домочадцами дружбе с иностранцами. Действительно, вечера мальтийцы обычно проводили на террасах, верандах и крышах своих домов, беседуя с соседями. Такой обычай и поныне сохраняется во многих мальтийских деревнях.

Еще один обычай, сохранившийся по сей день, – послеобеденная сиеста. Лейтенант-губернатор Мальты сэр Гарри Люк писал: "Во время сиесты все лавки закрыты, улицы пусты и безжизненны. Может показаться, что каждый день с полудня до трех весь остров вымирает".

"Маленькими радостями" людей побогаче были балы и вечеринки. Путешествия за границу тоже считались привилегией высшего класса. Некоторые даже отправлялись в годовые турне. Обычно же в начале XX века такие "прото-туристы" ехали сначала на Сицилию, чтобы откуда уже направиться в Италию, Францию, Австрию, Швейцарию и, реже, в Испанию. Поскольку самолеты вплоть до 1960-х годов были дорогим удовольствием, мальтийцы предпочитали путешествовать морем.

Вторая мировая война изменила традиционный жизненный уклад мальтийцев. Фесты были приостановлены на время войны, и вообще казалось, что они отойдут в прошлое, поскольку послевоенное поколение было уже менее религиозным. К тому же война явилась причиной интенсивной внутренней мигра-ции (жители городов Великой Гавани, спасаясь от бомбежек, перебирались в более безопасные места, а именно в деревни – прим. перев.) Фесты, по всем подсчетам, должны были умереть вместе с довоенным поколением. Однако уже к 1950-м годам они вновь стали популярны. Правда, традиционные народные гуляния были потеснены пришедшими на Мальту после войны кино и дансингами. Футбол тоже пережил войну без особых потерь: матчи возобновились после окончания воздушных налетов. Стали организовываться и выезды "на природу" – xalati. Для этого обычно брался грузовик или автобус, щедро украшался пальмовыми ветвями, цветами, флажками, все залезали в него и с криками неслись до какого-нибудь пляжа. Такие выезды были необычайно популярны на севере острова. Вплоть до середины 50-х такие xalati организовывались каждое воскресенье и особенно во время фест (Мне объяснили слово "xalata" как "весе-лое времяпрепровождение". Обычно оно устраивается в первый понедельник после фесты, когда все деревенские лавки закрыты, а жители прохлаждаются где-нибудь у моря. Скорее, это день отдыха или "день похмелья", потому что кульминация празднества приходится на день, предшествующий этому – прим. перев.) Опера растеряла былую народную любовь после войны. Разрушение Королевского Оперного театра в Валлетте немало тому способствовало. После войны оперы ставились в двух театрах, "Радио Сити" в Хамруне и "Гэйети" в Слиме.

Пожалуй, самым популярным послевоенным мальтийским развлечением стали походы в кино. Даже Церковь устраивала показы фильмов в своих административных зданиях и Католическом Институте (во Флориане – прим. перев.) Тем самым Церковь сама себе навредила: американское и европейское киноискусство, наводнившее Мальту после войны, во многом способствовало духовному раскрепощению мальтийцев. Впоследствии церковники опомнились и даже стали проводить кампании за нравственность... но было поздно. В дополнение к уже упоминавшимся банд-клубам теперь каждая уважающая себя деревня имела хотя бы один кинотеатр, а почти все мальтийские семьи освоили редифьюжн (радио), которое отныне занимало почетное место в домах. Ghana’у теперь передавали по радио. В 1957 году появилось и телевидение – итальянское. Бары и кофейни постепенно вытеснили старинные винарни.

Мальта



Rambler's Top100

© Мальта для всех 1998-2016
При перепечатке ссылайтесь на нас, пожалуйста!
RSS