Мальта для всех!
Malta
Мальта
МальтаАналитика

Мальтийская аналитика

30.05.2002

Мы Выиграем Выборы
Интервью лидера лейбористов Альфреда Санта, в котором он говорит о переменах, ожидающих Мальту

Лейбористы ушли от лозунга «Мальта – средиземноморская Швейцария», и теперь проповедуют идею партнерства. Отчего?

Никуда мы не ушли. Мы как раз и утверждаем, что концепция «Мальта – средиземноморская Швейцария» и есть идея партнерства, это просто разные аспекты одной и той же политики, которая совершенно ясно описывает идеальные отношения Мальты и Евросоюза. «Средиземноморская Швейцария» – это, так сказать, политическое описание, которое говорит только о том, что другая страна уже воспользовалась этой концепцией, и это выражается в ее современном устройстве, внешних связях, высоких показателях ВВП и стойком политическом нейтралитете. Швейцария совершенно адаптирована к внешнему миру и его устройству, и это и есть реализация идеи партнерства. Люди лучше понимают, что такое идея партнерства.

Получается, по-вашему, что люди не понимают концепцию «Мальта – средиземноморская Швейцария», а идею партнерства понимают?

Ну, это скорее вопрос упрощения некоторых идей, подгонки их под людское восприятие. Когда мы обращаемся к модели Швейцарии, то апеллируем к идее партнерства, успешно реализованной этой страной, и которую мы хотим реализовать тоже, и это партнерство должно быть основано на том, что Мальта не похожа по своим параметрам на другие европейские страны. Она не может быть вписана в стандартные рамки.

Представители партии националистов считают, что у Швейцарии получилось стать такой, какая она есть, благодаря очень сильной экономике, а у Мальты экономика слабая, и она не потянет. Что скажете?

Смешно, что об этом говорят националисты, которые, не считая последних 22 месяцев, находятся у власти с 1987 года. Они считают, что у нас слабая экономика? Похоже, они просто пытаются заронить в души мальтийцев страх перед будущим, и это их такая новая тактика запугивания. Они будут убеждать народ, что Мальта не выстоит в одиночку, без помощи ЕС, и им будут подпевать и Романо Проди, президент Еврокомиссии, и движение «ИВА», и все те, кто не верит в Мальту и ее силы.

Давайте спросим себя: сможет ли Мальта выжить и двигаться вперед, опираясь только на собственные ресурсы, находясь только в партнерских отношениях с внешним миром? Конечно, сможет!

А ведь лейбористов одно время тоже обвиняли в использовании тактики запугивания?

Да ведь именно лейбористами и пугали народ! Ведь политики-националисты стараются вступить в ЕС любой ценой, они паникеры. Некоторые про-правительственные депутаты уже и то начинают понимать, что вступление в ЕС не означает само по себе «хэппи энд» и панацею от всех бед. А их лозунги? «Голосуя против вступления в ЕС, ты выбираешь темноту». С ума сойти!

Так лейбористы использовали тактику запугивания или нет?

Каким образом?

В вопросе вступления в ЕС. Вы же пугаете, что вступление в ЕС для Мальты – настоящая катастрофа...

Что ж, в случае, если Мальта вступит в ЕС, ее экономике придется нести огромное бремя, на которое не рассчитана наша хрупкая социальная структура. Мальта – не Франция, не Германия, а микроскопическое государство, и подход здесь должен быть другой.

Как Вы думаете, как продвигаются переговоры по вопросу о вступлении Мальты в ЕС?

Об этом спрашивайте у правительства. Впрочем, я думаю, что со стороны Мальты все это протекает довольно убого: ЕС на них оказывает давление по массе вопросов, а они, разумеется, поддаются, и маскируют свои дипломатические неудачи здесь, у себя дома, при помощи пиара. Недоработаны вопросы перемещения рабочей силы, недвижимости, использования сельскохозяйственных земель – там царит просто бред и бардак.

Например, недвижимость: я тут слышал, кое-что странное происходит в информационном центре Мальта-ЕС: для продолжения переговоров правительство нуждается в определении понятия «недвижимость»... Они торопятся, они спешат и стараются побыстрее вступить в ЕС любой ценой, они некомпетентны, они делают уступки и ошибаются. А как они договорились по поводу сельского хозяйства! Это же совершенно противоречит интересам нации!

Представитель националистов депутат Майкл Френдо заметил, что, если мы не вступим в ЕС сейчас, то не вступим в течение ближайших 25 лет. Что Вы скажете по поводу этого заявления, Не считаете ли, что через 25 лет может оказаться слишком поздно?

Слишком поздно для чего?

Для вступления в ЕС, потому что тогда может быть слишком...

Да через 25 лет мы опередим всех соперников! Мы просто не будем к тому времени нуждаться в членстве этом!

Сколь значительно Ваше участие в Конвенции по будущему Европы?

Слушаем там огромный поток разноречивой информации: с одной стороны – выхолощенная информация, пропущенная через внутреннюю цензуру и поданная под определенным политическим углом, а с другой – масса живых сведений от людей, коорым небезразлично будущее Европы.

Насколько полезна эта Конвенция?

Это резонатор, в котором смешиваются и отражаются разные идеи по поводу сотрудничества и развития Европы. Люди пытаются найти возможности взаимопонимания и работать вместе. Вопрос, будет ли эта структура федеральной или межправительственной, и как она будет организована. Идут споры, крупные страны лоббируют свои интересы, масса идей поступает вне контекста.

И что, тон задают крупные страны?

Разумеется, они не допустят, чтобы хвост вилял собакой. Никакого консенсуса там ждать, конечно, не приходится: повторюсь, в лучшем случае это резонатор.

А какой-то итоговый документ будет принят?

Скорее всего, будет принято несколько итоговых документов, но их содержание будет зависить еще и от результатов работы Межправительственной Конференции.

Мальтийская партия лейбористов входит в состав так называемого объединения евроскептиков. У вас есть какое-нибудь контрпредложение или что-то подобное?

Да, мы вырабатываем разные идеи, предложения, но совершенно неформально... Там собираются евроскептики, еврореалисты, как они себя называют, и те, кто ратует за многообразие форм существования государств в Европе. Называется это Демократический Форум. Это некая сеть, объединяющая единомышленников, а не формальная единица. А что касается итоговых документов – будут они или нет – покажет время.

Касательно референдума по вступлению в ЕС: поскольку лейбористы его бойкотируют, значит ли это, что их предвыборная компания все-таки будет вращаться вокруг вопроса о вступлении Мальты?

Насчет референдума мы еще ничего не решили. Решим на партийном съезде. Мы считаем, что референдум – это инструмент сегодняшнего правительства, а при демократическом строе любая партия может исповедовать и проповедовать свои взгляды.

А избирательная кампания?

А избирательная кампания будет вращаться вокруг предвыборной программы. Среди прочего лейбористы предложат народу концепцию сотрудничества с ЕС.

Если партия лейбористов победит на выборах...

Партия лейбористов победит на выборах...

Ладно. Когда партия лейбористов победит на выборах, она, как Вы говорили недавно, не заморозит совсем переговоры о вступлении Мальты в ЕС, а просто отложит их на неопределенный срок. Вы не изменили еще своих воззрений?

Придет время, и мы это обсудим. Мы же будем заниматься не вступлением в Евросоюз, а развитием партнерских отношений с ним. Мы будем вести переговоры до тех пор, пока условия этого партнерства не окажутся для нас приемлемыми. Если что-то нас не устроит, будем разрабатывать и обсуждать заново. До тех пор, пока Брюссель не согласится на наши предложения.

Представители лейбористов не посещают политические диспуты на телевидении, такие, как программа Шарабанк, и другие. Вы не боитесь, что не сможете донести политическую программу партии до избирателей?

Мы не станем ходить на эти сумасшедшие программы, изначально совершенно субъективные. Они там тратят тысячи лир на освещение «замечательных» отношений Мальты и единой Европы. Все эти политические проекты изначально настроены против лейбористов и их идей. Мы не хотим своим присутствием поддерживать такие программы и делать вид, что все нормально.

Но вы же теряете аудиторию, избирателей. Ваша партийная телестудия Супер Уан стала совершенно безапелляционной со времени последнего съезда лейбористов. Все это уже похоже не на борьбу за избирателей, а на рупор твердолобых фанатиков.

Да не стала она безапелляционной. Она стала просто более эффективной, и, кстати, ее акции только выросли от этого. Это же нормальная линия поведения, когда твой политический противник стоит у власти. И, кстати, рейтинги у Супер Уан тоже выросли.

И все-таки ее смотрят одни твердолобые фанатики.

Да неправда это! Рейтинги выросли не потому, что ее смотрят фанатики, и не среди них. Любую передачу смотрят фанатики, но их не так много, как остальных людей, и именно за счет них рейтинги-то и растут. А по результатам этого роста можно судить: Супер Уан стал более эффективным каналом в смысле коммуникации.

То есть Вы верите, что идеи партии доходят до народа?

Не так, конечно, как нам бы этого хотелось – многие извращают наши идеи и мешают нам. Газета Индепендент, например, и кое-кто в PBS. Были случаи.

Что Вы думаете о приватизации Мальтийского Международного аэропорта? Что, по-вашему, было там сделано неправильно?

Приватизировали не только аэропорт, но и банк HSBC, и Малтапост, и другие крупные компании, и все приватизационные действия по всем трем объектам совершались с нарушениями процедуры. Приватизацию на Мальте можно назвать совершенно непрозрачным процессом, неясно, что происходило в этих компаниях. Никто сейчас не знает предпосылок, механизмов и результатов приватизации этих компаний.

А если лейбористы придут к власти, будут ли пересмотрены результаты приватизации аэропорта?

Все зависит от того, сколь далеко зайдет дело. Сейчас, в силу недостатка информации, невозможно сказать, что именно следует предпринять.

Что Вы думаете о проблеме безработицы? Некоторые говорят, она растет, другие – падает, и разные организации публикуют разные цифры...

Просто люди, участвующие в опросах, судят о проблеме безработицы в контексте собственных обстоятельств. Некоторые очень боятся потерять работу даже тогда, когда имеют ее.

Думаете, это большая проблема?

Разумеется. Правительство, со своей идеей вступления в ЕС, стремится к реструктуризации и преобразованиям, которые, по его мнению, будут достигнуты тогда автоматически. И неважно, какой ценой. И неважно, что нет четкого плана осуществления этих революционных перемен. Правительство думает, что со вступлением в ЕС Мальта научится ходить по воде. А людям важно в точности знать, что будет происходить, сейчас у них ощущение, что правительство не в состоянии командовать парадом, и даже не пытается этого делать. У правительства нет сейчас целостной, реальной политики.

А премьер-министр говорит, что это у лейбористов нет реальной и целостной политики...

А что он еще может сказать? Это его работа – говорить то, что он говорит. Однако, дерево познается по плодам... Кто командует парадом последние три года? Они пришли к власти с кучей обещаний, мол, отменят кучу налогов, добьются стабильности, сдвинут кучу дел с мертвой точки. Но ничего подобного они до сих пор так и не сделали. Налоги с 1998 года выросли на 240 миллионов лир ежегодно, экспорт снизился, частные предприниматели обеспокоены проблемой обналичивания денег... Так у кого здесь на самом деле нет реальной и целостной политики? У них есть только одна политика – вступить в Евросоюз, и точка.

Вот Вы заговорили о налогах. А что будете делать с НДС, если придете к власти?

Мы как раз решим это на общепартийном съезде, который пройдет до выборов. Но ясно, что одно из трех: или оставим все, как есть, или отрегулируем порядок исчисления НДС, или вовсе отменим его, а на его место введем какой-то другой налог. Однако, эта тема еще пока обсуждается.

А лично Вы что думаете?

А я не имею личного мнения. Я вижу все «за» и «против». «За» говорят о том, что НДС останется все-таки, поскольку люди не хотят, чтобы налоговая система менялась в четвертый раз на их памяти. Против НДС говорит тот факт, что с тех пор, как он был введен в 1995 г., экономика страдает, и растут проблемы с денежной наличностью. С 1995 г. дела идут все хуже и хуже.

А как Вы охарактеризуете последние два года, которые лейбористы были у власти?

Ну, тогда в принципе прогресса никакого не было вплоть до марта 1998 г. примерно, когда ситуация стала выравниваться и появились позитивные перемены. Мы тогда ввели таможенный и акцизный налог (Customs & Excise Tax), и через несколько месяцев получили в высшей степени обнадеживающие результаты. А потом у нас начались проблемы в парламенте. И все окончательно пошатнулось.

На первомайской демонстрации в этом году Вы впервые с 1998 года упомянули Дома Минтоффа по имени. Как Вы к нему сейчас относитесь?

Отчего же, я и раньше упоминал его имя при случае. Думается, когда вопрос стоит о том, чтобы уважать и почитать человека достойного, нет к этому у нас никаких препятствий. Прежде, чем он натворил дел в 1998 г., он сделал множество в высшей степени полезных для Мальты вещей.

Вы думаете, лейбористов поддерживает большинство населения страны?

Несомненно.

А как Вы это докажете?

А Вы пройдитесь по улице, поспрашивайте людей – любой скажет, что он думает о нашем нынешнем правительстве.

А что говорят опросы общественного мнения?

Все опросы в последнее время заказывает и финансирует партия националистов. Вот к ним за результатами и обращайтесь.

А националисты обвиняют лейбористов в растущей непримиримости...

Это потому, что им некуда уже отступать.

Что–нибудь Вы хотите добавить к уже сказанному?

Да. Мы должны заставить сдвинуться с мертвой точки нашу экономику. Мы не можем говорить, что все отлично, все у нас распрекрасно и замечательно сейчас – как это делают передовицы газет Таймс и Индепендент. Они говорят неправду. Мы должны урезать расходы правительства, должны упрочить туристический сектор, стимулировать экономические процессы, работать над сохранением окружающей среды. А нынешнее правительство не имеет понятия, как работать над этим. Оно слишком одержимо вступлением в Евросоюз.

Как думаете, удастся ли Европе заставить правительство Мальты изменить положение вещей?

Вот правительство наше как раз думает, что да. Европа скажет, как надо, выдаст инструкции, как жить и как себя вести согласно правилам ЕС. И если Мальта будет их выполнять, то попадет в ужасное положение: ситуация будет очень напряженной. Мальта не конкурентоспособна среди других членов ЕС. У ней особенная стать.

Сокращенный перевод интервью Альфреда Санта газете Индепендент.

Вернуться к разделу "Аналитика"

Мальта



Rambler's Top100

© Мальта для всех 1998-2016
При перепечатке ссылайтесь на нас, пожалуйста!
RSS