очень интересно | Отзывы и впечатления | Мальта для всех!

очень интересно | Отзывы и впечатления | Мальта для всех!

13
0

Автор: Игорь
Москва
Email:

Дата размещения: 15.04.2007

Время пребывания на Мальте – февраль 2007
Место пребывания на Мальте – Alexandra Palace Hotel, Сент-Джулианс

23 февраля

За 4 с небольшим часа мы долетели до Мальты из «Домодедово» и вышли в зал прибытия местного аэропорта. На паспортном контроле оставили паспорта для простановки виз и отправились в гостиницу, воспользовавшись транспортом из нашего турпакета. Минут за 20-30 водитель довез нас до Сент-Джулианса. Дорогой мы увидели кладбище и решили, что непременно посетим. Ведь кладбищенские туры – наша давняя традиция в поездках.

В гостинице мы с женой поселились на втором этаже, в номере 115, а мамочка – на четвертом, в номере 304. Номер оказался аскетичным, но для жилья вполне пригодным. Из развлечений предлагался телевизор с крайне херовым приемом телепрограмм (в наборе был почему-то польский канал – в первый вечер на нем демонстрировали «Последнего бойскаута»). В виду того, что развлечения в гостинице были последним, за чем мы ехали на Мальту, этот телевизор нас нисколько не смутил.

Из номера спустя полчаса мы вышли на пляж. В Сент-Джулиансе – это совсем не то, что привыкли подразумевать под пляжем. То есть, речь идет не о песчаной полосе, а о каменистой, похожей на Луну из детских книжек, поверхности. И на эту лунную поверхность накатывались лазурные волны. Полюбовавшись минут 15 на море, двинули куда глаза глядят, по улице Пачвиль. Без четверти шесть вечера зашли в ресторан, в котором нам сказали нечто вроде: «Вы что офигели? До 6 еще целых 15 минут – в 6 и приходите». Сказали неторопливо и ласково, но при этом дали понять, что сиеста – дело святое.

Коротая эти 15 минут, мы пошли дальше и добрались до бухты Спинола. Которую в Lonely Planet называют квинтэссенцией мальтийской кулинарной жизни. На берегах бухты располагается сразу несколько интересных и вкусных ресторанов: La Dolce Vita, San Guliano, Paparazzi. Последний мы и выбрали для нашего первого мальтийского ужина. Выбор оказался хорошим – в дальнейшем мы ужинали в Paparazzi почти ежедневно. Эклектичный интерьер (зеркало в золотой раме, огромная стеклянная люстра и тут же плакаты с фильмами вроде «В джазе только девушки» и столы без скатертей). Кроме того, официантки этого великолепного заведения были одеты в майки, джинсы и кроссовки. Интересным оказалось и меню. Названия блюд в нем были совершенно сумасшедшие. Болоньезе называлась как-то очень чудно – сейчас уж не вспомню. Но при этом у каждого сумасшедшего названия была расшифровка.

Я первым делом попросил всем Kinnie – мальтийский напиток из горьких апельсинов с какими-то травами. Проще говоря – местный лимонад с уникальным вкусом. Кроме как в Paparazzi, его так торжественно (со льдом и дольками цитрусовых) не подавали нигде. Потягивая Kinnie, мы принялись делать заказы. Мамочке заказали «болоньезе» и салат Tuna with Love. Мне – какую-то пасту с морепродуктами и салат с осьминогом. Оле – еще какую-то пасту. Кроме того, мы решили, что надо непременно отведать вкусного мальтийского хлеба.

Первым делом принесли мой осьминожий салат на огромной тарелке. Я благоразумно заказал маленькую порцию и одолел ее минут за 15. Затем пришло время других заказов. Появилась «болоньезе», которую правильнее всего есть на троих. Моя паста с морепродуктами такого же размера, а супруге не принесли ничего – оказалось, прослушали. Мы начали было негодовать, но тут появился мамочкин тунец – каравай высотой сантиметров в 15-20 со срезанной крышкой и набитый тем самым тунцом. Стало очевидно, что никаких других заказов делать не имеет смысла. Справиться бы хотя бы с частью тунца. Минут 10 в нем ковырялась мамочка, а затем еще минут 30 я. До дна каравая мы так и не дошли. Не сумели доесть и пасту, при том, что все было чертовски вкусно, слоновьи порции оказались не для нас. С набитыми до отказа животами мы заплатили за ужин с полбутылкой вина La Vallette 15 лир (около 1200 рублей), прошлись по набережной Спинолы, посмотрели на плескающиеся в воде луццу (цветные рыбацкие лодочки), местных ленивых уток и пошли спать. По дороге я не утерпел и купил себе литровую бутылочку Kinnie.

24 февраля

Отправляясь на Мальту, мы четко представляли, что купаться в море не доведется. Однако ж предположили, что с водными процедурами может сложиться в гостиничном бассейне. В нашем трехзвездочном Alexandra Palace бассейнов было два. Один – открытый во дворе гостиницы внизу, второй – почти открытый, под козырьком из органического стекла на втором этаже. Утром в этот бассейн мы и отправились. Выяснилось, что никакого искусственного подогрева у него нет, а естественным путем вода нагревалась, мягко говоря, слабо. В общем, купался я один минуты две (Оля разумно решила не заходить). После купания позавтракали в гостинице – меню оказалось разнообразным (тут тебе и английский завтрак из бекона, сосисок, омлета и ветчины, и всякие мюсли, и т.д.) Насытившись, двинули к гостинице Westin Dragonara Resort, где у тетушки-агента забрали свои паспорта с визами. Неясно, на фига мальтийцы забрали для визы две фотографии, если на визе никаких следов этих фотографий нет.

С паспортами и визами мы отправились в пункт автопроката. Ближайшей и первой попавшейся на пути оказалась контора под названием Civic. Прекрасная мальтийская женщина выдала за 23 лиры (включая НДС и полную страховку) на два дня Kia Picanto. Эта машина стала моим первым опытом езды с правым рулем и левосторонним движением. Мало того, что руль справа, так еще и поворотники с дворниками были расположены там по другим сторонам руля. В этой связи я то и дело протирал стекло в то время, когда нужно было включать поворотники.

Не мудря сильно и не заглядывая в карту, я повел наш автомобиль к Валлетте по набережной. Там же нам попалась и заправка – удивительная конструкция. Никаких огромных площадок и торговых павильонов с модной прессой и жвачкой. Прямо в тротуаре торчат две – четыре бензоколонки и какой-то ларек, в котором заправщики, вероятно, укрываются в непогоду.

Заправили 20 литров и заплатили за них 9,15 лиры. Проехали еще некоторое время по набережной и потом каким-то чудесным образом выехали на одну из основных мальтийских трасс. По ней и поехали в Валлетту. К мальтийской столице подобрались со стороны Флорианы, на въезде в которую стоит триумфальновидная арка. Флориана – небольшой пригород Валлетты, имеющая впрочем достаточно широкую улицу самого что ни на есть столичного вида. Правда, всего в этом городе живет около 3 тысяч человек и на центральной улице и прилегающих к ней больших домах весь шик заканчивается.

Наш автомобильчик мы загнали на подземную платную парковку и пешком пошли в Валлетту.

Собственно, другого выхода у нас и не было. Въезд в город тем, кто в нем не живет, запрещен. Ну и кроме того, ездить в Валлетте просто глупо – в длину город можно пройти минут за 20-25 неспешного хода. В ширину – за 15. На входе меня почему-то до глубины души потряс офис Lybian Airlines. Мне показалось удивительным, что где-то есть офисы компании, представляющей одну из самых закрытых стран мира. Между прочим, в Триполи с Мальты летает 6 рейсов в неделю.

Нашей первой целью в Валлетте был, конечно, собор святого Иоанна (St. John’s Co-Cathedral). Lonely Planet честно предупреждал, что по субботам собор работает до 12:30, а последний вход в него и вовсе до полудня. В двух словах – не успели. Посмотрели на него снаружи – достаточно скромное аскетичное зданьице (это в последний день нашего визита мы оценили всю внутреннюю мощь собора) и пошли себе бродить по валлеттским улицам, куда глаза глядят.

Глаза глядели на площадь Виктории перед фасадом с надписью Bibliotheca, на дворец Великого магистра с памятником Нептуну во дворе и просто на дома, которые находились на улице Республики. Мамочка заскочила в одну из ювелирных лавок, намереваясь приобрести себе какое-нибудь местное изделие из серебра. В лавке за столом сидел старец в толстых очках и слушал какую-то музыку в духе Deep Purple. Стены лавки были увешаны открытками со всех уголков планеты. Там был и Париж, и Новая Зеландия, и Нью-Йорк, и куча всего другого. Особняком смотрелись несколько фотографий, на которых упомянутый старец был еще не старцем, но находился в этой же сувенирной лавке. Как выяснилось позже, вывешивать фото «я в молодости» на Мальте принято не только у ювелиров.

От сувенирной лавки пошли дальше – нашей конечной целью был форт Святого Эльмо. Сейчас в нем находится полицейская академия и Национальный музей войны, посвященный, в первую очередь Второй великой осаде Мальты 1940-1943 годов. В ходе осады, Мальте, к слову доставалось неслабо. О чем свидетельствует в своей книжке The Cross and the Ensign Питер Эллиотт. За шесть недель на города вокруг Великой бухты было сброшено 6,5 тысяч тонн бомб. Для сравнения, британскому городу Ковентри, за который до конца жизни так стыдно было Черчиллю, принял «всего» 250 тонн.

По дороге к форту отобедали всякой средиземноморской едой – мегаоливками, вкуснейшими козьими перчеными сырами, каперсами и т.п. Запил все это я, естественно, лошадиной дозой Kinnie.

Разумеется, в 5 часов вечера субботы музей был закрыт. Да даже если б он был и открыт, посетить его нормально мне бы все равно не дали жена и мама – им не до войн. Потому мы просто отправились гулять дальше и вырулили на улицу Средиземноморскую (Triq Il-Mediterran).

С нее напротив первой больницы мальтийских рыцарей Sacra Infermeria есть удобный спуск к Великой гавани, которым мы и воспользовались. По моим ощущениям, ничего более кинематографичного по морской части я не видел. Высоченные стены валлеттских фортов почти отвесно обрываются в море, вода в котором, понятное дело, – чистейшая. Тут тебе перед глазами сразу и граф Монте-Кристо и все прочие персонажи, которым довелось торчать в крепостях на островах. Минут 20 мы глазели на гавань, слушали море и наслаждались.

Рядом с нами находились рыбаки и еще какая-то лодочная будка, в которой звучало радио удивительного формата. Удивительного, потому что я в жизни прежде не слышал в радиоэфире Iron Maiden, да еще с такой песней как Waisting Love.

От моря поднялись сначала в сад Нижняя Баррака, где опять (теперь уже с высоты) посмотрели на Великую гавань и на храм Александра Болла – первого британского губернатора Мальты, которого мальтийцы чтили весьма высоко. Ведь именно этот мужчина подсобил им в изгнании из Валлетты войск Наполена, которые просидели в осажденной мальтийской столице почти два года и сожрали там всех кошек, собак и крыс.

Вслед за Нижней Барракой перебрались в Верхнюю. Там уже в третий раз долго смотрели на Великую гавань, а также на памятники Черчиллю и Гаврошам.

Наша пешая прогулка, надо сказать, оказалась весьма длительной. Потому к резиденции мальтийского премьера (Auberge de Castille) мы уже подбирались в полуавтоматическом режиме. К этому моменту у меня еще сели батарейки к вспышке, замену которым я приобрел в местной лавке за 7,5 лир. Полезная лавка расположилась аккурат напротив развалин Оперного театра, который фашисты разбомбили во время Второй великой осады Мальты.

Через 10 минут мы сели в свою Kia Picanto и поехали в Сент-Джулианс. По дороге немного поплутали – я свернул не туда и в результате оказались в какой-то индустриальной зоне, которую на указателях так и называют – Industrail Zone. Впрочем, с этой бедой разобрались и минут через 30 все же доехали до гостиницы.

Спустя час я предложил новый маршрут – Витториоза, на которую мы смотрели и со Средиземноморской улицы, и из обеих Барракк.

В Витториозу ехали уже в темноте и тоже немного поплутали. Lonely Planet подсказал неплохое место для ужина – Il Bocaccio. Кроме него в Витториозе находится еще всего пара-тройка заведений общепита. Покормили в Il Bocaccio вкусно и сытно за 12 лир на троих. Однако ж место запомнилось благодаря тому, что Ярослав Гашек называл «рифмуется со словом «жрать». В туалете Il Bocaccio над унитазом висит объявление такого смысла: «Уважаемые посетители! Дырка в этом унитазе маленькая и канализационная труба тоже – всего каких-то жалких 2,5 дюйма. Поэтому просим не засорять унитаз бумагой и прочей дрянью. Если ж засорите, и дерьмо хлынет через край, будете за все платить».

В разгар нашего ужина к барной стойке подошел статный усатый мужчина и кинув пару слов кельнерше, направился в сортир. Засел там он основательно, потому что мужчина из-за соседнего стола один раз в туалет не попал (был занят усатым господином) и очень переживал, когда ж тот выйдет. Усатый вышел минут через 15, поблагодарил кельнершу и стремительно удалился. Мужчина из-за соседнего стола дошел до так нужной ему двери и через 5 сек выскочил оттуда с крайне недовольным лицом. На нем было написано: «Усатый господин таки забил 2,5 дюйма вашей трубы». Кельнерша посокрушалась и стала куда-то названивать. Мы расплатились и двинули гулять по городу (мне очень хотелось посмотреть на дворец Великого инквизитора). Первым, кого мы встретили на пустынных улицах города, был усатый засранец, который степенно прогуливался под руку с дамой.

Карта в Lonely Planet меня слегка сбила, и мы почти сразу свернули с главной витториозской улицы направо. Впрочем, об ошибке этой я нисколько не жалею. Мы оказались на абсолютно безлюдных улицах, заставленных цветочными горшками всех размеров. Минут 15-20 бродили по полностью безлюдному городу, погружаясь в какие-то совершенно сказочные ощущения. Я еще подумал: «Что же тогда происходит в Мдине, которую называют не иначе как Silent City».

Единственным недостатком тишины было то, что не у кого было уточнить диспозицию. Наконец, нам попалась какая-то старушка-божий одуванчик, которая на вопрос о дворце инквизитора сказала: «Следуйте за мной». По дороге супруга выведала, что старушка живет в Витториозе всю жизнь, помнит времена, когда на улицах не было асфальта, а исключительно брусчатка, и родила и вырастила в стенах этого замечательного города 12 детей. За этими разговорами мы подошли к дворцу инквизитора, который в позднюю вечернюю пору сильного впечатления не произвел. Во-первых, оценить его сложно из-за соседних плотно прилегающих зданий, а во-вторых, значительная часть дворца была увешана строительными лесами. Рядом с дворцом мальтийские детишки развлекались выставлением на проезжую часть цветочного горшка с табличкой Garage. No parking и страшно хохотали, когда автомобилисты выходили посмотреть, что за фигня мешает им проехать.

Прогулка по вечерней Витториозе лично мне задала какую-то очень правильную атмосферу. Выйдя на набережную у Морского музея, я представил, как во время Первой великой осады Мальты рыцари принимали здесь своих раненых. Да и вообще Витториоза – первый город, основанный рыцарями на Мальте. А Валлетту они построили уже после того, как отбились от турок, стреляя их отрубленными головами по их же кораблям.

Длинный насыщенный день очень утомил жену, поэтому последние 15 минут я бегал по городу один. На обратной дороге мы еще поплутали и, кроме того, я заблудился в Сент-Джулиансе. Дело было субботним вечером, и из-за бешенной тусы в Пачвилле оказалась перекрыта улица, по которой мы обычно возвращались к гостинице. От удивления я даже зарулил во двор «Хилтона», но потом все же образумился, сдал авто на парковку, и мы отправились спать. Впрочем, перед сном я еще заскочил в паб HicCups – удивительное заведение напротив нашей гостиницы. Открывается оно обычно часов в 6 вечера, посетителей там за неделю я видел человек 15, а хозяин паба часов до 2 ночи смотрит Discovery и продает пиво исключительно в банках или бутылках. Над стойкой паба висит фото хозяина – как и у ювелира в Валлетте. В HicCups я выпил великолепного «Гиннеса» – лишнее подтверждение тому, что отечественные пивовары умеют сделать говно из любой, даже самой сладкой, конфетки и мальтийского эля Blue Label (этот рецепт они, наверное, получили у отечественных пивоваров). Словом, говно.

Напившись, отошел ко сну.

25 февраля

Воскресный день на Мальте согласно нашим планам был отведен поездке на остров Гозо. В начале нашего пути я традиционно немного заблудился. Свернул с главной дороги и уже начал было продумывать альтернативные маршруты через середину острова (главная дорога идет по побережью). Однако здравый смысл в лице супруги порекомендовал обратиться за советом к местным жителям. Таковыми оказались две дамы и мужчина. Сначала я заговорил с одной, и через минуту она признала, что ее английский не позволяет давать мне внятные объяснения. Нужную информацию я получил от ее спутников и спустя 5 минут мы были на главной дороге.

Далее все было достаточно просто. Многочисленные указатели вели нас к паромной переправе. Из окна авто мы увидели острова Святого Павла, у которых он потерпел кораблекрушение и песчаный пляж в Мельее, на котором Оля порывалась посидеть. Я однако был непреклонен, и мы проследовали до конечной точки Мальты – то есть переправы.

Вопреки сообщениям на всяких промальтийских ресурсах, платить за въезд на паром пришлось на Мальте. Ранее, если верить упомянутым источникам, плата за переправу в оба конца взималась на Гозо. За машину и трех пассажиров мы заплатили 10,75 лиры и заехали в новенький (кажется, 2002 года постройки) паром. Машина осталось внизу, а мы поднялись на верхнюю открытую палубу, с которой минут через 10 плавания спустились на закрытую палубу. Там обнаружился, не побоюсь этого слова, буфет, а также книжная лавка. Выпить стаканчик Kinnie я успел, а прицениться до конца к какой-нибудь книжке про Мальту – нет, поскольку путь до Гозо занял всего минут 30.

На Гозо мы подплыли к населенному пункту Мгарр, из которого сразу поехали в Шару и расположенную совсем рядом с ней Гжантию. Гжантия поразила мое воображение в далеком 2003 году, когда выяснилось, что в ней находятся самые древние (старше пирамиды Хеопса) постройки на земле. Постройки – так называемые мегалитические храмы, сооруженные из огромных каменных глыб. Вход на территорию мегалитов стоил 1,5 лира на человека. Людям старше 60 лет полагалась 50%-ная скидка. Кассир некоторое время раздумывал, не дать ли скидку мамочке, мамочка же, поняв причину его раздумий, глубоко оскорбилась. Самые древние постройки мое воображение поразили весьма умеренно. Стало очевидно, что только ради них на Мальту могут ехать только маньяки.

Минут 20 мы побродили вокруг храмов, выяснили, что откопал их в 19 веке какой-то английский колонизатор, потративший на раскопки чуть ли не все, что у него было. От мегалитов двинули в Шару, где я желал посмотреть на мельницу и местную церковь Виктории. Припаркованные автомобили на площади у церкви Виктории стояли не только с незакрытыми на замок дверями, но и открытыми окнами. Для Гозо с его длиной в 7 км в общем-то наверное не удивительно.

Мы немного побродили по Шаре, обошли мельницу, жестко проигнорировали расположенный в ней музей и зашли в церковь. После визита в храм поехали в Викторию – гозитанскую столицу, которую местные жители называют также и Рабатом. По некоторым показателям, например, количеству театров, Виктория «делает» Валлетту. Главной целью в Виктории была цитадель – как ее еще называют в путеводах, мини-Мдина. Главная прелесть цитадели в том, что она стоит на возвышенности (как и Мдина на Мальте) и позволяет обозревать практически весь остров. В частности, заметили копию Христа как в Рио-де-Жанейро, но потом к нему, правда, так и не подъехали. В самой цитадели никаких музеев (хотя их там есть минимум два) не посещали, зато пообедали в ресторанe Ta Riccardu. Еда, естественно, оказалась очень вкусной (другой на Мальте, я так понимаю, не бывает).

Следующей целью за цитаделью была Двейра – деревушка (и это громко сказано) на западном побережье. Главная достопримечательность Двейры – лазурное окно и внутренне море, которые мы и поехали смотреть. Мне подход к берегу у Лазурного окна опять напомнил Луну. Только здесь эта Луна была гораздо ярче, чем в Слиме в первый день нашего визита. И еще мне показалось, что американским астронавтам в Двейре тренироваться было б разумнее, чем в Исландии. Кроме Луны там еще обнаружился мини-Гранд-Каньон, по которому мы тоже с удовольствием походили пять минут.

То, как красочно об берег Двейры разбивались волны, словами, конечно, не передать. Это такая сиюминутная прелесть, которую хорошо именно переживать. Мы попереживали со спертым от восторга дыханием минут 20 и отправились к внутреннему морю. Это небольшой залив, образовавшийся за счет вод Средиземного моря, которые поступают через расщелину в горной гряде. Как и ожидалось, вода во внутреннем море оказалась существенно теплее, чем в море наружном.

Из Двейры выехали с началом сумерек и минут через 30 были уже в Мгарре, на паромной переправе. На обратном пути я не удержался и купил себе «Морскую историю Мальты» в исполнении Питера Эллиотта.

От паромной переправы на Мальте добрались до Сент-Джулианса еще минут за 40. Я оставил машину, как и в предыдущий день, на платной парковке на ночь за 3 лиры (позже выяснилось, что можно прекрасно парковаться абсолютно бесплатно – надо лишь внимательно смотреть на знаки).

Из гостиницы пошли с женой вдвоем ужинать в Paparazzi. Понаблюдали, как смешно там подают десерты. Точнее, кто их подает – невероятно толстая женщина-предупреждение «Вот что будет с теми, кто ест много десертов». Дама приблизительно такой комплекции нарисована и в десертном меню этого заведения. И вообще, как показала практика, они там любят нестандартные носители. Чего стоит объявление в туалете.

В ходе ужина я выпил местного пива Cisk, рекламой которого увешана вся Мальта. На поверку напиток оказался, мягко говоря, посредственным. Исправили ситуацию мы в пабе The Dubliner, расположенном на берегу Спинолы.

26 февраля

Этот день оказался свободен от дальних поездок. Инициатором тихого и пассивного времяпровождения выступила супруга. Правда, она рассчитывала, что тихому дню будет сопутствовать солнечная погода, а на деле нас встретило затянутое небо и кратковременные дожди.

В 8:30 я сдал ключ от Kia Picanto, мы позавтракали и отправились на неспешную прогулку по Слиме и окрестностям. Флэшка в фотоаппарате оказалась забитой, и поэтому первым пунктом на маршруте стала местная лавка по прокату DVD, владелец которой также торговал мобильными телефонами и за скромное вознаграждение в 2 лиры записывал на DVD-болванки фотофайлы.

Мальтийский неспешный менталитет проявился и в процессе записи файлов на болванку. То, что на римскому умельцу в прошлом году понадобилось 5 минут, у жителя Слимы заняло около 40 минут. При получении диска стали невольными свидетелями конфликта лавочника с бестолковой студенткой языковой школы. Девочка откуда-то из Юго-Восточной Азии орала благим матом и требовала вернуть залог за членскую карту, которую она умудрилась где-то потерять. Преподаватели и одногруппники вытащили ее из прокатного пункта лишь минут через 15. Мальтийский доброжелательный мужчина оказался непреклонен и, естественно, никаких денег туповатой студентке не вернул.

Из фотоларька отправились к паромной пристани в Слиме. Часть пути прошли пешком, а часть проехали на автобусе №62, заплатив за билеты по 20 мальтийских центов. На пристани нас ожидал экскурсионный кораблик конторы Captain Morgan, неоднократно упоминаемой в Lonely Planet. Билетики нам достались вместе со всеми документами туроператора STB Tours в Москве.

В компании европейских пенсионеров и даже нескольких соотечественников на экскурсионном суденышке вышли в бухту Марсамшетт. Морская прогулка продлилась около 1,5 часов. За это время мы заглянули почти в каждый уголок Марсамшетт и Великой гавани и почти во все прилегающие к ним доки. Обогнули остров Маноэль, посмотрели на посольские резиденции в Мсиде и гигантские катамараны, за пару часов доплывающие до Сицилии. В ходе прогулки я подумывал о том, чтобы от пристани в Слиме рейсовым корабликом доплыть до Валлетты. От этих планов пришлось отказаться, поскольку кораблики эти отходят очень редко, и ждать лишний час нам не хотелось.

Сойдя на берег, мы направились отобедать в Tony’s Bar (позже выяснилось, что их минимум 2 – второй обнаружился на берегу бухты Спинола напротив Paparazzi).

В Tony’s Bar меня порадовал отдельный стенд, на котором торжественно было отмечено достижение британских военных моряков. В 1946 году в этом баре они за 6 часов выпили то ли по 46 бутылок пива, то ли 46 бутылок пива на двоих. Тем самым, побив рекорд 1938 года – тогда рекордсмены одолели всего лишь по 40 бутылок.

На автобусе вернулись в Сент-Джулианс и попробовали сходить в IMAX – ни мама, ни супруга там прежде не бывали. Однако ж поход этот оказался для меня едва ли не самым главным мальтийским разочарованием – IMAX на Мальте попросту закрыли.

Обломившись с IMAX, пошли поваляться в номерах, а к вечеру навестили ресторан Il Pirata на улице Пачвиль. Там я отведал кролика, о котором мечтал почти неделю. Кролик оказался весьма посредственным блюдом, несмотря на свой культовый статус на Мальте. По крайней мере, в сметане в «Тарасе Бульбе» он бывает куда привлекательнее и милее.

После кролика и вина La Vallette организовали мини-тур по пабам. Воспользовавшись рекомендацией Lonely Planet, пошли в O’Casey Irish Pub, где пропустили немного эля и сидра. Затем мамочка пошла спать, а мы с женой зашли в HicCups. По традиции оказались там единственными посетителями. Я пил Guinness, а супруга изучала музыкальный автомат. Закинув в него 20 центов, она прослушала две замечательные песни. После музыкального вечера отправились спать. А хозяин паба в гордом одиночестве продолжил отсматривать свой любимый Discovery.

27 февраля

Ключевым пунктом этого дня была выбрана Мдина – город, который был столицей Мальты до появления рыцарей ордена Святого Иоанна. Мдину заложили финикийцы, потом развивали римляне, а в 9 веке освоили арабы, заселившие также и ее крупнейший пригород – Рабат. Именно арабам Мдина обязана существующим вокруг нее рвом и высоченными стенами. Все это арабское доминирование продолжалось приблизительно до 13 века, пока его не ликвидировали какие-то иные прогрессивные силы. Позже в Мдине стали селиться знатные мальтийцы, рыцари же предпочитали приморские территории (Великую гавань и Валлетту), и потому Мдина со временем стала угасать.

Впрочем, определенную долю славы городу успели принести наполеоновские воины, которые облюбовали Мдину в качестве одного из своих гарнизонов. Насаждая мальтийцам идеи французской республики, наполеонские воины слегка переборщили – устроили аукцион утвари, вытащенной из мдинской кармелитской цервки. За что немедленно получили мальтийское восстание, результатом которого стал выброс с балкона командира мдинского гарнизона.

Вооружившись необходимыми знаниями, я повел нашу скромную экскурсию в Мдину. В поисках разнообразия решил арендовать автомобиль не в прежней конторе Civic, а в рекомендованной Lonely Planet Wembley’s. Тем более, что мимо этой Wembley’s мы проходили каждый вечер и наблюдали там старые Мерседесы, которые так любили показывать в советском и российском кино про жуликов. С «Мерседесами» однако ж не срослось. В Wembley’s оказалась какая-то непростая система бронирования по телефону, да и ждать машину приходилось около часа. Что, конечно, никуда не годилось. Поэтому следующее место, куда мы заглянули, оказалось агентство Central Holidays – определенно самое великое мальтийское разочарование.

Интеллигентного и приятного вида девица в очках под надзором какого-то хмыря выдала прейскурант на выдаваемые в прокат автомобили. Все автомобили в прейскуранте были поделены на 5 или 6 групп. Группы назывались приблизительно так: Class A. Pegueot 107 or similar. Group B (внимание !!!) Volkswagen Polo, Ford Fiesta or similar и т.д. Дальше группы C я не смотрел (не помню, что и в ней было). Решил, что группа B вполне привлекательна и ради нее можно пожертвовать пару мальтийских лир, которые можно было сэкономить, пользуясь услугами Civic.

На деле все оказалось мерзко. К базовой цене в 9,45 лиры, гаденыши прибавили НДС 2, 87 лиры, 3 лиры страховки, 3,5 лиры за услуги по доставке и забиранию машины от гостиницы. То есть один день аренды в Central Holidays вышел в 18,82 лиры – сравним 2 дня в Civic.

Кроме того, в отличие от Civic, где в квитанцию молча вписали номер Олиной дебетовой карты, гаденыши стали требовать карту, на которой можно заблокировать 150 лир. Памятуя лондонский опыт, когда в славном отеле My Hotel Bloomsbury на карте заблокировали разом 500 фунтов и таким образом существенно ограничили мои потребительские амбиции, дебетовую карту я давать не стал. Подсунул кредитку. Жаба в очках раз 15 повторила, что средства блокируются на неделю – однако еще спустя месяц блокировка снята не была. После всех веселых церемоний стали ждать машину класса B. По версии Central Holidays в одном классе с Volkswagen Polo и Ford Fiesta имеет право находиться Daewoo Matiz. Именно это помойное ведро нам и подогнали. С пробегом около 80 тысяч км (против 25 тысяч у Picanta в Civic), без кондиционера, без магнитолы, без единой подушки безопасности, без центрального замка, без электростеклоподъемников и даже без гидроусилителя.

«Это и есть ваш B-класс?» – спросили мы, немало офигев. «Да», – гордо ответили жаба и хмырь, под присмотром которого она нас одурачила. По большому счету надо было встать в позу, засунуть им в задницу 3,5 лиры которые они уже взяли за доставку этой телеги и идти дальше. Но все произошедшее меня сильно обескуражило. Я просто сел за руль, и мы двинули в Мдину.

Безусловно, Мдина – город достойный обязательного визита. Но лично мои ощущения сильно притупились в сравнении с прогулкой по вечерней Витториозе. Более того, днем в Мдине народу было гораздо больше, и она куда меньше отвечала статусу «молчаливого города».

В городе мы посетили местный собор Святого Павла (по понятной причине, на Мальте он есть, наверное, в каждом крупном населенном пункте), музей собора, в котором выставлены оригинальные гравюры Альбрехта Дюрера и музей пыток (туда пошли с мамочкой, а супруга воздержалась у входа). Между Дюрером и музеем пыток пообедали в мдинском ресторане Bachus. В городе было еще два или три места, но все оказались закрыты. При том, что Bachus представлялся нам наименее привлекательным.

После Мдины почему-то сразу поехали в Мосту, напрочь проигнорировав Рабат. Главный объект интереса в Мосте – храм Святой Марии или просто Купол Мосты. Церковь построена по образу и подобию римского Пантеона (разве что без сквозной дырки в крыше) и видна за несколько километров. Ажиотаж вызывает не только в силу архитектурной специфики (по диаметру в Европе купол уступает лишь Пантеону и собору Святого Петра в Риме), но и по причине чуда чудного, случившегося в 1942 году. В то время, когда в храме находилось 300 человек, купол пробила фашистская бомба, которая упала на пол и при этом не взорвалась.

Кроме храма смотреть в городе нечего. По этой причине мы поспешили в сады Бускетт (единственный мальтийский лес, который рыцари высадили дабы было, где поохотиться).

В саду среди прочего находится летняя резиденция мальтийского президента. Мы немного погуляли средь лимонных и апельсиновых деревьев, выпили чая с пирогами в местном огромном и пустом кафе, с крыши которого на нас лаяли огромные собаки и двинули назад.

По возвращении в Сент-Джулианс бросили гадкое ведро Matiz у гостиницы и поужинали в Paparazzi. После ужина мамочка пошла спать, а мы с женой в Dubliner.

28 февраля

Оправившись от переживаний, вызванных арендой Daewoo Matiz за бешенное бабло, я решил снова податься в Civic. Там всего за 10 лир нам снова выдали Kia Picanto, на которой мы решили поехать куда-нибудь на природу. Таковой изначально выбрали утесы Дингли на южном берегу Мальты. Оттуда по прямой до Ливии километров 500 морского пути.

Стремительному выезду помешала забитая карта фотоаппарата, которую я сдал неспешным мальтийским мужчинам на запись еще накануне вечером. Мы подошли к фотографическо-прокатнодивидишной лавке практически к открытию и стали ждать диск. Ожидание снова затянулось минут на 40 – дядька был все-таки крайне нерасторопен.

С копией фотографий на диске двинули в путь. По дороге в Слиме заехали на заправку. На сей раз залили 10 литров бензина (все-таки трудно сразу привыкнуть к тому, что для поездок по стране может хватить такого количества топлива). В первый раз заливал 20 литров, вернул машину с приличным остатком. Во второй раз – с 15 литрами и опять возврат с остатками.

После бензина зарулили в небольшой продуктовый магазинчик, где купили красных апельсинов, хамона, дьявольски вкусного перченого сочного козьего сыра (такого больше на Мальте нигде не попадалось) и водички. Покупка, в первую очередь, была обусловлена желанием супруги поесть на природе.

С запасом провианта опять же минут за 30 добрались до Дингли. Местечко и впрямь оказалось крайне живописным. Прежде всего, утесы – это не крутой обрыв, а достаточно пологий спуск. При желании можно было доковылять и до моря, но обратный подъем был бы делом весьма утомительным. Около часа под ярким солнцем мы сидели и глазели на море, усыпанный цветочками склон и мальтийских аграриев, которые какими-то мотыгами ковырялись в приморских земельных участках.

Первой ислледовательский характер продемонстрировала мамочка – она подалась по тропинке вниз и собрала какой-то гигантский гербарий. Вслед за ней стал бродить по окрестностям и я. Нашел в утесах какие-то пещерки, к которым мальтийцы приспособили деревянные двери и закрыли их надежными замками в виде веревочных петель. Я заглянул в одну из пещерок и нашел там склад всякого барахла вроде старой люстры и каких-то железяк.

Пока я исследовал железяки, а Оля безмолвно наслаждалась теплой погодой, мамочка спустилась вниз метров на 50. Подались к ней и мы, дабы рассмотреть поближе и море, и лилипутский остров Филфла.

В Рабате я посетил пещеру, в которой некоторое время проводил Святой Павел (о его пребывании на Мальте в глубокой скорби рассказывал местный житель).

Мне очень хотелось посетить в Рабате и катакомбы, в которых укрывались и Святой Павел, и Святая Агата. Этой женщине на Мальте уделено немало внимания, в том числе и в мдинском музее пыток.

Следующим интересным пунктом мне показался музей авиации, расположенный километрах в 7-10 от Мдины и 500 метрах от мальтийского стадиона. Мамочка и жена авиацией не прониклись вообще и отправились бродить по сувенирным лавкам в так называемой ремесленной деревне. Я же минут за 30 пробежал мимо самолетов и фотогалерей про вторую Великую осаду Мальты. После общения с прекрасным я тоже зашел в ремесленную деревню и посмотрел на работы мальтийских стеклодувов. Их поделки оказались безусловно красивыми, но покупать мы ничего не стали, поскольку пожалели место в квартире. Кроме того, цены в этой деревне никакого преимущества перед обычными сувенирными лавками не имели.

От ремесел двинули на северное побережье в городок Сент-Пол Бэй. Там же расположены и рифы, на который Святой Павел налетел на своем кораблике. Жуткий ветер выгнал нас из Сент-Пол Бэй в считанные минуты, и мы поехали в Мельеу – на прекрасный песчаный пляж. Подобных пляжей на Мальте – пересчитать по пальцам. Надо полагать, летом там происходит реальное столпотворение. Мы же просто побродили по берегу и посмотрели в чистое море.

Засветло вернулись в Сент-Джулианс, чтобы немного поваляться в гостинице перед еще одной поездкой. На сей раз, нашей целью стала рыбацкая деревня Марсашлок. Этот населенный пункт знаменит сразу по целому ряду причин. Во-первых, рыба и рыбный рынок, который работает то ли по субботам, то ли по воскресеньям. На этом рынке свой ассортимент закупают все рыбные мальтийские рестораны. Во-вторых, рыбацкими лодками луццу. Этот цветной символ Мальты любят печатать на открытках и обложках путеводов. В принципе, луццу хватает и в бухте Спинола, но их количество в бухте Марсашлок выше в разы. В-третьих, в бухте Марсашлок на рейде стоял кораблик, на борту которого в 1989 году Горбачев с Бушем завершали холодную войну.

Нашей главной целью в Марсашлоке стал рыбный ресторан, где я заказал какого-то свежего представителя отряда окунеобразных. В лучших мальтийских традициях нам подали увесистую тушку и при этом недоумевали, как такую «маленькую» рыбку можно есть на двоих. Ресторан назывался Il-Riccu и был абсолютно пуст. Очевидно, что Марсашлок – место, в которое туристов возят днем и днем же и кормят в массовом порядке. Вечером же там царит безмолвие и пустота.

Особой прелестью Il-Riccu оказалась стеклянная стена, отделяющая кухню от обеденного зала. То есть, голодные посетители могут собственными глазами наблюдать за процессом поджарки выбранной ими рыбки. При расчете нам едва не насчитали лишние 6,5 лир, но мы же однако всех деликатно поставили на место и услышали в ответ тысячу извинений.

После ресторана попытались дойти до памятника, посвященного окончанию холодной войны, но отчего-то его не нашли. В результате побродили по набережной Марсашлока около получаса и поехали в гостиницу. Нигде не плутали и за 20 минут оказались на месте.

1 марта

Последний день пребывания на Мальте. С раннего утра мне стало ясно, что без автомобиля в этот день не обойтись. В этой связи я выяснил, куда отдавать вечером ключи, поскольку обратно мы вылетали ночью.

После завтрака я быстренько сбегал в супермаркет Arcadia и купил там всяких средиземноморских вкусностей типа хамона, пармской ветчины, перченого козьего сыра и т.п. Все покупки обошлись в 9 мальтийских лир. В Москве такая продуктовая корзинка стоит, наверное, не меньше 50 мальтийских лир.

Немного отвлекусь на завтрак в гостинице. Начиная дня с третьего нашего пребывания, часть зала была огорожена, и все постояльцы питались вне этой огороженной части. Зато в огороженную часть регулярно заруливали старушки числом что-то около сотни. Возможно, у них был особый рацион. Но понять, по какой линии они питаются в нашей гостинице, понять было решительно невозможно. После завтрака старушки развлекались. Однажды глядя в зал с улицы, я увидел у каждой из них в руках ручку. Этими ручками старушки чего-то помечали в лежавших перед ними бумажками. При этом голос одной из старушек громогласно что-то диктовал. Приглядевшись повнимательнее, я понял, что старушки всего-навсего играют в лото. А вместо привычных россиянам бочонков просто ставят на выпавших цифрах кресты.

В наш последний мальтийский день мы снова поехали в Валлетту. Ведь в первый валлеттский визит нам не удалось попасть внутрь собора Святого Иоанна – по сути, главной достопримечательности Валлетты. Мало того, что в соборе находится крипта с останками целой толпы мальтийских рыцарей, так еще там висят оригиналы картин Караваджо. В том числе и «Усекновение головы Иоанна Крестителя». Словом, движимые силой искусства, мы опять поехали в Валлетту.

Машину, как и в прошлый раз, оставили на подземной парковке во Флориане. Правда, в отличие от субботы, в будний день на парковке был настоящий аншлаг, и место пришлось поискать.

Вход в собор Святого Иоанна располагается на Республиканской улице. Мы зашли вовнутрь и немало подивились. В сравнении с аскетичной наружностью внутреннее, не побоюсь написать, убранство собора поражает. Что не удивительно, поскольку внутренней отделкой занимались около 100 лет.

На входе мы взяли по аудиогиду, которые были готовы рассказывать о соборе часами. Надо сказать, при всем уважении к мальтийским рыцарям усвоить такой объем информации представлялось задачей весьма непростой. Собственно, мы даже и не пытались себя озадачить.

Я проворно достал штатив и сделал снимок. Рядом со мной возникла одна из смотрительниц собора и сообщила: «Не фиг тут со штативом снимать». Из ее слов стало ясно, что для съемки со штативом (при том, что нигде нет предупреждающих знаков и надписей) необходимо получить разрешение «сверху». Я пообщался с несколькими представителями соборных властей, в том числе и с каким-то тамошним боссом и понял, что для съемки со штативом мне надлежит подать письменную просьбу. И не факт, что ее удовлетворят. От съемки в соборе пришлось отказаться, хотя поснимать там было что.

Побродив по главному нефу собора, мы заглянули в неф боковой – тот самый, в котором висело «Усекновение головы Иоанна Крестителя». Это едва ли не единственная картина, на которой Караваджо оставил свой автограф и тот в луже крови Иоанна Крестителя.

После собора святого Иоанна мы двинули к собору Святого Павла англиканской церкви. Его хорошо видно из Слимы. Внешне и внутренне он очень напоминает лондонский собор Святого Павла. Правда, имеет гораздо более скромные размеры. На соборе Святого Павла наши цели в Валлетте были исчерпаны и мы потихоньку двинули на стоянку. Чтобы оттуда поехать в Сенглеа – один из трех первых городов, наряду с Витториозой, в которых стали обосновываться рыцари по прибытии на Мальту.

По дороге в Сенглеа у нас стал заканчиваться бензин и некоторое время мы поискали заправку. На одной из них заправщик произнес: No electricity, my friend. Мы даже немного понервничали на предмет, не встанем ли сейчас посреди дороги в поисках следующей заправки. К счастью, не встали.

В Сенглеа мы выдвинулись на прекрасный мыс со сторожевой башней, где наблюдали за прекрасным чистым морем и стенами Валлетты. Меня на мысе более всего поразила лесенка как в бассейне, по которой при желании можно спуститься в Великую гавань для купания. Наслаждаться Великой гаванью из Сенглеа нам крайне понравилось – мы посвятили этому делу около часа-полутора.

Вслед за Сенглеа я предложил посетить сады Сан-Антонио в Аттарде. По дороге в Аттард мы заглянули на мальтийское кладбище. На входе висела табличка, из которой следовало, что на кладбище похоронено немало участников Второй Мировой войны. Понятное дело, что наряду с мальтийцами в число таких участников попало немало британцев. Вероятно, этим обусловлено сильное британское влияние на архитектуру кладбищенских построек. Влияние – это, на самом деле, мягко сказано. Еще одна табличка просила не делать на кладбище снимков. Я однако это правило деликатно проигнорировал и немножко все-таки поснимал.

После кладбища мы таки доехали до Аттарда. Но в сады Сан-Антонио не попали, поскольку найти их оказалось делом крайне непростым. По крайней мере, указатели к ним оказались самыми бестолковыми из всех, что мы видели на Мальте. Вдобавок, масла в огонь подливала супруга, которой очень хотелось в Сент-Джулианс.

В Сент-Джулиансе организовали прощальный торжественный ужин в Paparazzi, после которого отправились паковать чемоданы и ожидать автобуса в аэропорт.


Добавить своё впечатление
Вернуться к разделу «Впечатления»


Впечатления посетителей, опубликованные на сайте, выражают исключительно точку зрения их авторов.

Эта точка зрения не совпадает с позицией редакции сайта.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ