Мальта для всех!
Malta
Мальта
МальтаАналитика

Мальтийская аналитика

22.09.2002

Дочери Евы и добрачный секс в трудах историка
попутно Вы узнаете, прочитав этот материал, что кролики – не только ценный мех

Историк и антрополог Кармел Кассар, заслуженный преподаватель мальтийского университета, специализируется на истории страны периода 16 и 17 веков. Предметом его особенного интереса является быт и повседневная жизнь обычных людей, живших в те времена, когда понятия колдовства и черной магии были очень и очень актуальны. Ниже предлагается его интервью, данное одному из журналистов газеты "The Malta Independent".

Знают ли мальтийцы историю своей страны? Насколько эта история достоверна, а насколько она состоит из мифов, легенд и домыслов?

Я уверен, что многие исследования по части мальтийской истории, из тех что были опубликованы и используются в качестве основных источников знаний по данному вопросу, создавались под влиянием колониальной точки зрения, и в полной мере ее отражают. Их несколько искаженное содержание полностью предопределено временем их написания. Сейчас это положение вещей трудно изменить задним числом, хотя обидно, что школьные учебники и даже университетские курсы вынуждены базироваться на этих материалах. Это прививает неправильный взгляд на историю страны, делает его менее объективным. Конечно, реальная история Мальты ни в коем случае не должна основываться на легендах и слухах, однако некоторые из них представляются весьма ценными, ведь, как извесно, в каждой сказке есть доля правды, пусть приукрашенной, а иногда и гиперболизированной, но все же – правды. Те же мифы и сказки зато отлично отражают взгляд доминирующей во времена их создания прослойки общества на житейские ценности, и основные интересы этой самой значимой части общества. Во всех странах предания формируют самосознание нации, и Мальта – не исключение. Непозволительно было бы считать народный эпос просто досужими выдумками. Другими словами, сказки и предания оказали огромное влияние на формирование национального самосознания, и познание их – ключ к познанию самой нации.

Вы исследовали традицию фенкаты* на Мальте. Что привлекло Вас в этом исследовании?

Исследовать фенкату я начал в продолжение моего большого труда об истории приготовления пищи вообще. В доказательство утверждения «скажи мне, что ты ешь – и я скажу тебе, кто ты» меню всегда отражает вкусы и уклад общества, к которому оно относится, его культурное и экономическое состояние. И даже политическую ситуацию. В 1773 году, например, Великий Магистр Хименес запретил католическим священникам и монахам охотиться на кроликов, так как поголовье этих животных чересчур резко сократилось, и рыцарям недоставало мяса. Клирики возмутились, так как немедленно расплодившиеся кролики стали уничтожать поля и огороды на корню, и в конце концов запрет Магистра привел к знаменитому, хотя и непродолжительному «Восстанию Попов»**, которое возглавил Дун Гаэтано Маннарино. Политические последствия этого восстания значительны, и не раз подвергались историческому исследованию. В книге «Фенката» я описываю, как столкновения между священниками и рыцарями породили небывалую популярность блюд из кролика, так что его ели и в бедных, и в обеспеченных семьях, в городах и в деревнях – по всей стране. С тех пор кролика едят на Мальте все, и блюда из него получили статус основы национальной мальтийской кухни.

Вы написали книги «Колдовство, магия и инквизиция» и «Дочери Евы», обе они посвящены месту женщины и роли полов вообще в средневековой Мальте. Чем Вас так заинтересовало колдовство?

Исследование колдовства и магических обрядов дает возможность выяснить страхи и верования наших предков. Времена, о которых идет речь в книгах (16 и 17 вв.), были периодом очень тяжелым в истории мальтийского народа. Годы неурожая, эпидемия чумы в конце 16 в., вечная боязнь иноземных захватчиков, которые периодически появлялись и вырезали все живое – во всех бедах обвиняли дьявола и его приспешниц – ведьм. Церковь и общество развернули настоящую охоту за несчастными. Все записи процессов Инквизиции того периода сохранились, и являют нам наглядную картину положения дел в этой сфере. Люди тогда свято верили, что порчу и болезнь можно навести, что детей можно сглазить, а сумасшедшие суть жертвы дьявола, а ведьмы в своих бдениях извращают слова церковной мессы и излечивают людей при помощи черных заклинаний. Впрочем, за дьявольскими заговорами и лечебными снадобьями к ведьмам не брезговали ходить даже священники, тем более, что официальные лекари – преимущественно мужчины, – лечили пациентов почти теми же самыми снадобьями, просто не апеллировали при этом к сверхъестественной силе, а плата их была существенно выше. Святая Инквизиция охотилась также и за теми, кто практиковал любовную магию, и жестоко судила и заказчиков, и исполнителей таких обрядов. Исследование судебных записей Инквизиции и судов над ведьмами привело меня к более глубокому пониманию и изучению роли женщины в обществе того времени. В приверженности, например, обрядам приворотной магии в основном обвиняли женщин, очень редко – мужчин, которые чаще выступали в роли заказчиков любовного напитка. Очень популярны были услуги, оказываемые ведьмами в части привораживания возлюбленного, поиска сокровищ, составления средств для того, чтобы на какое-то время сделаться невидимым, всегда знать заранее погоду на завтра и тому подобные. Женщины пытались вернуть мужей или вылечить больных членов семьи, словом, те же проблемы, что и в наши дни. Под постоянным подозрением по части колдовства состояли акушерки, поскольку родовая магия была также очень распространена.

Одним словом, каково было отношение к женщине в 16 веке на Мальте?

Ну, общий уклад был таков: женщина должна сидеть дома и полностью подчиняться мужчине – главе семьи. Всеобщая женская непорочность и честь почиталась залогом процветания и стабильности общества, особенно со времен Трентского Собора, который частично одобрил и легализовал социальные аспекты идей знаменитых церковных реформаторов Мартина Лютера и Кальвина. Девушку выдавали замуж, чтобы муж мог содержать и охранять ее. Но мужья умирали раньше своих жен – от болезней, войн, голода, их угоняли в плен, потому часто женщина в 45 лет оказывалась замужем в третий или четвертый раз. Если все же муж умирал, и пожилая мальтийка оставалась без опоры, ее путь лежал на улицы – там она торговала вразнос, зарабатывая тем самым трудовую копеечку. Был для такой «старушки» и альтернативный путь – стать врачевательницей, акушеркой, гадалкой. Одним словом – потенциальной ведьмой.

Каково было отношение к добрачному сексу до того, как были оглашены постановления Трентского Собора (1564 г.)?

Тогда брак рассматривался скорее как контракт, а не как таинство, причем не имело значения, был ли этот контракт нотариально закреплен в виде договора или существовал всего лишь на словах. Позже официальным сигналом к началу совместной жизни стала служить помолвка, после которой пара поселялась в одном доме. Церковный обряд лишь закреплял уже сложившуюся семью. Постановления Трентского Собора в корне изменили ситуацию, однако несколько поколений мальтийцев успели насладиться старыми традициями до того, как новые прочно вошли в их жизнь.

Что же такое тогда прибежища «новообращенных»? И кто такие женщины-тертиарии?

В те времена монахини, члены женских орденов, могли быть либо «новообращенные» – в этом случае их заключали в монастырь до смерти, – либо тертиарии – послушницы, носившие рясу и клобук, но жившие дома. Обычные «монахини по убеждениям» также заключались в монастырь, но пользовались куда большим почетом по сравнению с «новообращенными», монастырь для которых был специально построен в Валлетте возле Форта св. Эльмо. Это были по большей части раскаявшиеся проститутки, некоторые из них принимали монашество добровольно, другие – насильно, по определению Инквизиции. В их число попадали также и девушки, потерявшие невинность вне брака – не важно, добровольно или в результате насилия. Такое, например, случилось с Изабеллой, дочерью Катерины Виталь.

А кто такая Катерина Виталь?

Катерина Виталь была женой Этторе Виталя, неаполитанца, служившего Ордену св. Иоанна в качестве главного фармацевта. Они поженились лет через десять после Великой Осады (1565 г.) Этторе был человеком зажиточным, и после его смерти Катерина стала весьма состоятельной вдовой, молодой, относительно свободной и, вероятно, привлекательной. Каким-то образом она завоевала репутацию настоящей Мессалины и очень могущественной ведьмы. Ее обвинили в том, что она привораживает своих любовников и практикует черную магию. Может, в этом и была доля правды, только Катерина откупилась от преследователей своим состоянием, пожертвовав огромную сумму в благотворительное общество, занимавшееся выкупом христианских рабов из мусульманского плена. После этого жеста сама она была почти канонизирована, а ее дочь смогла покинуть монастырь и выйти замуж за какого-то итальянца. Только это совсем уже другая история...

* Фенката – традиционное семейное застолье с блюдом из кролика в основе меню
** Оказывается, мальтийцы уже в XVIII веке были готовы бунтовать, стоило им запретить на кого-нибудь охотиться. Прямо, как сейчас.

Вернуться к разделу "Аналитика"

Мальта



Rambler's Top100

© Мальта для всех 1998-2016
При перепечатке ссылайтесь на нас, пожалуйста!
RSS