Мальта для всех!
Malta
Мальта
МальтаАналитика

Мальтийская аналитика

22.12.2001

Девушек здесь ждут
репортаж из женского монастыря

Фотографии одиннадцатилетней давности в кремового цвета фотоальбоме изображают хорошенькую, молоденькую восемнадцатилетнюю невесту, выпархивающую из свадебного лимузина. Ее волосы красиво уложены, на счастливом лице – тщательный макияж и ослепительная улыбка. В ворохе кружев она вступает в церковь... Но чего-то, а, точнее, кого-то не хватает – Жениха. Но, тем не менее, Он здесь. Жених этой молодой мальтийки Кристины Бордж – сам Христос, и с Ним вместе она вступает на путь служения Церкви, на путь нестяжательства, целомудрия и послушания. Она становится монахиней-отшельницей Иерусалимского ордена, основанного когда-то мальтийскими рыцарями...

Да, 11 лет назад сестра Кристина, которой сейчас 29, поступила в монастырь святой Урсулы в Валлетте. И все эти годы ни разу не покидала его стен. Сейчас, в его приемной, давая интервью из-за монастырской решетки, так похожей на тюремную, она говорит, что чувствует себя здесь счастливой и довольной. И что никогда, ни разу, не пожалела о своем поступке. "Мы, монахини, знаем, что не имеем права выйти отсюда. Но это знание, и то, что мы находимся в здании монастыря взаперти, ничуть не смущает нас".

Послушницы становятся монахинями и приносят обеты после нескольких лет "испытательного срока", в течение которого, а, тем более, после принятия монашества, они не имеют права выходить на улицу. Исключения, впрочем, есть, но их мало: разрешается ложиться в больницу для сложной операции, раз в несколько лет – голосовать и раз в год – посещать родителей, но при том только условии, что последние совершенно немощны, и не могут сами навестить своих дочерей. Все остальные причины, в том числе похороны близких, не являются основанием для нарушения монастырского устава.

"Мы и сами не хотим выйти из монастыря на улицу, и никак к этому не стремимся. Приходится, конечно, навещать родителей, если они серьезно больны – но мы делаем это для них, а не для себя." Мать-настоятельница, например, не покидала монастыря уже более пятидесяти лет и не имела ни малейшего намерения или искушения сделать это.

Спрашивается, что же будет делать сестра, если она больше не сможет выносить такой жизни взаперти? Ответ прост: им, оказывается, не с чем сравнивать – они совершенно отвыкли от "внешнего" мира, и даже не представляют себе, как он выглядит. Тогда спрашивается: что может заставить молодую, живую восемнадцатилетнюю девушку буквально заживо похоронить себя в монастыре отшельниц? Для большинства современных особ женского пола такая жизнь совершенно невообразима и неприемлема. Что может служить движущей силой такого поступка – неприятие жизни, желание избежать трудностей, тяжелая ситуация в семье? В процессе беседы с сестрами Кристиной и Розарией выясняется, что ни то, ни другое, ни третье. И даже наоборот – большинство монахинь в прежней жизни пользовались любовью своих семейств и популярностью у противоположного пола.

Тогда что?

Восемнадцать монахинь-отшельниц живут, не выходя за пределы монастырской решетки, но у каждой есть просторная комната, и есть огромная общая крыша, с которой открываются восхитительные виды, и на которой можно, прогуливаясь, дышать свежим воздухом. И восемнадцать сестер чувствуют себя настоящими сестрами, в самом прямом смысле этого слова.

"Мы отлично уживаемся, прекрасно ладим друг с другом и любим друг друга, а если вдруг возникает проблема – сразу же разбираемся в ней, решаем ее. Если надо – прощаем друг друга, и наш мир и покой почти не бывает нарушаем."

Когда-то монахинь было больше. С поступлением в монастырь сестры Кристины их там оказалось 22, а когда-то было даже более 30... И, чтобы дело их продолжалось, сестры призывают молодых девушек, которые чувствуют соответствующее призвание, придти и пожить в монастыре, пусть хотя бы даже один день. Просто попытаться – а вдруг они почувствуют свой Путь?

"В сущности, это – как выйти замуж. Прежде чем девушка принимает предложение парня, она ведь присматривается к нему, проверяет свои чувства – и здесь все точно так же." Понятно, что такой жизненный путь подходит не каждому, а только тем, кто чувствует соответствующее призвание и не может его игнорировать. Разумеется, что жизнь "снаружи" изобилует искушениями, отвращающими девичьи души от общения с Богом, обещая разные суетные житейские радости. "Я тоже ощущала эти искушения, но училась противостоять им," – говорит сестра Кристина, – "А сейчас мои друзья считают, что, если бы я вышла из обители, то сошла бы с ума от шума и нервотрепки "той" жизни. Но, подчеркиваю, я здесь не из-за страха перед внешним миром. Просто я всегда искала уединения, предаваясь молитвам и размышлениям. Но, несмотря на такие склонности, у меня были друзья. И, когда я еще только "играла" в идею уйти в монастырь, моя семья переехала, сменив место жительства, и мне пришлось привыкать к разлуке с друзьями, я поняла – Бог призывает меня к уединенной жизни и учит отказываться от некоторых вещей. Для меня это было знаком." Конечно, еще до монастыря Кристина могла вести задушевные и философские беседы с друзьями, но ей было этого недостаточно. "Мы вовсе не чувствуем себя заключенными здесь – наоборот, мы совершенно открыты. Богу."

Когда восемнадцатилетняя Кристина сделала свой выбор и поступила в монастырь, она выпустила на волю из клетки птичку, что, по ее мнению, символизировало свободу. И свободу выбора. А сейчас она считает, что, хотя тяжело привыкнуть к разлуке с родными и близкими, некоторым людям бывает в этом отношении еще тяжелее – тем, например, кто эмигрирует в чужие страны.

Восемнадцать сестер проводят свой день по большей части за молитвой – они молятся за Мальту, ну, и за весь остальной мир, конечно, тоже – при том, что очень плохо представляют себе состояние дел в мире. Они ведь не читают газет, только духовную литературу. А новости они узнают только от своих редких посетителей. Впрочем, телевизор есть, и иногда мать-настоятельница разрешает сестрам посмотреть религиозные передачи, вроде выступлений Папы, или фильмы на евангельские сюжеты – но пульт она при этом не выпускает из рук, так что – никаких злоупотреблений. Да и сами монахини считают телевидение искушением – они опасаются, что увиденные ими кадры могут впоследствии всплывать в памяти и мешать молитвенному сосредоточению.

Сестры обычно просыпаются около пяти утра, иногда даже раньше, и начинают свой день с совместной молитвы, которая повторяется еще потом неоднократно в течение суток, кроме того, они молятся и в уединении. Молитвы, считают они, очень нужны миру, это – движущая сила мироздания. Кроме того, молитвы помогают им избегать искушений – они ведь все-таки живые люди, – и укреплять веру в свое призвание. Сестра Кристина признается, что иногда думает о дискотеках в Пачвиле, – тогда, когда, навещая ее, ей рассказывает о них младшая сестренка. "Я знаю, что будь я там, тоже могла бы пойти на дискотеку, но я твердо знаю – это не моё. Я выбрала быть здесь."

Кроме молитв, монахини посвящают свои дни заботам по хозяйству. Они убирают, готовят, стирают, шьют. Устав монастыря предписывает гасить весь свет между девятью и десятью вечера, хотя правило это может быть нарушено – по специальному разрешению. В середине же дня, по уставу, монахини обязаны оставаться в своих комнатах в течение определенного времени, молясь и соблюдая полную тишину.

Только один раз в месяц затворницы выходят к решетке приемной, чтобы принять посетителей. Раз в месяц, согласно традиции, монахиням также предписано самобичевание, но это, скорее, символический акт – серьезных ран они себе не причиняют. Вообще же традиции затворнической жизни несколько смягчились по сравнению с прошлыми временами – теперь, если сестра нуждается в серьезной операции, она может ненадолго лечь в больницу. Раньше хирурга приглашали прямо в обитель...

... сестра Кристина, отдавая ненадолго свой альбом со "свадебными" фотографиями, смеялась: "Да вернете, когда сможете. Я всегда дома!" В ее устах этот стандартный ответ приобел новый, и более глубокий смысл...

Вернуться к разделу "Аналитика"

Мальта



Rambler's Top100

© Мальта для всех 1998-2016
При перепечатке ссылайтесь на нас, пожалуйста!
RSS